Энрике Роиг-де-Сан-Мартин: Да, мы антипатриоты

Как позорное клеймо нам, анархистам, постоянно бросают в лицо словечко «антипатриоты».

Те, кто нас так называют, полагают, будто человек, который не кичится своим патриотизмом, – ненормальный, извращенец.

Ложь! Именно потому что анархисты способны тонко чувствовать, потому что они любят человечество больше, чем кто-либо другой, – именно поэтому они гордятся тем, что они – антипатриоты.

С глубокой древности раздирал человечество звериный вопль об отечестве. Он звучал в Восточной Азии и в Египте, в Греции и Риме, во Франции и в Испании... Чем занимались все эти патриоты повсюду, куда они посылали свои армии, чтобы раздвинуть границу? Устилали землю черепами и костями! 

Быть патриотом означает быть убийцей!

Пламенный патриот – это человек с руками, обагренными кровью, и с сердцем, полным злобы к себе подобным.

Нам говорят: тот, кто не любит родину, не любит свою семью, свою мать.

Снова ложь! Именно потому, что анархист не любят свое отечество, он может ощущать себя и черным, и китайцем, и французом, и любым жителем Земли. Именно жители Земли составляют его семью, и никакие религиозные и иные различия не могут оправдать бойню среди ее членов.

Именно потому что анархисты любят свою мать – Природу, единую прародительницу всех людей, они преклоняются перед ней и стремятся беречь, а не разрушать ее великое и чудесное творение.

А разве можно сказать то же о патриотах? Сколько раз мы могли видеть, как два человека из враждующих лагерей, рожденных на свет одной матерью, обращаются друг с другом как кровожадные звери  только потому, что они родились в разных местах и над их колыбелями развевались разные знамена? И сколько раз  сама Природа, щедро расточающая нам свои бесценные дары, видела, как ее самые мощные и утонченные творения гибнут под топорами патриотов или пожираются зажженным ими огнем? 

Если бы границы между странами были столь же естественны, как обрамляющие океаны песчаные пляжи, если бы, как рыба без воды, человек не мог выжить вне его собственной страны, тогда патриоты еще имели бы право на свое мнение. Они еще имели бы право на свои чувства, ведь человек не страдал бы тогда от невозможности переступить границы. Но ведь это не так! И поскольку патриотизм состоит в том, чтобы убивать людей и расширять владения деспотов, которые по собственной прихоти поделили между собой Землю, – есть ли основания для патриотического чванства?

Нет, и тысячу раз нет!

Мы, анархисты, стремимся соединиться прежде, чем нас натравят на себе подобных, как науськивают друг на друга изголодавшихся хищных зверей. Мы понимаем, что нет иного средства покончить с этим позором, кроме как разрушить наш нынешний образ существования. Мы соединяемся, чтобы, когда пробьет час, немедленно смести эту банду комедиантов, которая навязывает народу патриотический дурман и превращает людей в настоящие чудовища.

Вы, извращенные люди, политические спекулянты, знаете, что у нас, анархистов, нет отечества, как у любых людей труда. Прошли времена, когда вы могли гнать нас на убой, как стадо баранов. Бросьте вашу болтовню о родине – она никого не накормит!

Сегодня трудящиеся по-братски протягивают друг другу руки поверх границ. (…) Видя, как редеют ряды патриотов, мы, не устающие вести с ними борьбу, испытываем подлинную гордость, когда нас клеймят, как антипатриотов. 

Энрике Роиг-де-Сан-Мартин,
основоположник анархо-коммунизма на Кубе