Как борется анархо-синдикалистский профсоюз?

КАК БОРЕТСЯ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТСКИЙ ПРОФСОЮЗ 

Опыт работы испанской Национальной Конфедерации Труда 

САМОУПРАВЛЕНИЕ В БОРЬБЕ В ПУЭРТО-РЕАЛЕ 

 Конфликт вокруг судостроительного и судоремонтного комплекса в южно-испанском, андалусийском городке Пуэрто-Реаль разгорелся в 1986 г. Готовясь вступить в Европейское сообщество, правительство Испании, возглавляемое социалистами, приступило к широкой «реструктуризации» индустрии. Как и в случае, например, с российской угольной промышленностью, за этим словечком скрывалось намерение закрыть те предприятия или целые отрасли, которые, с точки зрения властей или частных предпринимателей, не приносили должного дохода и, тем самым, служили препятствием на пути «жесткой экономии» и «рыночных реформ». Так, на верфях намечалось сократить тысячи рабочих мест. Но эта попытка встретила ожесточенное сопротивление рабочих.

К моменту конфликта работники верфи Пуэрто-Реаля не имели работы около 5 лет. По планам правительства, верфь должна была быть закрыта как не приносящая дохода. В ответ вспыхнула стачка, сопровождавшаяся захватом предприятия.

Из 4 тысяч работников верфи 2 тысячи входили в официальные профсоюзы - просоциалистический UGT и «прокоммунистические» Рабочие комиссии. Эти вертикальные профцентры, имеющие освобожденных работников и получающие разнообразные субсидии от государства, были против радикальной борьбы. Но на верфях действовала и небольшая секция анархо-синдикалистского рабочего союза - НКТ. Эта организация не имеет никаких освобожденных работников, все ее активисты занимаются профсоюзной работой по окончании рабочего времени и не получают за это никакой оплаты. Решения в НКТ принимаются на общих собраниях, а участники ее конгрессов, конференций и секретариатов - всего лишь делегаты снизу, действующие строго в рамках наказов тех собраний, которые их направили. Такая структура не только не препятствует активной работе союза, но и помогает ей, придает ей радикальность и независимость от властей и предпринимателей.

НКТ придерживается принципа самоуправления не только в своей внутренней организации, но и в рабочей борьбе. «В течении многих лет накопления опыта и развития борьбы, продолжавшихся в Пуэрто-Реале, быть может, на протяжении 15 лет, мы пришли к форме организации, которая находится в состоянии постоянного диалога. Эта организация открывает возможности решения конкретных проблем вне парламентской арены. Наиболее важным я считаю то, что нам удалось создать структуру, предусматривающую проведение постоянных ассамблей (общих собраний). Иными словами, решение этого конкретного конфликтов осуществлялось людьми, непосредственно вовлеченными в него», - рассказывал активист местной НКТ Пепе Гомес.

Хотя членов НКТ на верфи и в городе было не так уж много, им удалось убедить работников предприятий и других жителей в необходимости самоорганизации борьбы. Руководство ею не сосредоточилось в профсоюзных комитетах и иных представительных органов. Все основные решения принимались непосредственно трудящимися на их общих собраниях. Характерно, что эти ассамблеи рабочих проходили независимо от функционеров официальных профсоюзов; предложения НКТ всегда принимались вопреки попыткам других профсоюзов, которым не удавалось добиться принятия своих предложений. То, что предложения НКТ принимались единодушно, было крайне важным аспектом этого конфликта.

По инициативе НКТ  каждую неделю проводились общие собрания рабочих на верфях Пуэрто-Реаля. «Каждый четверг мы захватывали офис одной из верфей на время с 7 часов утра до 3 часов пополудни. Когда верфь была слишком большой, мы могли только сооружать баррикады в нескольких ключевых местах. По окончании захвата мы защищали отступающих людей от полиции, отход прикрывали наши товарищи на одном или двух кораблях, вооруженные катапультами и другими вещами», - вспоминал Пепе Гомес.

Во время стачки в городах и селениях района еженедельно проводились и общие ассамблеи жителей. И каждый, кто был заинтересован в конкретной теме, будь он работником верфей или других предприятий, женщиной, ребенком, стариком, мог придти на эту ассамблею жителей, голосовать, участвовать в процессе принятия решений по интересующим его вопросам. Так была создана структура, резко отличавшуюся от той, какая характерна для политических партий и при которой решения принимаются наверху и спускаются вниз. «То, что мы делали в Пуэрто-Реале, было решениями снизу вверх», - говорили члены НКТ.

На общих собраниях принимались решения о конкретных мерах и формах борьбы, о проведении актов саботажа и прямого действия. Телефон отключался, вся провинция на целый день оставалась без телефонной связи.

Против мятежного городка были брошены ударные силы. Свыше 1 тысячи полицейских со всех концов страны были стянуты в Пуэрто-Реаль в попытке прекратить выступления. В ответ люди стали сооружать баррикады на окраинах города, не желая пропускать полицию. Люди бросали с крыш горшки, мебель, всякий хлам в полицейские машины. Они вступали в уличные бои с полицией. Железная дорога была также перерезана баррикадами, срублены телеграфные столбы. Когда город должен был посетить король, НКТ, чтобы привлечь внимание к конфликту, приняла решение блокировать дорогу и единственный мост, соединяющий Кадис с Пуэрто-Реалем - место, важное в стратегическом отношении. Чтобы король не смог проехать, были снова воздвигнуты баррикады.

В борьбе участвовали не только сами рабочие верфей, но и члены их семей, соседи, все, кто им сочувствовал. Вот рассказ одной из женщин, принимавших участие в движении в Пуэрто-Реале:

«Женщины начали участвовать в борьбе после того, как одна их них сказала, что нам всем предстоит работа, поскольку в четверг наши мужчины столкнулись с полицией и пострадали от репрессий на верфях, а СМИ называют их всех террористами. Эта женщина взяла на себя инициативу связаться с соседями и друзьями. В свою очередь, они завязали контакты со многими группами женщин и те стали каждый четверг демонстрировать с мегафоном, встречаться с другими сочувствующими женщинами... Мужчины были на верфях, куда женщины не могли проникнуть, а мы боролись в городе. По четвергам, когда мужчины переносили свою борьбу в город, мы вместе шли на демонстрации, и так мы быстро создали большую группу автономных и независимых женщин... Был избран координационный комитет из 6 женщин, но он не принимал никаких решений, только координировал. Решения принимались на ассамблеях по пятницам, там вносились предложения и проводились голосования... Мы начинали со 100 женщин и выросли до 500... Мы блокировали автодорогу... Большинство женщин было из семей рабочих верфей, однако некоторые - женщины из округи...».

Борьба рабочих верфей Пуэрто-Реаля была активно поддержана по всей стране. «Конечно же, мы получили очень большую поддержку от других организаций НКТ. По всей стране, от Галисии до Барселоны, проводились митинги. Поступала и экономическая помощь. Одна из самых важных, ключевых вещей в конфликте состояла в том, что НКТ была сильна в самом Пуэрто-Реале. Самая большая помощь поступала из самого города. Рабочие, занятые в различных отраслях..., поддерживали борьбу», - вспоминал Пепе Гомес.

После упорной многомесячной борьбы и непрерывных выступлений рабочим удалось одержать частичную победу. План закрытия верфей был оставлен. Предприятия получили контракт на ремонт судов, а позднее - и заказ на строительство экологических судов-катамаранов. Трудящиеся добились и существенных социальных завоеваний. Досрочно ушедшие на пенсию в 55 лет в течении 9 лет (до 64 лет) получили право на пенсии, полностью, на 100% привязанные к заработкам тех, кто продолжает работать, то есть с учетом всех повышений зарплаты в следующие годы. Удалось достичь более справедливого, солидарного и равномерного распределения труда: если работы не хватает, часть работников может работать в течении двух месяцев, а другие в это время не работают. Но все получат 100% зарплаты. После 2 месяцев к работе приступает следующая группа и т.д.

Возможно, рабочим удалось бы добиться и большего, скажем, не только остановки «реструктуризации», но и полной отмены ее. Но официальные профсоюзы UGT и «Рабочие комиссии» не желали проявления самостоятельности рабочих, которая к тому же портила политические и предвыборные расчеты их партийных шефов. И хотя некоторые рабочие стали выходить из этих профсоюзов и присоединяться к НКТ, профбоссы все же сумели прекратить стачку.

9 июля 1987 г. после последней общей ассамблеи, созванной секциями всех профсоюзов, НКТ приняла решение разорвать отношения с другими профцентрами, которые хотели подписать запланированное соглашение. НКТ намеревалась продолжать борьбу и подготовить всеобщую стачку во всей промышленной зоне Кадиса. На следующей неделе она созвала ассамблею с участием 1500 рабочих. Тем не менее, накал борьбы постепенно пошел на спад.

Но итоги борьбы рабочих верфей не ограничиваются непосредственным спасением нескольких тысяч рабочих мест. Была полностью изменена жизнь во всем районе, самоорганизация и самоуправление стали повседневной нормой в Пуэрто-Реале. Трудящиеся прекрасно поняли, что достижения - это результат их борьбы. В то время, как другие профсоюзы и рабочий комитет больше не хотели собирать ассамблеи, НКТ продолжала способствовать развитию самоуправления рабочих и жителей. Общие собрания - хотя и менее многочисленные - продолжались, и это НКТ считает самым главным результатом борьбы. «Наша роль состоит в том, чтобы организовать средства в защиту рабочих», - пояснял Пепе Гомес.

После 1987 г. НКТ пытается проводить ассамблеи в каждой смене на каждой фабрике. Каждую неделю люди из НКТ приходят в различные мастерские, фабрики, пользуясь утренним перерывом около 11 часов утра и обсуждают с рабочими различные насущные проблемы. Организуются городские ассамблеи жителей по различным вопросам (порой в них участвуют тысячи людей). НКТ работает также в поместьях и в сельской местности, проводя  ассамблеи на местном и на более высоком уровне.

НКТ способствовала становлению самоорганизованного социального движения в районе. Она старается показать в Пуэрто-Реале, что анархо-синдикалистский рабочий союз - это не обычный профсоюз, участвующий в производственных спорах, что он имеет и более широкие социально-политические цели. В результате удалось увязать различные конфликты, борьбу вокруг проблем образования, здравоохранения, культурных аспектов, движение против открытия нового курса обучения гольфу, против приватизации кладбища, против увеличения различных местных налогов. НКТ сумела организовать скоординированное движение по вопросам экологии, ведя борьбу против различных вышеупомянутых проектов. Удалось связать вместе 12 различных инициативных групп на местном уровне, которые были заинтересованы в этих вопросах - будь то повышение платы за обучению гольфу или приватизация кладбища.  НКТ постаралась обеспечить, чтобы эта организация, объединившая 12 инициатив, работала на основе консенсуса и ни одна из них не навязывала остальным своих особых представлений. Каждая могла предложить в повестку дня интересующие ее пункты и все они подлежали обсуждению. Нет никакого центрального контроля или руководящей группы, обладавшей властью над другими...

Но как же все-таки умудряется НКТ и вся система собраний-ассамблей действовать без функционеров и платных руководителей, вместо которых работают только делегаты? Бывало ли так, что кто-то из выбранных делегатов нарушал твердый наказ выдвинувшего его собрания (НКТ или общего) и поступал по собственной воле?

Нет, - отвечает Пепе Гомес. - «Если какой-нибудь делегат действует против решений, принятых на ассамблее, он будет отозван и исключен из нашего союза. Каждый делегат избирается на строго определенный срок - на 6 или 12 месяцев. Но, повторяю, ни одного пока не приходилось отзывать, поскольку ни один из них даже не пытался действовать вопреки решению ассамблеи».

Репрессии со стороны властей? В них нет недостатка. Пепе Гомеса и его товарищей несколько раз обвиняли в нанесении ущерба в размере 15-20 миллионов песет, их телефоны прослушивались. «Вот пример, происшедший в Адре далее к востоку вдоль побережья.  НКТ была обвинена в том, что несколько ее членов участвовали в вооруженном налете. Это было использовано для ареста членов НКТ и попытки разгромить профсоюз. С 1977 г., когда НКТ была легализована..., она была объектом самых разных провокаций и репрессивных актов, преследовавших цель уничтожить рабочий союз.

Однако мы стремимся к тому, чтобы любой насильственный акт или акт прямого действия совершался всем селением, самими жителями. Мы вовлекаем в действия все селение, весь город или всех людей, которых это затрагивает. Мы - не авангардная организация, ни один насильственный акт или акт прямого действия не делается в одиночку».

(Бюллетень «Новое рабочее движение». №2.

Февраль 1999 г.) 

 

БОРЬБА ПРОТИВ ФИРМ

ВРЕМЕННОЙ ЗАНЯТОСТИ

Одна из излюбленных стратегий капитала в условиях неолиберализма - это расширение системы негарантированной занятости. Вместо четких трудовых соглашений на длительный срок предприниматели навязывают работникам временные контракты, которые могут быть в любой момент расторгнуты. Нечего и говорить, что зарплата при такой системе намного ниже средней, а условия труда - почти рабские. Количество людей, вынужденных работать таким образом, год от года растет.

Товарищи из испанского анархо-синдикалистского союза НКТ уделяют все более пристальное внимание проблемам этих категорий трудящихся (среди них особенно много молодежи и иммигрантов). Так, они активно поддерживали забастовки и выступления рабочих - цыган и африканцев в Арагоне в этом году. Рабочий союз продолжает упорную кампанию против так называемых «предприятий временной занятости» (ЭТТ). Речь идет о своеобразных посреднических фирмах, которые как субподрядчики нанимают рабочих для временной работы на различных предприятиях (за это рабочий должен отдавать ЭТТ до 40% заработка). В 1997 г. через ЭТТ были вынуждены трудоустроиться 1,3 миллиона человек. НКТ организует по всей стране демонстрации и акции против этой легальной мафии. В Арагоне одна из таких контор была разгромлена рабочими. Предприниматель подал в суд на членов НКТ. Тогда в один прекрасный день активисты союза нанесли ему визит и доходчиво объяснили, что отделения по всей Испании имеет не только его фирма, но и НКТ. После чего поинтересовались, нужны ли ему еще неприятности. На заседании суда хозяин заявил, что ничего не помнит. Дело было закрыто... 

(«Прямое действие». №14. 1998–1999)

 

ПРЯМОЕ ДЕЙСТВИЕ ПРИНОСИТ УСПЕХ

Прямое действие - это непосредственное отстаивание трудящимися своих интересов, не прибегая к посредничеству со стороны государства, судов, политиков и официальных профсоюзов

Прямое действие - тот метод борьбы, за который выступает независимое самоорганизованное рабочее движение. Все решают не буржуазные законы, а соотношение сил между работниками и хозяевами. О успешности прямого действия свидетельствует и опыт испанской анархо-синдикалистской организации НКТ (испанской секции Международной Ассоциации трудящихся).

По сообщениям НКТ из Сарагосы (регион Арагон), фирма временной занятости «Флексиплан» (своего рода мафиозная контора, нанимающая работников на рабских условиях и предоставляющая их затем в «аренду» другим фирмам, присваивая при этом большую часть зарплаты) подала в суд на 2 анархо-синдикалистов. В ходе одной из акций против фирм такого рода эти товарищи обклеили ее фасад наклейками и листовками и расписали его надписями. НКТ Сарагосы призвала членов организации провести в намеченный день суда 8 июня демонстрации перед отделениями «Флексиплана» по всей стране и блокировать звонками телефоны и факсы фирмы. Но и этого не потребовалось! Представители НКТ «поговорили» с боссами «Флексиплана» и те предпочли не рисковать сохранностью своих отделений. Судебный иск был взят назад.

В Ла-Лагуна (Канарские острова) НКТ с помощью соответствующих «мер внушения» заставила другую фирму временной занятости «Лаборман» признать неправомерность увольнения одного из членов организации 

На строительном предприятии «Гуконса» в Гвадалахаре администрация уволила члена НКТ, отказавшись выплатить ему причитающиеся деньги. Как сообщила газета НКТ, его товарищи по организации «направились в офис этого предприятия и, не прибегая (...) ни к каким судебным процессам, с помощью различных мер давления  добились, наконец, того, что товарищу выплатили причитающуюся ему материальную компенсацию».

Конфликты между испанскими рабочими и хозяевами зачастую принимают острый и насильственный характер. 3 рабочих строительной фирмы Санчеса Ферреро в Саламанке, более 10 лет вынужденные работать в нечеловеческих условиях, в помещении без света и воды, и за мизерную плату, неоднократно пытались жаловаться на босса в суд, но не добились никаких результатов. Тогда они обратились в НКТ, и анархо-синдикалистский союз немедленно начал кампанию солидарности: они расклеивали и распространяли листовки, расписывали надписями здания и проводили еженедельные пикеты около стоянки фирмы. Хозяин нанял людей из мафии. 24 марта трое членов НКТ, раздававших листовки около стоянки, подверглись нападению мафиози-охранников. Товарищи вызвали подмогу, произошло столкновение, вмешалась полиция. После этого анархо-синдикалисты усилили давление на Санчеса Ферреро: в еженедельных демонстрациях стали участвовать по 30-40 человек, полицейские и охранники неоднократно провоцировали новые столкновения. Одному из товарищей были предъявлены обвинения в драке с полицейскими и с одним из наемников. НКТ призвала всех членов организации к актам солидарности с их борьбой в Саламанке.

(2001г.) 

ПРОТИВ «ТРУДОВОЙ РЕФОРМЫ»

С различными «реформами трудового законодательства» сталкиваются сегодня не только трудящиеся бывшего «Советского Союза». Почувствовав себя в силе, предприниматели и государства по всему миру перешли в решительное наступление на завоевания и права наемных работников. Повсюду в законы о труде вносятся изменения в духе неолиберализма. Речь почти во всех случаях идет примерно об одном и том же: продлении рабочего времени, навязывании трудящимся графика работы, угодного предпринимателю, расширении практики временных контрактов и негарантированной занятости, узаконении работы в плохих условиях, не соответствующих принятым стандартам, снятии ограничений на увольнения и т.д.

Национальная конфедерация труда (НКТ), испанская секция М.А.Т., ведет активную кампанию борьбы с нынешней реформой трудового законодательства. Это уже пятое изменение такого рода со времени смерти диктатора Франко. По всей стране организации НКТ проводят митинги протеста, расклеивают и распространяют листовки, в которых объясняют трудящимся смысл происходящего и призывают к сопротивлению. А 4 февраля 2001 г. испанские анархо-синдикалисты организовали манифестацию в Мадриде, в которой приняли участие около 3,5 тысяч человек. Демонстранты осудили «трудовую реформу», наступление хозяев и государства на наемных работников, действия реформистских, бюрократических профсоюзов, сговаривающихся с властями за спиной трудящихся, а также новые расистские «законы об иностранцах». Участники демонстрации призывали к прямому действию, самоуправлению и единству в борьбе.

Полиция постоянно провоцировала манифестантов, стремилась окружить их. Но попытка арестовать 2 участников марша не удалась.

За демонстрацией последовал митинг на площади Пуэрта дель Соль. Выступавшие критиковали действия официальных профсоюзов, государственные репрессии и расизм и выразили солидарность с членами НКТ, ведущими борьбу в различных фирмах. Участники почтили память товарища Эмилио Мехия, убитого в конце прошлого года в Мадриде при раздаче листовок против «трудовой реформы».

На многих испанских фирмах продолжаются трудовые конфликты, в которых самое активное участие принимают члены и организации НКТ.

Наиболее крупные масштабы приобрела борьба на транснациональной корпорации «Минит», владеющей по всей стране разветвленной сетью небольших лавочек-мастерских, которые на больших площадях и торговых улицах городов занимаются ремонтом обуви, изготовлением дубликатов ключей, проявлением пленок и моментальным изготовлением фотокопий. Трудовые отношения на этой фирме считаются своего рода моделью для нового тысячелетия. Они основаны на так называемых «японских» методах: промывке мозгов работников, внушении им своеобразной «этики предприятия», системе временных контрактов и обязанности работника выполнять на своем рабочем месте множество параллельных задач, что позволяет экономить средства и значительно повышать рентабельность. Уже в ходе специальных курсов по подготовке, которые многие сравнивают с психологической обработкой в некоторых тоталитарных сектах, будущие сотрудники приучаются проявлять абсолютную лояльность к фирме, обманывать клиентов и экономить на всем. Ритм труда и нагрузка, существующие на «Минит», расцениваются как каторжные. Работники говорят о практике трудовых соглашений, заключенных за спиной трудящихся и сопровождающихся значительным ущемлением их прав, о трудовых отношениях, основанных на преследованиях и страхе, о совершенно невыносимой эксплуатации.

Секции НКТ в различных отделениях «Минит» поддержали требования о распространении на ее сотрудников тех норм и гарантий, которые действуют в Испании в соответствующих отраслях. Тогда администрация прибегла к репрессиям. В Аликанте был уволен член НКТ товарищ Мариан, однако после многочисленных акций протеста в Валенсии и Аликанте руководство вынуждено было восстановить его на работе и уплатить компенсацию. В Мадриде в октябре работники «Минит» провели забастовку, протестуя против работы про воскресеньям, а делегаты НКТ выступили с разоблачениями плохих гигиенических условий на фирме. После кампании травли в отношении членов анархо-синдикалистского профсоюза руководство «Минит» в феврале 2001 г. уволило делегата НКТ Амелию Мартинес Мартин.

В ответ на предпринимательский произвол НКТ призвала к бойкоту «Минит» по всей стране, к посылке протестов и проведению различных акций. 10 марта была проведена первая из еженедельных однодневных стачек, объявленных НКТ на более чем 200 центрах фирмы по всей стране. В ней приняли участие 70% работников. После второй стачки 17 марта администрация вынуждена была уступить и согласиться на переговоры...

На телекоммуникационной фирме «Синтель» в Мадриде НКТ ведет борьбу против запланированного увольнения 1200 человек в связи с ее перепродажей. Работники «Синтель» уже многие месяцы организуют лагерь протеста в финансовом центре столицы, требуя выплаты им задолженности по зарплате за 7 месяцев.

Одно из важнейших направлений деятельности испанской секции НКТ - защита своих членов. В феврале 2000 г. туристическая фирма «Парадор» в Гранаде уволила анархо-синдикалиста Мигеля Гарсиа за то, что он участвовал в акциях солидарности, организованных НКТ в поддержку уволенного работника одного из ресторанов города. После массированного нажима на фирму ее руководство согласилось выплатить Мигелю компенсацию, но категорически отказывается восстановить его на работе. В феврале 2001 г. он провел голодовку протеста. Международная Ассоциация Трудящихся начала интернациональную кампанию в поддержку Мигеля Гарсиа, секции Интернационала направили протесты и пригрозили бойкотом туризма в Испанию. Конфликт продолжается.

Удачно разрешился другой конфликт такого рода в Паленсии. Фирма «Тальерес Исард» отказалась выплатить уволившемуся члену НКТ причитающиеся ему деньги. Члены организации в городах Паленсия, Вальядолид и Саламанка, где находятся отделения фирмы, не стали устраивать хождение по судам, как это нередко, к сожалению, делают и некоторые активисты НКТ (хотя бы и в поддержку акциям другого рода). Они начали кампанию протестов и бойкота компании по всему полуострову, приходили на отделения, агитировали работников и клиентов. В итоге фирма вынуждена была заплатить причитающиеся деньги. Паленсийская НКТ выразила свое удовлетворение, поскольку «еще раз было продемонстрировано, что единственный эффективный путь решения трудовых конфликтов - это прямое действие. Юридический путь и действие через посредников (государство, политиков, органы «социального партнерства», - прим. ред.) - не более чем тупик, отнимающий к тому же гораздо времени и средств, более долгий и мучительный и предполагающий согласие с посредничеством третьего лица. А оно принимает решения на основе законов, изданных в интересах предпринимателей и капитализма...».

Нам представляется, что в этих строках из заявления организации НКТ Паленсии содержится хороший урок, важный не только для Испании, но и для трудящихся бывшего «Союза»!     

(«Прямое действие». 2001. №18–19) 

ЗАБАСТОВКА ПО-АНАРХО-СИНДИКАЛИСТСКИ

Сто тридцать четыре дня продолжалась стачка уличных уборщиков мусора в андалусийском городке Томарес, близ Севильи. Это был один из самых длительных эпизодов классовой борьбы в сегодняшней Испании.

Конфликт вспыхнул еще в феврале 2002, когда группа рабочих-мусорщиков сочла, что с них довольно произвола администрации. Работники забастовали, потребовав, чтобы их бесправные временные контракты были заменены на постоянные рабочие места. Они добивались также повышения зарплаты, улучшения условий труда и признания своего рабочего союза, который входил в испанское анархо-синдикалистское объединение – Национальную конфедерацию труда (испанскую секцию Международной ассоциации трудящихся). Тогда, после 20-дневной забастовки, хозяева из транснационального концерна «Ферровиаль сервисиос» сдались. Они подписали соглашение о постоянных контрактах для работников и выполнении всех их требований.

Застигнутые врасплох боссы уступили для вида, но решили, очевидно, выиграть время. Через год выяснилось, что компания не выполняет соглашение. 17 марта 2003 секция НКТ решила вновь объявить стачку и обратилась за помощью ко всей конфедерации. Рабочие потребовали заключения постоянных трудовых контрактов, улучшения условий труда, сокращения продолжительности сменной работы, повышения зарплаты, предоставления оплаченных отпусков и больничных, наконец, признания рабочей ассамблеи в качестве высшего органа трудящихся. Они заявили, что любые правила и нормы, вводимые компанией, должны получить согласие ассамблеи.

На сей раз хозяева подготовились куда лучше. Борьба затянулась. Фирма уволила 17 рабочих и стала привозить на работу мусорщиков из соседней провинции Уэльва, которых использовала как штрейкбрехеров. Бастующие обсуждали и принимали все решения на общих собраниях – ассамблеях, без всяких чиновников или профбоссов (которых, к слову, в НКТ и нет). Они выставляли стачечные пикеты и ежедневно проводили акции протеста, ставя городок на уши. Каждое утро они являлись к ратуше и громко будили население. После обеда рабочие проводили демонстрации, блокады и шествия по улицам с громкоговорителем. Кроме того, организовывались протесты перед бюро компании, особенно в то время, когда там разгружались грузовики со штрейкбрехерами. Каждую неделю рабочие отправлялись маршем на Севилью, где также устраивали шумные акции (включая символический захват самого высокого здания в городе). Не обошлось даже без «оранжевых», карнавальных акций – например, публичного раздевания бастующих перед ратушей. В конце концов, шестеро рабочих начали голодовку протеста, которая наделала много шуму по всей стране.

По призыву трудящихся Томареса, к ним на помощь пришли анархо-синдикалисты со всей страны. Во многих городах Испании проходили акции солидарности с бастующими, организованные местными рабочими союзами НКТ. Демонстрации, пикеты и другие акции, направленные против отделений «Ферровиаль», происходили в Хересе, Нижнем Льобрегате, Бильбао, Пальма-де-Мальорка, Мадриде, Сарагосе, Вальядолиде, Севилье, Адре, Террасе, Валенсии, Альмерии, Доностии, Касересе, Фигересе, Саламанке, Ласарте, Леоне, Лериде, Кордове и других городах. Протесты были направлены также против государственных органов и отделений Социалистической партии, к которой принадлежит и «госпожа мэр» Томареса, энергично вставшая на сторону хозяев.

Поддержку рабочим Томареса оказало и мировое анархо-синдикалистское движение. Секции Международной ассоциации трудящихся направили протесты фирме «Ферровиаль» и властям Томареса, а также отделениям концерна в своих странах. Секретариат М.А.Т. предоставил бастующим помощь в размере 6 тысяч евро.

Борьба Томареса превратилась в символ анархо-синдикалистского сопротивления против капитала и государства. Трудящиеся были полны решимости идти до конца. И победили. После четырех месяцев тяжелейшей борьбы хозяева уступили. Они вынуждены были согласиться восстановить уволенных на работе и отменить все санкции против них, ежегодно повышать зарплату и доплату за ночной труд, выплачивать премию за работу с токсичными отходами, признать секцию М.А.Т. и права рабочей ассамблеи, полностью оплачивать простои по болезни и вследствие несчастных случаев, сократить продолжительность рабочих смен и предоставить дополнительный выходной день. Временные контракты формально не были объявлены постоянными, но компания, стиснув зубы, обязалась признать за нынешними работниками преимущественное право на продление контракта. Разумеется, выполнение этого (равно как и всех других обязательств) будет зависеть от бдительности и боевого духа рабочих, от активности анархо-синдикалистской организации трудящихся.

«Томарес сопротивлялся, Томарес победил», – заявила организация НКТ  Севильи. «Это был не просто очередной трудовой конфликт, – объяснил ее секретарь Антонио Марагес, – он поставил под вопрос саму официальную профсоюзную и государственную систему, от которой мы все страдаем... Андалусия – взрывная зона, которая долго может казаться спящей и сохраняющей молчание, но история показывает, что здесь локальные революционные взрывы приобретают широчайший эффект... Так этот конфликт небольшого коллектива трудящихся из небольшого севильского городка приобрел масштабы и размеры, удивившие всех». И, конечно же, доказавшие, что бороться стоит всегда: ведь тот, кто не борется, уже проиграл.

НЕТ «ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОМУ ТЕРРОРУ» 

«Предпринимательским террором» считают анархо-синдикалисты так называемые «несчастные случаи» на производстве, в ходе которых гибнут работники – жертвы презрения хозяев к вопросам безопасности труда. Классическим примером такой «классовой войны сверху» стал сравнительно недавний инцидент на шахте в Ростовской области, когда были засыпаны многие шахтеры.

Такое происходит, конечно, не только в России. 14 августа 2003 года в испанском городе Пуэртольяно произошел взрыв и пожар на нефтехимическом заводе компании «Репсоль». Шесть работников погибли, около полусотни были ранены. Все они не имели твердых рабочих мест, а работали на основе субконтрактов, то есть в наименее защищенных условиях. Ни одна из профсоюзных или партийных организаций не обращала внимания на вопросы безопасности на производстве в фирме. В ответ на гибель товарищей субконтрактники стихийно начали забастовку протеста. Они провели общее собрание и избрали комиссию, в которую не включили членов профсоюзов. Испанские анархо-синдикалисты из НКТ предоставили рабочим мегафон. Состоящий в НКТ работник был также избран в состав комиссии. Напротив, гнев против официальных профкомычей выразился в тычках и ударах, что заставило тех спешно ретироваться. И тут же поднять вой относительно «анархистского заговора».

Рабочие потребовали срочного принятия необходимых мер безопасности, расследования аварии и предоставления им твердых рабочих мест. Происходили многотысячные марши. Город Пуэртольяно бурлил. НКТ оказала полную поддержку требованиям трудящихся и всеми силами помогала их борьбе. К сожалению, профкомычам удалось расколоть ряды трудящихся. Они сговорились за спиной работников с хозяевами и властями и объявили о прекращении стачки.

Но протесты не успокаивались. За забастовками в сентябре последовала стачка в октябре, которая переросла в бессрочную. Вспыхивали столкновения между рабочими пикетами и полицейскими у входа на нефтехимический комплекс. Многие работники были ранены ментами. Члены НКТ стояли на пикетах бок о бок с трудящимися Пуэртольяно. Борьба распространилась уже на областной центр Сьюдад-Реаль. Наконец, 20 октября, после 11 дней непрерывной борьбы рабочие покинули баррикады. Они победили. Подписанное соглашение удовлетворило большинство из их требований.  

(«Черная звезда». 2003. №1)

И СНОВА ВЕРФИ И УЛИЧНЫЕ БОИ

11 декабря 2003 рабочие верфей в испанском городе Севилья проводили марш с требованием предоставить им работу. В 500 метрах от предприятия на демонстрантов напали части испанского ОМОНа, 14 рабочих были ранены. Профбоссы пытались уговорить демонстрантов покориться силе, но взбешенные трудящиеся поступили иначе: они дали полицейским достойный ответ. В стражей капиталистического порядка полетели камни и бутылки с зажигательной смесью. Столкновения переросли в уличные бои, которые продолжались в течение 5 часов.

Анархо-синдикалисты из рабочего союза НКТ, недавно создавшие отделение на севильских верфях, приняли активное участие в демонстрации и рабочем сопротивлении. На следующий день они распространили на верфях листовку, в которой разоблачали полицейское насилие и призывали к мощной демонстрации протеста на следующий день. 17 декабря они шли в рядах новой мощной манифестации трудящихся.

(«Черная звезда». 2004. №2) 

В начале 2004 года в испанской области Андалусии – в городах бухты Кадиса и Севилье – развернулись ожесточенные сражения между тысячами рабочих верфей и полицией. Рабочие требуют заключения нового коллективного договора с администрацией верфей, принадлежащих полугосударственной компании «Исар». Особый гнев вызывает трудовая политика компании. Она перевела большую часть рабочих на систему контрактов и субконтрактов, чем обрекла их на бесправие и систематические простои, что делает заработки нестабильными, а положение работников – неустойчивым. На призывы обеспечить твердые и рабочие места и гарантированные заказы владельцы ответили, что могут трудоустроить на шестимесячный срок лишь часть рабочих верфей в Пуэрто-Реале и Хихоне. И тогда грянул гром. Протесты вылились на улицы.

30 января ассамблея работников верфей в Пуэрто-Реале объявила двухчасовую забастовку с мирным перекрытием транспортного моста Карранса. Тысячи рабочих возвели на нем баррикады. На них обрушился испанский ОМОН, и в ответ в полицейских полетели болты и камни из рогаток. Рабочие подожгли баррикады. В ходе многочасовых столкновений имелись раненые с обеих сторон. Стычки вспыхивали и в других районах бухты (Сан-Фернандо и Кадисе), были повреждена линия высокого напряжения, остановились поезда. Шоссе были перегорожены пылающими баррикадами.

3 февраля, по решению рабочей ассамблеи, в Пуэрто-Реале вновь прошла двухчасовая стачка, за которой последовало перекрытие моста. Бои с полицией, подтянувшей бронетранспортеры, приобрели еще более упорный характер (ранены 40 полицейских и 9 рабочих). В Сан-Фернандо полицейские блокировали выходы с предприятия. Но когда силы полиции отошли, трудящиеся перешли в контрнаступление и на 4 часа перекрыли железнодорожную линию и шоссе. В Кадисе были построены баррикады и происходили упорные столкновения с ОМОНом. 

5 февраля после нового прекращения работы на два часа рабочие, как обычно, перекрыли мост в Пуэрто-Реале. Чтобы не дать жандармам остановить их по дороге, была создана специальная группа товарищей с радиотелефонами, которые отслеживали действия полицейских. На посту снова произошли столкновения, когда ОМОНовцы пытались разблокировать дорогу. Имелись раненые. Когда акция уже закончилась, рабочие узнали, что полиция останавливала их товарищей с другой смены у входа, проверяла документы, а одному из них угрожала оружием. Трудящиеся перекрыли движение по железной дороге и не пропустили 15 поездов на Кадис. Был блокирован мост и в Сан-Фернандо.

В Севилье в тот же день также прошла двухчасовая забастовка. Рабочие разделились на две группы. 500 человек отправились к передним воротам верфи, чтобы перекрыть подходы силам ОМОНа к шлюзам по единственной дороге в порту, другие 500 проникли к шлюзам с задней стороны и блокировали движение судов на время стачки. Столкновения с отрядами жандармов были жестокими. Стражи «порядка» обстреливали рабочих резиновыми пулями, использовали новый, сильнодействующий слезоточивый газ. Многие рабочие, включая двух активистов анархо-синдикалистского союза НКТ, вынуждены были обратиться в больницу. Атаки полиции отбивались с помощью камней, болтов, всего, что попадется под руку. Рогатки, с помощью которых в жандармов бросали тяжелые предметы, нанесли псам системы ощутимый ущерб. Не все коту масленица...!

После окончания акции трудящиеся вернулись на предприятие. Узнав об аресте одного из товарищей, работники верфи собрались на ассамблею и пригрозили полиции новыми акциями мести. Только добившись его освобождения, они разошлись.

На следующий день бунт продолжался. 2 тысячи сотрудников верфей Пуэрто-Реаля и смежных предприятий блокировали улицы города и шоссе на Кадис, воздвигли на дорогах баррикады и подожгли их. Уличные бои с полицией шли в течение 13 часов, после чего рабочие организованно отошли на территорию верфи. В Севилье производственный совет фирмы «Исар» (своего рода профсоюзный парламент) призвал трудящихся мирно сыграть роль статистов на организуемой им пресс-конференции. Но около 400 рабочих не подчинились профбюрократам и отправились перекрывать мост.

10 февраля в Пуэрто-Реале, несмотря на все возражения профбоссов против «вандализма», вновь состоялась двухчасовая стачка с перекрытием моста Карранса. И снова бои с ОМОНом и его БТРами. Полицейские проникли на верфь, и внутренние дороги на предприятии покрылись баррикадами. Утром 12 февраля, придя на верфь, рабочие обнаружили, что жандармы окружили предприятие, и немедленно отказались приступать к работе. По инициативе секции НКТ, они собрались на ассамблею. Были организован митинг протеста у здания администрации верфи и марш в центр Пуэрто-Реаля. 

В Севилье 17 февраля с утра вспыхнули столкновения между силами государственного «порядка» и рабочими «Исар». Они оказались самыми ожесточенными за все время, более 50 человек получили ранения.

Анархо-синдикалисты из НКТ приняли самое активное участие в рабочих протестах. У испанской секции М.А.Т. есть секции на верфях в Пуэрто-Реале и Севилье, в 1985 г. они сыграли ведущую роль в борьбе против планов закрытия кораблестроительных предприятий. И тогда, и теперь, анархо-синдикалисты выступали за непосредственное отстаивание рабочими своих прав – за прямое действие, без посредников, вождей и бюрократов. Они защищают принцип принятия всех решений о ходе и планах борьбы на суверенных общих собраниях работников. Организации НКТ положительно оценивают дни протеста, так как они позволяют укрепить узы дружбы и солидарности между людьми труда и понять, что только акции прямого действия могут принести успех.

На март 2004 г. намечены новые выступления: 24-часовая всеобщая забастовка на верфях и марш в центре Мадрида. Рабочие не собираются отступать и молча сносить издевательства хозяев. Ведь Испания – это не путинская Россия!  

(«Черная звезда». 2004. №3)

Организованная и борющаяся: CNT сегодня

Многие товарищи из CNT, принимая участие в конкретных сферах борьбы или просто сталкиваясь с людьми на улице при раздаче брошюр и листовок и т.п., слышат комментарии и оценки в адрес Конфедерации, которые свидетельствуют о разительном (сознательном или неосознанном) незнании теории и, прежде всего, практики анархо-синдикалистского профсоюза.

Так, с одной стороны, нас обвиняют в том, что мы не занимаемся представительством работников, что мы сектанты, что у нас не хватает прагматизма, что мы поворачиваемся спиной к проблемам трудящихся и систематически не способны договориться с другими коллективами. С другой, нередко и, очевидно, исходя из иных ощущений, нас обвиняют в том, что мы являемся реформистской организацией, слишком бюрократической, не способной модернизировать свои слова и речи или занять твердую позицию по многим вопросам. В некоторых местах нас даже считают испаньолистами.

Первых, тех, кто заявляет нам, что мы – профсоюз, который никого не представляет, следует попросить разъяснить, о каком представительстве они нам говорят... Если речь идет о том представительстве, которым занимаются менее мелкие профсоюзы и их комитеты предприятий, представительстве, пожалованном врагами рабочего класса (государством, хозяевами), – то да, о таком представительстве мы и слышать ничего не желаем! Мы отказываемся, как организация, представлять кого бы то ни было на подмостках так называемой рабочей «демократии». И отказываемся делать это индивидуально, как анархо-синдикалисты, поскольку наш профсоюз выступает за самоорганизацию трудящегося класса, вне всяких вывесок, и за организацию борьбы через профсоюзные секции и общие собрания, без делегатов, обладающих властью и привилегиями. И эта организация, CNT, о которой они говорят как о непредставительной и не обладающей профсоюзной мощью, действует практически во всех провинциях страны, служит примером борьбы и организованности для мирового анархизма и, что еще важнее, с каждым днем все более активна на предприятиях по всей стране, через свои профсоюзные секции и своих активистов. Она разрешает сотни конфликтов, разумеется, с позиции наших принципов, тактики и цели, – конфликтов, которые ежедневно затрагивают сотни трудящихся и несут улучшения для нашего класса. Не будем забывать и о том, что с помощью этой борьбы мы выковываем движение, способное день за днем  осуществлять задачу радикального преобразования общество на основе наших либертарных принципов.   

Тем же, кто, придерживаясь чересчур стереотипного взгляда на революцию, обвиняет нашу организацию в реформизме, мы можем ответить словами Майкла Альберта, который в № 242 «Тьерра и либертад» так объяснил, что такое революция: «Революция – это сумма побед, завоеванных пробудившимся населением, которое вносит фундаментальные изменения в структуры, определяющие общественные отношения; и одновременно – это процесс разработки новых свершений, их осуществления и, наконец, процесс, в ходе которого люди пробуждаются, приобретают информацию и организуются».

В этом смысле, мы ощущаем во всем, что здесь нет иной анархо-синдикалистской организации, помимо нашей, что мы – единственная революционно-синдикалистская организация в Испании. Мы говорим это не с чувством превосходства, но отвергая путаницу и более чем твердо веря в честность своих слов. При этом мы, мужчины и женщины, состоящие в CNT, отнюдь не считаем, что анархо-профсоюз воплощает весь иберийский анархизм. Совсем наоборот, нас радует, что организации, исторически вышедшие из-под рук CNT (как, например, ФАИ), продолжают участвовать в либертарной борьбе. Либо, как в случае с новой молодежной федерацией FIJA (Иберийской федерацией анархистской молодежи), появление организации можно приветствовать как еще один мотив для надежды на реорганизацию анархизма в масштабах полуострова. Мы приветствуем и образование коллективов, ассамблей и организаций анархистского характера или таких, которые, не называя себя так сами, придерживаются либертарных форм организации и борьбы. Но хотя мы считаем эти организации и коллективы близкими нашей борьбе, естественными союзниками в борьбе против капитализма и авторитаризма, нам не следует забывать о том, что у CNT есть собственная социальная тематика. И за нее можно вести борьбу на собраниях Конфедерации, вне рамок организаций, занимающихся работой в отдельных социальных сферах, не отрицая при этом значения таких организаций и приветствуя их работу в таких областях, как, скажем, борьба с репрессиями (хорошим примером этого служит Анархистский Черный крест). Но говоря о том, что CNT – это больше, чем просто профсоюз, чем одна из профсоюзных вывесок, мы заявляем, что с помощью нашей организации можно вести борьбу, на основе наших принципов и нашего федеративного устройства, за лучшее общество на всех уровнях. За общество без патриархата и репрессий, общество, живущее в гармонии с окружающей средой, общество без армий и войн, без родин и наций, общество, где все трудящиеся, независимо от своего происхождения, могут жить в мире.

По причине сказанного, нам остается ответить тем, кто упрекает нашу организацию в чрезмерном бюрократизме, что их утверждения – неправда. За их словами скрывается то, что они – против организации как таковой, не против нашей, но против любой анархистской организации. Мы же, анархо-синдикалисты, полагаем, что анархизм будет организованным, или его не будет вообще, что он будет классовым, анархизмом трудящихся – или же его не будет вовсе. Ведь в контексте неумолимой глобализации, единственный способ вести борьбу против капитализма – это федерация трудящихся, вплоть до мирового уровня (в М.А.Т.) и все большая координация их борьбы. И все это на основе организации с чувством ответственности, организации активистов, в которой люди живут в повседневной борьбе, и их становится все больше на всех уровнях (профсоюзном, социальном и культурном), в профсоюзных клубах, в атенео, но, прежде всего, в работе, на предприятиях.

Нас можно обвинять, в чем угодно, но реальность – вот она… И она подсказывает нам, что CNT участвует в конфликтах и присутствует в массе трудовых противоборств, сражаясь и демонстрируя солидарность всей Конфедерации и твердость своих активистов. Она – в «Mercadona», «Caprabo», «Clece», «BK», «Adsis», «Coressa», «Braselli», театре  «Ареналь», «Game», «Laya», «NT Consultores», в муниципалитете Адры, «Comes», на почте, в «Dibus», «Indra», «IB3», в коллегии адвокатов Малаги, в университете Сантьяго, на «Frape-Behr», в мадридских кинотеатрах, на «Seneca-IDM», в «Siempre Creativos», в городке Лебриха, в кордовских деревнях и т.д., и т.п. маленьких и крупных конфликтах, сопровождающих нашу профсоюзную борьбу снизу против негарантированной занятости, несчастных случаев на производстве и антирабочих законов, которые пытаются навязать нам политические партии и буржуазия. Н мы не можем забывать и о других сферах, где голос CNT хорошо слышен и необходим, как никогда. Это работа, делаемая нами ради восстановления либертарной исторической памяти: ее примерами могут служить исследовательские дни и памятные акты, – такие как организованные, среди прочих, профсоюзами, как в Кордобе и Кадисе, и региональными объединениями, как в Эстремадуре и на Канарах. Борьба против коммерциализации культуры и мафий, которые пытаются заглушить голос анархистов. Борьба, развернутая против приватизации медицины и образования в Мадриде. Инициатива, начатая нашим профсоюзом в университетах и институтах с тем, чтобы трудящиеся и студенты организовались за рамками профсоюзных и студенческих мафий (таких как Профсоюз студентов) и посмотрели в лицо реалиям, таким как «Болонский процесс» или летаргический сон студенчества. Антифашистская и антирасистская борьба всех активистов Конфедерации или организация либертарного ответа на тюрьмы и репрессии, чем, среди других, занимаются, на хорошо организованной основе, например, профсоюзы в Манресе, Корнелла и Малаге. А еще борьба против разрушения окружающей среды, которую ведут, к примеру, галисийские профсоюзы или профсоюз Конфедерации во Фраге (всего лишь один из примеров в этой области). И, конечно же, борьба в защиту захваченных зданий или борьба против национализмов и родин, посредством нашей ясной позиции или организации, помимо прочего, курсов эсперанто, как делает наш межпрофессиональный профсоюз в Хаене. К этому следует добавить бесценную и богатую культурно-просветительскую работу наших профсоюзов, которые не перестают организовывать лекции, презентации книг, видеофорумы или культурные дни, вроде тех, какие устраивают федерации Мадрида, Севильи или Гранады. Все это в стремлении поднять людей лицом к лицу и передать трудящимся голос и заботы CNT в отношении наиболее актуальных тем общественной реальности, будь то в сфере труда, культуры или политики. И все это – CNT.

Вот почему, помимо всякого самовосхваления, анархо-синдикалистский профсоюз идет к своему следующему конгрессу как организация живая и растущая, организация, в которой в час истины все активисты сплачиваются воедино и, что бы там ни говорили извне, внутренние идейные дискуссии происходят открыто. Позитивно то, что в Конфедерации идет этот процесс диалога, без всяких умолчаний. Однако мы настаиваем: это не значит, что мы должны почивать на лаврах или полагать, будто мы достигли достаточно. Напротив, мы должны построить еще более мощную организацию на всех уровнях, с большей способностью к ответу и борьбе. Ведь это единственный способ для анархо-синдикализма предстать реальной и революционной альтернативой тому хаосу, от которого страдает человечество по вине эгоизма капитала и его марионеток.

CNT-AIT Хаена

(«La Protesta». Organo de expresion de la Federacion Local de la CNT-AIT de Granada. Octubre-Noviembre 2009)

Перевод: В.Граевский

http://aitrus.info/node/541