ИСТОРИЯ «ИНТЕРНАЦИОНАЛА»

 

ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Все знают, что “Интернационал” был официальным гимном КПСС и прочих партийных “коммунистов”. Автора “Интернационала” – французского поэта-коммунара Эжена Потье – “коммунистическая” пропаганда именовала своим. До сих пор утверждается, будто бы анархисты, использующие этот пролетарский гимн, “украли” его у социал-демократов. Это неправда. Украсть у самих себя невозможно. Дело в том, что Эжен Потье сам был… анархистом!

* * *

 

 

Эжен Эдин Потье (Eugene Edine Pottier) родился 4 октября 1816 г. в семье ремесленника. С 13 лет он работал учеником в мастерской своего отца, по 13-14 часов в день. Мальчишкой он сражался, как Гаврош, на баррикадах в дни Июльской революции 1830 года. Тогда он сочиняет свои первые куплеты и публикует первый сборник “Юная муза”, который вызвал положительную оценку П.Ж. Беранже. Расстрел восстания лионских ткачей в ноябре 1830 г. делает Потье убежденным противником монархии. В это время он ссорится с отцом и начинает самостоятельную трудовую жизнь. Эжен работает школьным учителем, приказчиком, а затем начинает писать театральные пьесы. В 1840 г. вместе с другими молодыми художниками, музыкантами, скульпторами, поэтами он создает общество взаимопомощи. Товарищи помогают ему в совершенстве овладеть живописью. Эжен Потье становится профессиональным художником-декоратором. Будучи по убеждениям социалистом, он пишет песню в духе последователей Бабефа, которая распространяется в провинции. В 1847 г. Потье принимает участие в создании тайного общества бабувистов, сближается с последователями Фурье. Расстрел Июньского восстания рабочих 1848 г. приводит его к тому, что он разочаровывается в буржуазной республике. Во время переворота Наполеона III только болезнь спасает его от расправы.

В период Империи Потье работает промышленным художником и декоратором. Открывает собственную студию в Париже, призывает своих коллег создать профсоюзную палату и вступить в Первый Интернационал. Он продолжает сочинять песни и куплеты, которые нелегально переписываются и распространяются по стране. Он по-прежнему восхищается Фурье, но постепенно начинает симпатизировать проанархистским идеям Прудона.

В 1870, вместе с организованным им синдикатом тканеразрисовщиков, насчитывавшим около 500 членов, он вступил во французскую секцию Интернационала. В том же году Потье подписывает обращение к немецким рабочим против войны, избирается в состав ЦК Национальной гвардии и сражается в ее рядах. В апреле 1871 г. он избран в состав Парижской коммуны, становится мэром 2 округа, где размещаются секции Интернационала и Парижская федерация рабочих обществ. Отвечая на призыв великого французского художника Гюстава Курбе, Потье вступает в Федерацию искусств Парижа, представляя в его комитете промышленные искусства. Он выступает за отмену наемного труда, за рабочий мир, организованный по образцу всеобщей ассоциации искусств на основе взаимопомощи. Во время “кровавой недели” (21–27 мая 1871) Потье до последнего сражается на баррикадах. После разгрома Коммуны, приговоренный к смерти, он скрывается в подполье. Именно здесь в июне 1871 г. он пишет текст "Интернационала" (L'Internationale). Исследователь творчества Потье П.Брошан замечает: это было “творение убежденного прудониста”.

В июле 1871 г. Потье удается бежать в Бельгию, а затем в Англию. Здесь он написал песню-поэму “Жан-Рабочие руки” (“Jean Lebras”), в которой описал безрадостный жизненный путь рабочего. Через несколько лет (1873) он перебирается в США, где работает чертежником и преподает в школе. Здесь он вступает в масонскую ложу “Уравнителей”, созданную в Нью-Йорке французскими эмигрантами-коммунарами, и в “Социалистическую рабочую партию”. В свой американский период Э.Потье создал три поэмы: “Рабочие Америки — рабочим Франции” (1876, на англ. языке); “Парижская Коммуна” (1877) и “Рабочая партия” (написана в 1878, опубликована в 1898). И хотя у него много знакомых среди последователей Маркса, Потье так и не стал марксистом. По словам Брошана, в тот период “он цитирует только имена Бабефа и Прудона, никогда не упоминает имени Маркса, не ссылается на марксизм… Он ссылается на философию Фурье, но в истолковании Прудона… В политическом плане он объявляет себя сторонником коммунальной федерации Прудона, в экономическом – мютюализма того же Прудона, понимаемого как этап на пути к коллективизму”.

После амнистии Потье в 1880 г. возвращается во Францию, где продолжает работу по специальности, едва сводя концы с концами, и одновременно пишет, сотрудничает с анархистом Жюлем Валлесом. Его стихи и песни становятся все более популярны в народе. В 1884 он опубликовал сборники “Социально-экономические стихи и социалистические революционные песни” и “Кто же безумен?”. Незадолго до его смерти удалось издать сборник “Революционные песни” (Chants revolutionnaires, 1887), в который вошел “Интернационал”. В этот период он считал себя “коммунистом и анархистом”, причем не видел между этими словами никакой разницы. 6 ноября 1887 г. Эжена Потье не стало. Его похороны превратились в грандиозную манифестацию, в которой участвовали свыше десяти тысяч человек. Собравшиеся перед его домом тысячи человек провели демонстрацию, произошли ожесточенные столкновения с полицией. Люди скандировали: “Да здравствует Потье! Да здравствует Коммуна!” Потье был похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже.

Его “Интернационалу” была суждена огромная слава. Вероятно, он сочинялся и первоначально исполнялся на мотив популярнейшей тогда революционной песни – “Марсельезы”. Впрочем, в 1888 г. социалист Пьер Дегейтер (Pierre de Geyter, 1848–1932) написал известную ныне музыку, которая, по словам Брошана, похожа на оркестрованное эхо “Марсельезы”. Впервые “Интернационал” был исполнен в Лилле 23 июня 1888 г. С этого момента “Интернационал” распространялся среди рабочих Франции и др. стран. Официально в 1892 он был объявлен гимном Второго Интернационала. Анархисты некоторое время продолжали петь его на прежний мотив, но потом и они подхватили аранжировку Дегейтера. За исполнение “Интернационала”, особенно его 5-й, антимилитаристской, строфы, власти неоднократно прибегали к репрессиями. Так, в 1894 году Арманд Госслен, социалист и секретарь мэрии г. Кодри на севере Франции, за издание (в Лилле) текста “Интернационала” был приговорен судом присяжных в Дуэ к тюремному заключению на 1 год и штрафу в 100 франков по обвинению в призыве к дезертирству, неповиновению и убийству командиров в армии. В некоторых песенниках издатели, чтобы избежать преследований, стали опускать часть пятой строфы, оставляя белое место. Напротив, анархисты твердо оставались верны целостности гимна. “Интернационал” исполнялся на многих анархистских и рабочих конгрессах, в т.ч. в Амстердаме (1907) и в Карраре (1968). Анархисты по праву считали “Интернационал” своей песней – ведь ее автор, Эжен Потье, был анархистом, когда ее писал, и умер он анархо-коммунистом.

* * *

Текст “Интернационала” был переведен на многие языки мира. Некоторые языковые версии были сделаны анархистами. Так, в Португалии и Бразилии распространение получил перевод Нену Вашку (1878-1920), известного анархиста и лингвиста. Перевод на голландский язык был сделан Гинриеттой Роланд Холст (1869-1952), поэтессой и пацифистской, близкой к либертарному движению. Наиболее созвучная оригинальному тексту испанская версия (и, следовательно, самая либертарная), также принадлежит творчеству анархистов. Наряду с основной, в годы гражданской войны в Испании популярность получила версия, известная как “Анархистский Интернационал” (La Internacional Anarquista), содержавшая ссылки на Иберийскую анархистскую федерацию (ФАИ). Впервые текст “Анархистского Интернационала” была напечатан на каталанском и испанском языках в 1937 и исполняется до сих пор.

В отличие от других стран в России перевод "Интернационала" вызвал не только литературные проблемы, но и идеологические. Первый подстрочный перевод был сделан еще в середине 1890-х гг. Е. Г. Бартеневой. В тот же период появился перевод "Интернационала" на идиш, принадлежащий авторству Семена Акимовича Рапопорта. Хорошо известный нам русский поэтический перевод был сделан в 1902 г., по более позднему признанию, Ароном Коцом (Аркадий Яковлевич Коц) и напечатан без подписи в Лондоне в журнале “Жизнь” (1902, № 5); его использовали – в различных вариациях – как анархисты, так и марксисты, правда, последние предусмотрительно не только исключили из текста три наиболее значимых строфы, соответствующих 3-й, 4-й и 5-й французского текста, тем самым существенно изменив тональность и содержание “Интернационала”, но и после 1917 г. “подправили” перевод оставшихся. В частности, вместо рефрена “это будет последний и решительный бой” — стали петь: “это есть наш последний и решительный бой”, а “Весь мир насилья мы разроем...” заменили на: “Весь мир насилья мы разрушим”.

Можно было бы, конечно, просто вернуть их на место, благо из песни слов не выкинешь. Но, к сожалению, перевод Коца не вполне удачен, местами он значительно разнится с французским оригиналом. В свое время это отметили многие переводчики, что и побудило их сделать собственные, новые варианты “Интернационала”. В 1918 г. Ю. Стеклов обратился к писателям с призывом дать полный перевод “Интернационала”. Переводы Ник. Теркина, А. Зарницына (К. Антипов-Красный, 1882–1919) и А. Тиртейского были опубликованы в 1919 (см.: “Известия ВЦИК”, 1919, № 21 и 34). В приложении к книге Ю. Стеклова “Поэзия революционного социализма” (изд. 3-е, П., 1923) вместе с ними появились также новые переводы – Ал. Гуцевича, Ив. Смирнова и С. Гуслярова, а в 1927 – С. С. Заяицкого и Л. Е. Остроумова (в сб. “Революционной поэзии на Западе”, М., 1927). Более поздние версии принадлежат Ал. Гатову и В. Дмитриеву. Не беремся судить, похвалили ли их за такое “святотатство” (ведь сокращенный вариант Коца был ни много, ни мало официальным гимном правящей КПСС). Текст А. Гатова в целом ближе к тому, что написал Потье, но, как кажется, в паре мест Коц все-таки точнее.

Пришлось взять на себя наглость и, положив перед собой все три варианта (оригинал, Коца и Гатова), попытаться выбрать в каждом случае тот перевод, который как можно больше напоминал то, что написал Потье. Изредка приходилось делать и свой собственный перевод. В результате получилось то, что, как кажется, можно петь, и что лучше всего соответствует боевым анархистским корням пролетарского гимна.

Ист.: Pottier Eugene. Chants revolutionnaires, pref. de H. Rochefort, P., 1887; ibid., pref. de J. l’Allemane, J. Jaures, E. Vaillant, notice de J. Valles, P., s. a. Лит.: Гатов Ал. Солдат и поэт революции, вступ. ст. к “Песням” Потье.- М.—Л., 1932; Его же. Пропаганда песен.- М.—Л., 1931 (гл. “Эжен Потье”); Дробинский А. "Интернационал" // Литературная энциклопедия.- Т. 4.- М., 1930; Стеклов Ю. Поэзия революционного социализма, изд. 3.- П., 1923 (гл. “Эжен Потье”); 100 песен русских рабочих / Сост., вступит. статья и коммент. П. Ширяевой; Общ. ред. П. Выходцев.- Л.: Музыка, 1984; Б.а. Эжен Потье – поэт-анархист // Прямое действие: Революционное анархо-синдикалистское издание Секции Международной Ассоциации Трудящихся.- 1998-1999.– № 14.– С. 12; В.Г. Наша песня // Там же.– 2002-2003.– № 22.– С. 20; Tierra y Libertad: Periodico Anarquista.– 2003.– № 181 (Extra).

В.Граевский, К.Майский

 

 

 

ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Текст: Эжен Потье (1871). Музыка: Пьер Дегейтер (1888).

Слушать:
Классическая французская композиция

 

 

 

1

Вставай, проклятьем заклейменный,
Голодный, угнетенный люд!
Наш разум – кратер раскаленный,
Потоки лавы мир зальют.
Сбивая прошлого оковы,
Рабы восстанут, а затем
Мир будет изменен в основе:
Теперь ничто – мы станем всем!

1

Debout! Les damnes de la terre!
Debout! Les forcats de la faim!
La raison tonne en son cratere:
C’est l’eruption de la fin.
Du passe faisons table rase,
Foule esclave, debout! Debout!
Le monde va changer de base:
Nous ne sommes rien, soyons tout!

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.

2

Никто не даст нам избавленья:
Ни бог, ни царь, и не герой.
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой.
Чтоб вор вернул нам все, что взял он,
Чтоб дух тюрьмы навек пропал,
Ковать железо будем с жаром,
Пока горяч еще метал.

2

Il n’est de sauveurs supremes!
Ni Dieu, ni Cesar, ni Tribun.
Producteurs, sauvons-nous nous-memes!
Decretons le salut commun!
Pour que le voleur rende gorge,
Pour tirer l’esprit du cachot,
Soufflons nous memes notre forge,
Battons le fer quand il est chaud!

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.

3

Держава – гнет, закон лишь маска,
Налоги душат невтерпеж.
Никто богатым не указка,
И прав у бедных не найдешь.
Довольно государства, право,
Услышьте Равенства завет:
Отныне есть у нас лишь право,
Законов же у равных нет!

3

L’Etat comprime et la loi triche;
L’Impot saigne le malheureux;
Nul devoir ne s’impose au riche;
Le droit du pauvre est un mot creux.
C’est assez languir en tutelle,
L’egalite veut d’autres lois;
“Pas de droits sans devoirs, — dit-elle,
Egaux, pas de devoirs sans droits!”

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.

4

Дошли в корысти до предела
Монархи угля, рельс и руд.
Их омерзительное дело –
Лишь угнетать и грабить Труд.
Мы создаем все капиталы,
Что в сейфах подлецов лежат.
Вперед! Теперь пора настала
Свое потребовать назад!

4

Hideux dans leur apotheose,
Les rois de la mine et du rail
Ont-ils jamais fait autre chose
Que devaliser le travail?
Dans les coffres-forts de la bande
Ce qu’il a cree s’est fondu:
En decretant qu’on le lui rende
Le peuple ne veut que son du.

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.

5

Довольно нас поить дурманом!
Прощай, военная муштра!
Народам – мир, война – тиранам!
Забастовать, солдат, пора.
Когда ж прикажут каннибалы
Нам всем геройски околеть –
Тогда по нашим генералам
Своим же пулям полететь!

5

Les Rois nous soulaient de fumees,
Paix entre nous, guerre aux tyrans,
Appliquons la greve aux armees,
Crosse en l’air et rompons les rangs!
S’ils s’obstinent, ces cannibales,
A faire de nous des heros,
Ils sauront bientot que nos balles
Sont pour nos propres generaux.

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.

6

Рабочие, крестьяне, будем
Великой армией Труда.
Земля дана для счастья людям,
Прогоним трутней навсегда!
Напившись крови до отвала,
Стервятник пьян, и ворон сыт.
Когда же их совсем не станет,
Мир снова солнце озарит!

6

Ouvriers, paysans, nous sommes
Le grand parti des travailleurs:
La terre n’appartient qu’aux hommes
L’oisif ira loger ailleurs.
Combien de nos chairs se repaissent!
Mais, si les corbeaux, les vautours,
Un de ces matins, disparaissent,
Le soleil brillera toujours!

Припев:

Время битвы настало
Все сплотимся на бой.
В Интернационале
Сольется род людской!

Refrain

C’est la lutte finale:
Groupons-nous, et demain
L’Internationale
Sera le genre humain.