Фёдоров А.: Метаморфозы мир-системы

Метаморфозы мир-системы
 
Шумпетер в одном из своих немногих наивных рассуждений настаивал на том, что нарушение нормальных отношений между государствами представляет собой негативное с точки зрения предпринимателей явление и [выглядит] социальным атавизмом. Возможно, Шумпетер придерживался такой позиции и не вследствие наивности, а по причине явного нежелания принимать экономическую логику ленинского «империализма». В любом случае, мне представляется вполне очевидным, что капиталисты относятся к войне так же, как к налогам, и это отношение зависит от тех или иных обстоятельств. Некоторые из них могут считать войну против Саддама Хусейна благом, сохраняющим им возможности для накопления капитала. Даже мировые войны выгодны капиталистам, особенно тем, кто служит победителям и находится далеко от передовой, а если говорить о поставщиках оружия, то даже независимо от того, какую из сторон они поддерживают.
Иммануил Валлерстайн
 
Мир, в котором все мы с вами живем – это единая система, можно сказать – своего рода единый механизм[1], все части которого действуют в тесной взаимосвязи между собой. Таким мир стал не сразу: раньше, по крайней мере, с начала развития древнейших государств, это были разного рода мир-экономики, которым на смену со временем пришла глобальная мир-система. Об этом много и подробно пишут гуру мир-системного анализа, такие как социолог Иммануил Валлерстайн, экономист и социолог Джованни Арриги, а также ряд других исследователей.
К слову сказать, исследования формирования современной капиталистической мир-системы интересны еще и тем, что демонстрируют как комплексное развитие капиталистических экономических отношений, с одной стороны, так и историческое развитие процесса того, что сегодня часто называют глобализацией, с другой. Дело в том, что находящееся постоянно на слуху слово «глобализация» является скорее политическим, нежели социологическим или экономическим термином, и, хотя оно порой оказывается емким и удобным для обозначения тех или иных явлений и процессов в современном мире, важно понимать его истинную смысловую нагрузку, а также то, что в действительности за ним стоит.
По сути своей глобализация – это перманентный глобальный процесс объединения планеты в единую систему этаких «сообщающихся сосудов», что включает в себя целый комплекс явлений: объединение рынков[2], формирование единой транспортной системы, а также развитие общемировых средств коммуникации. И в этом смысле, пожалуй, действительно можно говорить о том, что процесс глобализации превращает наш мир в одну большую деревню, вопрос только в том, к каким последствиям это может привести в будущем и какие эффекты вызывает уже сегодня.
Таким образом, мы получаем, что «глобализация» это не некое «естественное» явление (а потому трансцендентное человеческому бытию, что подразумевает собой этакое внекритическое существование), как выразились бы многие неолибералы, но, скорее, социально-экономическая и политическая тенденция в мировой истории. Глобализация – это не естественный процесс развития человечества, она является логическим продолжением существующих тенденций. При этом важно отметить, что такое явление как глобализации может иметь разную направленность и суть, и это, пожалуй, одна из наиболее важных вещей для ее понимания.
Здесь как с технологией, которые можно использовать как во вред, так и во благо[3]. Точно так же обстоит дело и с глобализацией. Те глобализующие процессы, которые имеют место сегодня, позволяют говорить и о неолиберальной глобализации, и о разного рода альтернативных моделях глобализации, среди которых есть и либертарно-коммунистическая модель, подразумевающая объединение человечества не посредством единого глобального рынка, или же всемирного государства, но путем тесного горизонтального переплетения хозяйственных, производственных и прочих структур всего мира, базирующихся на взаимном удовлетворении потребностей, а не на извлечении прибыли или укреплении власти.
Но это всё чисто теоретические вопросы мир-системы, нас же сейчас гораздо больше интересует то, какие тенденции мы можем наблюдать на сегодняшний день.
 
Мир как система
 
Если говорить о том, что представляет собой устройство капиталистической мир-системы, недолго впасть в конспирологические штудии: всюду глобальный капитал протянул свои хищные щупальца, и везде у него находятся свои люди, и нет тех заметных событий, которые не были бы связаны с его интересами. Но это не более чем раздувание воздушного монстра на пустом месте. В конце концов, речь идёт не о заговоре, тайных манипуляциях человечеством, теневом правительстве или чем-либо подобном. Все гораздо проще (и, вместе с тем, намного сложнее), чем может показаться излишне мнительным гражданам: современный мир – это глобальный капиталистический рынок, а разного рода правительства и руководства транснациональных корпораций – его многочисленные игроки, чьи интересы находятся в тесной взаимосвязи.
При этом все разговоры о том, что либеральный капитализм, объявший мир, способен принести человечеству мир, спокойствие и процветание – это не более чем миф: в мире весь двадцатый век шли войны (локальные и мировые, империалистические и религиозные), и нет причин ожидать, что они исчезнут в ближайшее время, скорее уж наоборот. Вопрос в другом – случится ли очередная Мировая война, или же мир все-таки смог извлечь уроки из прошлого и более не наступит на старые грабли.
Что урок усвоен, при этом говорить не приходится, так как имевшие в двадцатом столетии глобальные военные конфликты (а также Холодная война, сопровождавшаяся гонкой вооружений и региональными конфликтами, при активном участии ведущих мировых держав) были вызваны не банальной глупостью, но логикой межимпериалистических противоречий. Кроме того, согласно исследованиям Иммануила Валлерстайна, глобальные войны (а точнее – некий длительный период, включающий в себя череду военных конфликтов) имели место тогда, когда в мире происходила смена глобального гегемона[4].
К слову сказать, такое единство мира подразумевает, что невозможно изменить его часть, не изменив мир в целом. И отсюда же вполне логично вытекает, что СССР никогда не был социалистическим государством, но был именно капиталистическим (государственно-капиталистическим), будучи тесно интегрированным в единое мировое хозяйство. Этому способствовала и логика большевиков, восходящая к положениям К. Маркса о том, что капитализм самой логикой своего развития ведет к социализму и коммунизму, и что мир развивается линейно, то есть одна формация должна последовательно сменять другую, а такая смена возможна только в условиях максимального развития возможностей существующей формации. И потому все разговоры В. Ленина о «слабом звене» являются фикцией, тем более что сам он подчеркивал невозможность «перескакивания» из формации в формацию, минуя какие бы то ни было ступени.
В той же книге «Государство и революция» можно прочитать о том, что, споря с анархистами, Ленин утверждал, что: «Мы не “мечтатели” о том, как бы сразу обойтись без всякого управления, без всякого подчинения; эти анархистские мечты, основанные на непонимании задач диктатуры пролетариата, в корне чужды марксизму и на деле служат лишь оттягиванию социалистической революции до тех пор, пока люди будут иными»[5]. Казалось бы, речь идет о споре вокруг того, как именно должна происходить социальная революция, а не о том, должна ли она вообще происходить. В действительности имеет место утверждение о том, что анархисты хотят на месте старой системы отношений строить новую, разрушив старые отношения, а марксисты видят свою задачу в том, чтобы использовать старую систему для ее последующей трансформации в новую. Как ни посмотри на доводы Ленина, получается, что в любом случае социализм будет целью не революции, но именно что после революции. Лидер партии большевиков (вслед за  Марксом и Энгельсом) старался протолкнуть в данной книге мысль о том, что построение коммунистического общества будет происходить в несколько этапов и начнется с захвата власти, после чего будет формироваться «первая стадия коммунистического общества» - социализм, а уже только потом, собственно, и сам коммунизм, который должен будет со временем стать безгосударственным. Примечательно здесь еще одно ленинское утверждение из той же книги: «Выходит, что не только при коммунизме остается в течение известного времени буржуазное право, но даже и буржуазное государство - без буржуазии!»[6] Вот и вопрос, логично отсюда следующий – о каком социализме, и уже тем более коммунизме, вообще идет речь, если подразумевается сохранение (пусть и на время, и только по необходимости) буржуазных отношений? Логично предположить, что все это было чистой воды демагогией, направленной на завоевание политических очков в качестве радикального теоретика (и цель эта была достигнута). 
Последующие годы только подтвердили: ничего принципиально нового большевики создать оказались не в состоянии. Сначала был введен НЭП, затем установлен диктаторский (тоталитарный) режим И. В. Сталина, а после Второй мировой войны, в которой СССР выступил вполне заурядной империалистической державой, буйным цветом расцвело социальное капиталистическое государство, мало чем отличавшееся от своих Западных аналогов. «Буржуазное государство без буржуазии», о котором писал Ленин, апеллируя к авторитету Маркса, действительно было создано, вот только ни с коммунизмом, ни с социализмом оно не имело ничего общего: вместо частных капиталистов, в СССР существовала бюрократия, а государство выступало в качестве главного и единственного капиталиста. Так и получилось на выходе – государственный капитализм (с элементами феодализма), и ничего другого.
Среди прочего, логика мир-системы подразумевает взаимоподдержку в рамках своего существования (и для своего существования) своих отдельных составных частей. Причем речь идёт, в том числе, о том, что никто не имеет права слишком сильно выбиваться из общего ряда, по крайней мере, в военном отношении (ведь экономическая гегемония – неотъемлемая черта капиталистической мир-системы). Безусловно, претенденты на мировое господство были всегда, однако же такие выскочки всегда встречали коллективное противодействие. Это как раз и объясняет причину того, что вчерашний союзник может легко стать врагом, и наоборот: Россия то является союзников Британии (Наполеоновские войны), то врагом (Крымская война), то – снова союзником (Первая и Вторая мировые войны), то снова врагом (Холодная война). Чистой воды геополитический интерес, никакой мистики или коварной непостоянности. Политика, просто политика.
 
Смена вех?
 
В своей книге «После либерализма», 1995 года Валлерстайн утверждал, что Соединенным Штатам недолго осталось существовать в качестве мирового гегемона. Он отводил им порядка 25 лет. Со своей стороны Джованни Арриги писал в своей работе «Адам Смит в Пекине» о том, что на смену США уже вовсю устремился Китай.
Здесь интересно то, что если Валлерстайн пророчит коллапс либерально-капиталистической мир-системы (что для него во многом связано с крахом «социалистического лагеря» и СССР, которых он считал важнейшей легитимирующей опорой мирового либерализма[7]), то Арриги пишет более взвешенно, рассматривая две возможные перспективы: рост могущества Китая и его внутренняя стабилизация, или же, наоборот, нарастание внутренних противоречий в Поднебесной[8], что может иметь разные последствия, в том числе и стабилизацию на неопределенный срок положения США в качестве гегемона на мировой арене.
Понятно, что США, будучи единственной на сегодня сверхдержавой, заинтересованы в сохранении своего могущества и упрочении своих позиций, а потому приложат максимум усилий для того, чтобы избежать складывания с себя короны. Тем не менее, длящийся уже несколько лет мировой финансово-экономический кризис все более усложняет жизнь мировых финансовых и политических элит. Ну а учитывая постепенное исчерпание планетарных запасов нефти и газа, этих на сегодня важнейших источников энергии (нефть иногда даже называют кровью современной экономики), а также проблемы с экологией, связанные, в том числе, с глобальным изменением климата[9], можно смело говорить о том, что глобальные экономические противоречия нарастают с каждым днём.
Как представляется, именно перманентная борьба за власть и влияние, за экономическую прибыль, а также, и во многом, нарастающие межгосударственные противоречия в связи с борьбой за энергетические ресурсы, лежат в основе так называемой «Арабской весны» 2011 года.
Вовсе не желание народами социальных преобразований в сторону большей эгалитарности (к сожалению) стоят за прокатившимися бунтами и мятежами, но борьба США, Франции и ряда других Западных государств за контроль над регионом. Причем во многом борьба эта ведется даже не с действовавшими местными режимами, но с исламскими фундаменталистами, как потенциальными властителями арабского региона. Дело в том, что последний всемирный финансово-экономический кризис, да и история неолиберализма в целом, толкают многих людей на поиск возможных альтернатив существующим порядкам. И такую альтернативу многие из них находят в радикальных религиозных течениях, и конкретно – в радикальных разновидностях ислама[10], если мы говорим об арабских странах.
Ливия, Египет, Сирия – это всё не более чем звенья глобальной цепи борьбы за влияние. Конечно, были в этих событиях и социальные моменты, но это была мизерная, можно сказать – маргинальная – составляющая, за исключением разве что Туниса. В последнем, правда, хотя восстание против режима Бен Али и было вызвано ростом бедности и безработицей, по сути все ограничилось банальной сменой режима.
Спустя несколько месяцев ситуация в Тунисе не сильно изменилась: продолжаются протесты, проблемы, вызвавшие свержение прежнего режима, остаются, постепенно поднимают голову исламские фундаменталисты[11]. Ну а Франция и США ведут свою игру за влияние в стране[12]. Таким образом ситуация остается крайне сложной и далекой от действительного решения тех проблем, которые вызвали декабрьско-январские события.
В Египте свержение режима Мубарака и вовсе было инициировано местными «оранжевыми» - «Молодежным движением 6 апреля», чья тактика, равно как и эстетика явственно перекликается с «оранжевыми» в других странах, таких как «Отпор» в Сербии, «Кмара» в Грузии, «Келкел» в Кыргызстане и др. При этом, хотя Мубарак и был союзником США, последние готовили его свержение, как они уже свергали ранее дружественные режимы, такие как правительства Нго Динь Дьема в Южном Вьетнаме или Саддама Хусейна в Ираке. Достаточно вспомнить о том, как США вкладывали годами деньги в египетскую оппозицию – порядка 1,5 млрд. долларов, из которых 1,3 млрд. шли военным, и что в конечном итоге обеспечило лояльность пассивных военных при свержении Мубарака[13].
Причем реальным результатом египетского восстания оказалось воцарение в стране военной диктатуры, в стране было введено чрезвычайное положение, а акции протеста оказались вне закона. Подняли голову радикальные исламисты, такие как «Братья мусульмане».
Ливия и вовсе являет собой поле противостояния, с одной стороны, диктаторского авторитарного режима Муаммара Каддафи, с другой же стороны – реакционных бунтовщиков, часть которых выступает за восстановление в стране монархии. Мятежников активно поддерживает ряд Западных государств, в числе которых активную роль играет Франция, чей президент Николя Саркози, к слову сказать, в свое время получал часть денег на проведение своей избирательной кампании от того же самого Каддафи, о чем сообщалось в СМИ со ссылкой на сына ливийского диктатора[14].
Вообще говоря, практика инспирирования «цветных революций» зарекомендовала себя настолько, что ведущие круги США стали все активнее развивать данное внешнеполитическое направление, наряду как с экономическим подчинением[15] себе тех или иных государств и военным принуждением к «партнерству»[16], называемое в демагогических целях «демократизацией».
Речь, конечно же, вовсе не идёт о том, что США – это некая «Империя зла». Вовсе нет. США на сегодняшний день – единственная сверхдержава, и потому именно они в первую очередь заправляют международной политикой. Но это вовсе не означает «безгрешность» других государств. Дело просто в том, что действия США наиболее заметны, тем более что мы говорим в данном случае о капиталистической мир-системе, а США в ней на сегодняшний день являются центральным звеном.
В этой связи интересно посмотреть на ситуацию в Китае, особенно учитывая тот факт, что данная страна является на сегодня главным претендентом на смену Соединенных Штатов у руля мирового господства. Дело в том, что хотя китайское государство и укрепляет год от года свою экономическую и военную мощь, внутриполитическое положение страны крайне нестабильно – ежегодно происходят тысячи, десятки тысяч массовых акций протеста[17], часть которых сопровождается столкновениями с полицией. Положение миллионов китайцев является бедственным[18], экологии наносится серьезный ущерб[19] вследствие ускоренного индустриального развития.
При всём при этом у власти страны находится коммунистическая партия, что является, конечно же, не более чем фасадом, в том смысле, что Китай, как прежде СССР и страны Восточного блока, как Куба – страна с государственно-капиталистической экономикой и является вполне полноценной частью мир-системы Капитала. Вопрос здесь во многом в символичности названия правящей партии и, соответственно, в тяге части местных элит и населения к более «свободному» типу капитализма – капитализма «западного» типа.
Интерес же США и НАТО, само собой, заключается вовсе не в установлении в стране демократического, «справедливого», государства, что-де принесет довольство и процветание миллионам и миллионам китайцев, но в банальном устранении своего главного конкурента на мировой арене.
Процесс перехода Китая от государственно-капиталистической к неолиберальной модели общественного устройства становится все заметней: ряды компартии стремятся покинуть миллионы китайцев[20], чему активно способствуют западные либеральные организации[21], причем действующие в тесном сотрудничестве с религиозной сектой Фалуньгун[22].
Получается, что США в Китае стараются всеми силами укрепить оппозицию официальным властям, опираясь на этаких местных «оранжевых» религиозных сектантов, дабы не позволить Поднебесной сменить их у руля мир-системе. И так же понятно, что недовольство в Китае более чем обоснованно, а потому и ставка на «либерализацию» Китая по восточно-европейскому образцу вполне может иметь успех. Но это, опять-таки, вовсе не предрешено: не менее вероятно и то, что со сменой правящих верхов Китай все равно отодвинет через какое-то непродолжительное время Соединенные Штаты на второй план. Ну и, кроме того, нельзя исключать (пусть вероятность и является крайне низкой) и возможность того, что КПК будет сброшена со своего пьедестала не в интересах США и неолибералов, но в интересах собственного трудового народа КНР.
 
Логика мир-системы
 
После всего выше рассмотренного хочется подвести краткий итог, а также отметить ряд положительных моментов, связанных с ситуацией в современном мире, а так же высказать напоследок несколько соображений относительно возможных перспектив ближайшего будущего либерально-капиталистической мир-системы.
Как можно видеть, наш сегодняшний мир представляет собой единую систему, все части которой тесно взаимосвязаны. И причиной этому служит не какой-нибудь всемирный (теневой) заговор, или божественное проведение, но чисто экономическая логика, наложенная на постоянно развивающиеся средства коммуникации. При этом не приходиться согласиться с тезисом Негри и Хардта об «Империи»: мир хотя и является единой системой, Империей в их смысле[23] все же пока еще не стал, хотя и есть определенные поползновения в данном направлении[24].
События в арабском мире, вся эта очередная «весна» и «революционный праздник» на поверку оказывается этаким мифом леваков в духе Сореля: революций на самом деле нет, во много как раз скорее наоборот, точнее – откат назад в интересах США и / исламистов и монархистов. Есть, конечно, в этих событиях и социальная составляющая (прежде всего в Тунисе, а также, но в меньшей степени, в Египте), но она играет далеко не первую скрипку.
Сложная ситуация складывается вокруг Китая в связи с его возможным приходом на смену Соединенным Штатам в качестве гегемона: множество акций протеста в совокупности с ростом влияния секты Фалуньгун, которой помогает неправительственная организация со штаб-квартирой в США, что сходно с участием подобных неправительственных организаций в организации цветных революций и оппозиционных («оранжевых») движений в таких странах как Украина, Грузия, Сербия и др.
При всем при этом важно отметить, что, хотя либерально-капиталистическая мир-система и глобальна, но она всё же не тотальна. То есть, хотя «око власти»[25] и следит день за днем за обществом и его отдельными представителями, оно пока еще не стало «Большим братом» Оруэлла из его антиутопии «1984». Это подтверждают недавняя всеобщая забастовка в Боливии, организованная профсоюзным объединением Боливийский рабочий центр, остановившая наступление в стране неолиберализма[26], политику которого проводит любимый некоторыми леваками Эво Моралес; протестное «движение 15 мая» в Испании[27], охватившее сотни тысяч жителей страны, и подавшее пример другим странам, таким как Израиль, где также сотни тысяч человек вышли на улицы в знак протеста против мер жесткой экономии[28]; а также референдум в Словении, в ходе которого 72% населения страны высказались против проведения неолиберальной пенсионной реформы[29]. Да и в тех же Соединенных Штатах растет недовольство населения социально-экономической ситуацией в стране[30].
Говоря же о ближайших перспективах нашей мир-системы вкратце обрисую свое видение ближайшего будущего (его вариативной ситуации).
На мой взгляд, ситуация в нефтегазовой отрасли, а также углубление финансово-экономического кризиса ведут человечество к возможной мировой войне[31]. Она вовсе не является неизбежной, но ее вероятность вытекает из сложности межимпериалистических противоречий, серьезных проблем в экономиках многих стран, что во многом связано с текущим мировым финансово-экономическим кризисом, а также потенциального исчерпания основных энергетических ресурсов (нефти и газа) в течение ближайших десятилетий[32], проблем с продовольствием и экологией во многих регионах мира.
При этом основанная проблема заключается в том, какие последствия может вызвать в дальнейшем текущий кризис. Дело в том, что если он затянется и углубится еще больше, то его уже с полным правом можно будет считать новой всемирной Великой депрессией, а это уже, исходя из истории 1930-х гг., говорит о наиболее мрачном варианте: всё более резком росте националистической истерии, тенденции к утверждению в различных странах диктаторских режимов[33], а также нагнетанию военной истерии и прямом пути к мировой войне. В случае же, если кризис все-таки будет преодолен в ближайшие год-два наиболее вероятными мне представляются два варианта: либо, всё равно, мировая война, которая приведет к возрождению антикапиталистических движений (в том случае, если человечество не самоуничтожит себя в ходе тотального вооруженного конфликта с массированным применением оружия массового уничтожения), либо войны так и не произойдет, и ситуация в мире более или менее стабилизируется, хотя националистическая истерия и усилится, а акции протеста окончательно войдут в наш повседневный «быт». При этом, правда, о реальном росте антикапиталистических настроений говорить не приходится – скорее уж это будет массовое протестное движение, мечтающее о возвращении мира к кейнсианской экономике, к которой, как мне кажется, мировые элиты вовсе не собираются возвращаться и сделают это только в том случае, если им это будет навязано силой. Ну а антикапиталистические, анархистские настроения максимум – перестанут быть уделом маргиналов, но править бал в протестных движениях по-прежнему не смогут.
Ну и, не случись мировая анархистская революция – а ее вероятность при всех раскладах практически равна нулю на сегодняшний день (в случае резкого роста антикапиталистических настроений по каким бы то ни было причинам, эта вероятность сильно возрастет, но, не более того), – Китай все же почти наверняка сменит США на ниве мирового господства.
 
Фёдоров А.
19-22.09.2011

 

Примечания:


[1] Или можно сказать – организм. В данном случае это не принципиально, и даже не вопрос методологии и терминологии, так как речь идет не о механическом или биологическом понимании Вселенной, но о том, что наш мир является единой системой, все (или почти все) части которой взаимосязаны.
[2] Французский историк, основоположник мир-системного анализа, и один из ярчайших представителей школы Анналов, Фернан Бродель считал, что развитие капитализма разрушает рыночную экономику. Данная оценка мне представляется ошибочной, так как рыночные экономические отношения являются ключевым фактором функционирования капитализма и при этом выходят далеко за его рамки. В пользу того, что капитализм вовсе не разрушает рынок, говорит и история неолиберализма, идущая, по меньшей мере, со второй половины 1970-х гг. В конце концов, рыночные отношения при капитализме – это сложная система равновесия между протекционизмом и свободными рыночными отношениями, кейнсианством и монетаризмом. Причем это равновесие всегда порочно по своей сути, вызывая либо ограбление и обнищание населения, либо развитие наркомании потребительства (это если ограничиться чисто экономической оценкой), что способствует разрушению экологии планеты и стремительному исчерпанию природных ресурсов. Впрочем, по сути, потребительская наркомания и ограбление всегда соседствуют, что наглядно демонстрирует история мира после Второй мировой войны. В частности, современные Соединенные Штаты, с одной стороны, строят свою экономическую систему на ограблении стран Глобального Юга, с другой, внутри самих США процветает нищета и бедность: по данным на конец 2010 года, в этой стране, при общей численности населения в 313,2 млн. человек, количество лиц, живущих за чертой бедности, достигло 46,2 млн., и их количество продолжает увеличиваться. (Ведомости 14.09.2011; Русская служба БиБиСи 14.09.2011)
[3] Букчин М. Мы – зелёные, мы – анархисты. http://avtonom.org/old/lib/theory/boukchin/greens.html?q=lib/theory/boukchin/greens.html.
[4] См.: Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. – СПб.: Издательство «Университетская книга», 2001. С. 95-107.
[5] Ленин В. И. государство и революция: Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции // ПСС. Т. 33. - М.: Издательство политической литературы, 1974. С. 49
[6] Там же. С. 99
[7] Валлерстайн И. После либерализма. – М.: Едиториал УРСС, 2003. С. 225.
[8] См.: Арриги Дж. Адам Смит в Пекине. Что получил в наследство XXI век. – М.: Институт общественного проектирования, 2009 г.
[9] Изменения были всегда, вопрос же на сегодня заключается в том, что изменения в последние 100-200 лет были значительно ускорены в связи с развитием индустриальной цивилизации. То есть антропогенный фактор, в его либерально-капиталистической, индустриальной мир-системеной ипостаси, явился катализатором столь стремительных изменений климата, что, с одной стороны, человечество попросту не успевает среагировать достаточно оперативно на происходящее, а, с другой, эти изменения влекут за собой непредсказуемые последствия.
Безусловно, история уже знала неоднократные циклы оледенения и таяния ледников, однако же на сегодняшний день речь идет об ускоренных процессах нарастания энтропии, ведущих к преждевременным изменениям климата ускоренными темпами. (См.: Рамсторф Ш., Шельнхубер Х. Й. Глобальное изменение климата: диагноз, прогноз, терапия. – М.: ОГИ, 2009.)
[10] Причем интересно то, что периодически можно услышать и о возрождении христианского фундаментализма: в США и России, в первую очередь.
Кроме того, совершивший 22 июля 2011 г. двойной теракт, жертвами которого стали 77 человек, и около ста получили ранения, норвежский ультраправый террорист Андерс Брейвик, хотя и не был христианским фанатиком, но его официально изложенные мотивы, по меньшей мере, заигрывают с религиозными чувствами европейских христиан (Андерс Брейвик и «новейшие правые». http://aitrus.info/node/1589).
[12] Восстание подорвало влияние Франции, поддерживавшей Бен Али, а США наоборот набрали политические очки, поддержав новое правительство.
[13] «Оранжевая революция» в Египте? http://aitrus.info/node/1344.; Рауль В. Анализ событий в Северной Африке. http://aitrus.info/node/1365.; Wikileaks опубликовал компромат на египетских военных и оппозиционеров: http://www.trust.ua/news/39871.html.; U.S. GroupsHelpedNurtureArabUprisings // TheNewYorkTimes 15.04.2011.
[14] Сын Каддафи рассказал о финансировании «клоуна Саркози». http://lenta.ru/news/2011/03/16/thisclown/;    Gaddafi to Sarkozy: «give us back our money». http://www.euronews.net/2011/03/16/gaddafi-s-son-calls-the-libyan-rebels-traitors/  
[15] Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. – М.: Претекст, 2008.; Его же. Тайная история американской империи: Экономические убийцы и правда о глобальной коррупции. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2008.
[16] См. например: Хомский Н. Гегемония или борьба за выживание: стремление США к мировому господству. – М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007.; Его же. Государства-изгои. Право сильного в мировой политике. – М.: Логос, 2003.; Его же. Несостоятельные Штаты: злоупотребление властью и атака на демократию. – М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007.; Его же. Новый военный гуманизм: Уроки Косова. – М.: Праксис, 2002.
[17] Арриги Дж. Указ. соч. С. 415-416.; Прямое Действие №30, 2009. С. 7.
[18] Китайские рабочие-мигранты. http://avtonomia.net/?p=638.; China: The generation of unhappy workers, 2007. http://libcom.org/history/china-generation-unhappy-workers-2007.
[19] Загрязнение окружающей среды в Китае. Фото серия, получившая грант. http://ecovoice.ru/blog/eco/1933.html.; Интервью с Лу Гуаном, автором серии «Загрязнение окружающей среды в Китае». http://revsoc.org/archives/2961.
[20] Гао Цзынтань. Половина членов компартии Китая заявила о выходе из нее // Великая Эпоха №16/166, 19 августа 2011. С. 3.
[21] Активнейшую помощь выходу из компартии Китая оказывают активисты базирующейся в США неправительственной организации «Всемирный центр помощи по выходу из компартии Китая».
[22] Подробно о секте Фалуньгун см.: http://ru.wikipedia.org/wiki/Фалоньгун. (версия от 15.08.2011).
[23] Хардт М. Негри А. Империя. – М.: Праксис, 2004. С. 12.
[24] Отчасти с этим можно согласиться, ознакомившись с критическими исследованиями социолога Зигмунта Бамана, рассуждающего об упадке современных национальных государств, которые постепенно становятся этакими полицейскими участками, находящимися на службе крупного капитала, корпораций (Бауман З. Индивидуализированное общество. – М.: Логос, 2005. С. 107).
[25] Фуко М. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью 1970-1984 гг. Ч. 1– М.: Праксис, 2002. С. 220-248.
[26] Боливия: победа всеобщей забастовки. http://aitrus.info/node/1434.
[27] О «Движении 15 мая» см. например: Испания: Анархисты и 15M: размышления и предложения. http://aitrus.info/node/1509.; Хесус Гарсиа. Движение 15 мая: взгляд анархо-синдикалиста. http://aitrus.info/node/1514.
[28] «Движение 15 мая» в Израиле. http://aitrus.info/node/1588.; Почти полмиллиона жителей Израиля вышли на улицы с требованием социальной справедливости. http://aitrus.info/node/1631.
[29] Прецедент создан: население Словении провалило пенсионную реформу. http://www.aitrus.info/node/1547.
[30] Протесты работников бюджетного сектора в Висконсине. http://aitrus.info/node/1360.
[31] О том, что мир находится на пути к новой мировой войне, я уже писал в марте 2009 г., а потому отсылаю к своим ранее изложенным соображениям, хотя часть из них уже и является устаревшей: Фёдоров А. Мировой кризис и мировая война. http://www.rabkor.ru/debate/2202.html.
[32] Речь идёт вовсе не об обязательном тотальном исчерпании, но о начале неуклонного спада добычи ресурсов, что способно вызвать тотальный мировой кризис учитывая огромный спрос на энергоресурсы. (См.: Симонов К. В. Глобальная энергетическая война. - М.: Алгоритм, 2007)
[33] Интересные мысли об этом можно почерпнуть в недавнем интервью с одним из участников греческого анархо-синдикалистского движения: «Греческое движение не сформулировало никакого ответа». http://aitrus.info/node/1638.