В. Граевский: Манеж и логика "этничности"

"Московская Кондопога" на Манеже стала яркой иллюстрацией того, к чему ведет на практике логика всеобщей этнизации. Обывательская реакция по принципу "ОНИ бьют НАШИХ", кажется, воспринимается, как нормальное и чуть ли не естественное явление почти что большинством общества – не только откровенными националистами и фашистами, но также самыми обычными людьми и даже теми, кто (очевидно по недоразумению) считают себя анархистами или антифашистами.

Представим себе нередкую ситуацию: одна уличная банда "наезжает" на другую, есть пострадавшие и даже убитые. Предположим, обе эти группы состоят из людей "славянской национальности". Все будут говорить о бандитах, хулиганах и т.д. А теперь представьте себе, что одна из них состоит из "чистокровных славян", а вторая – из людей какой-нибудь другой "национальности". Что бы там ни было на самом деле, второй случай будет воспринят современным российским обществом как этнический конфликт и вызовет почти немедленную поляризацию на "мы" и "они". Результат – еще больший всплеск этнической истерии и призывы защитить, наконец, несчастных "наших" – бедных, угнетаемых, преследуемых, обижаемых. Все это, разумеется, началось далеко не вчера, но, безусловно, усилилось за годы правления господ Путина и Медведева. За двухтысячные годы выросло новое поколение молодежи, которое в очень сильной степени заражено националистическими, патриотическими, этницистскими настроениями. Отчасти, это – следствие "Веймарского синдрома", отчасти – результат сознательной политики власть имущих (в том числе, воспитательной и образовательной). В ходе недавних дискуссий товарищи из media_com справедливо обратили внимание на простой факт: никто не рождается русским, украинцем, чеченцем, евреем и т.д., человек приобретает (или, к счастью, может и не приобрести) некую "этничность" или "национальность" в результате процессов воспитания и социализации. А эти процессы в современном обществе носят, естественно, авторитарно-буржуазный характер. Обретая "этническую принадлежность", человек обретает своих господ.

Кропоткин в книге о взаимопомощи писал о том, что древний человек воспринимал как людей только членов своего рода или племени. Лишь в отношении их он проявлял солидарность, со всеми остальными можно было обращаться, как с дикими зверями. По мере развития человечества чувство солидарности и взаимопричастности стало распространяться сперва на жителей своего региона, потом страны... Сегодня, как предсказывал мыслитель-анархист, наступает время, когда люди планеты Земля все больше ощущают себя единым целым поверх всех прежних этнических или национальных границ. Время – великий смешиватель, и оно работает хорошо и основательно. Сегодня любые попытки вернуться от этих тенденций к всечеловечеству назад к изуверскому родоплеменному эгоизму можно считать абсолютно и однозначно реакционными, враждебными делу освобождения личности человека.

Когда с таких позиций выступают открытые фашисты, националисты – с ними все ясно, хуже обстоит дело с такими "друзьями свободы", с которыми не нужно никаких врагов. Вот некие "антифашисты", которые на словах, конечно же, осуждают действия ультраправых на Манеже, но одновременно выражают понимание тем, кто пришел протестовать против разгула "этнической преступности". Полноте, господа, кого вы хотите обмануть? Вы утверждаете, что тысячи людей пришли просто проявить солидарность с жертвами хулиганских нападений? А где были эти тысячи, когда в Питере русские националисты зверски убили маленькую таджикскую девочку? Почему они не вышли на улицы? Не потому ли, что убитая принадлежала не к "их", к "чужому" этносу? Что это, как не самая обычная родоплеменная этническая логика, логика национализма?

Другие псевдо-анархисты продолжают с усердием, заслуживающим лучшего применения, оправдывать "народный сход" в Кондопоге, как якобы совершенно отличный от нынешнего Манежного буйства. Дескать, там все начиналось со здоровой народной реакции против бандитов, только вот "забывают" они припомнить, что жители Кондопоги стали собираться на этот сход, взбудораженные тем же этнонационалистическим кличем: "Чеченцы наших бьют". И тогда, и теперь в основе реакции толпы лежала все та же логика коллективной вины, коллективной ответственности: есть "они" (кавказцы), чужаки, и есть "мы" (русские).

Если уж вести речь о псевдо-анархистских "стыдливых националистах" то как, опять-таки, не вспомнить пресловутый МПСТ? Сегодня его представители заявляют о своем осуждении того, что произошло на Манеже, но разве не один из ведущих активистов этой организации (скрывающийся под ником "Эколог") написал в свое время скандальную статью "Я – русский, я – антифашист!"(http://paganantifa.ucoz.ru/publ/ja_russkij_ja_antifashist/1-1-0-50), в которой без обиняков приравнял к фашистам и врагам "русских антифа" космополитов и представителей "этнических меньшинств", которые угнетают и обижают этническое большинство в России – русских? В последнем случае мы видим стопроцентное созвучие тем мотивам, которые выплеснули тысячи националистов на Манежную площадь.

Некоторые "леваки" сетуют: ну, да, массы настроены во многом националистически, но другого народа у нас нет, с этими людьми нужно работать... Да, с людьми надо работать, но социально-революционная, социально-освободительная работа с несознательными людьми означает не потакание их капиталистическим, властническим или националистическим предрассудкам, не безумное стремление поиграть на чужом поле (стремление заведомо проигрышное, потому как националистический обыватель люмпен скорее пойдет за открытым фашистом, чем за вихляющим в сторону национализма леваком), но последовательное, упорное, настойчивое развенчивание на практике всех упомянутых предрассудков в развитии чувства солидарности поверх любых наций, народов  и этносов. Только в ходе реальной классовой борьбы угнетенные смогут перестать обращать внимание на различия в языках, цвете волос, глаз и кожи и вместе нанести удар по тем, кто их эксплуатирует. Ведь границы проходят на самом деле не между "народами " или "этносами", но между верхами и низами. С националистически настроенными люмпенами и босяками мы получим не социальную революцию, а кровавую межэтническую резню, где логика крови будет воспроизводить сама себя. На настоящую революцию люди будут способны только тогда, когда они, как говорил Дуррути, уже будут нести в своих сердцах новый мир.

В. Граевский

15.12.2010