Свободные женщины Испании

Испанская революция стала знаменита главным образом благодаря исследованиям, посвященным вопросам коллективизации сельского хозяйства и промышленности(1). Проблема, однако, состоит в том, что из-за этого произошел серьезный перекос в освещении испанских событий, главное внимание в которых, если не брать в расчет крайне политизированные и подающие все в весьма искаженном свете публикации, было сосредоточено на роли профсоюзов и вопросах экономики. Между тем такой подход не выглядит оправданным, так как из-за этого на десятилетия оказались задвинутыми далеко на задний план другие, не менее важные события, которые я склонен считать своего рода «Культурной революцией»(2), причем во многом предвосхитившей явления «бурных шестидесятых» с их «сексуальной революцией»(3) и массовыми молодежными движениями.

В данном случае речь пойдет о той части малоизвестной в России культурной составляющей Испанской революции, что связана с ролью женщин(4). Дело в том, что до сих пор, несмотря на отдельные публикации, главным образом в сети Интернет (в рунете), основное внимание уделяется первой в истории Испании женщине-министру, анархистке, активистке Национальной конфедерации труда (НКТ) и Федерации анархистов Иберии (ФАИ) Федерике Монтсени. Между тем революция дала толчок к грандиозным сдвигам в положении женщин в целом, не говоря уже о том, что сдвиг этот был во многом подготовлен десятилетиями пропагандистской работы, в том числе на уровне многочисленной либертарной периодики, такой как журналы Revista Blanca и Generacion Consciente/Estudios и др.(5), хотя работа эта и шла медленно, встречая массу проблем на своем пути. Как вспоминал Фидель Миро, в то время бывший секретарем Либертарной молодежи Каталонии, до войны они (анархисты) уделяли женскому вопросу недостаточно внимания, вследствие чего на собраниях НКТ женщин приходилось видеть не часто, большинство из них «сидели дома»(6). Насколько можно судить, именно такая пассивность женщин относительно повседневной организации работы НКТ и стала в 1934-35 гг. главным толчком к формированию специфического женской организации в рамках либертарного движения(7), что привело в итоге к возникновению знаменитых «Свободных женщин» (Mujeres Libres).

Штаб-квартира "Свободных женщин".

Калле-де-ла-Пас, Валенсия, 1937.

 

Между тем в ходе гражданской войны и революции в Испании женский вопрос в рамках анархистского движения развивался сразу в несколько плоскостях. Так, с одной стороны им занимались Федерика Монтсени и Феликс Марти Ибаньес на правительственном уровне: Монтсени на общереспубликанском, а Марти Ибаньес на каталонском; с другой же стороны – «Свободные женщины», в большей степени на низовом уровне. Кроме того стоит отметить активное участие женщин, в особенности анархисток, в боевых действиях, хотя количество женщин-милиционерок и не шло, безусловно, ни в какое сравнение с количеством мужчин.

Т.к. данный материал не может, в силу своего ограниченного объема, включить все аспекты женского вопроса в испанской революции, то основное внимание в данной статье ниже будет уделяться роли «Свободных женщин». В то же время роль таких важных представителей анархо-синдикалистского движения как Федерика Монтсени и Марти Ибаньес также будет затрагиваться, однако в меньшей степени. Особенно важным стало их участие в деле женской эмансипации через легализацию абортов и борьбу за искоренение проституции(8).

Отдельно отмечу, что обнародованная Александром Шубиным информация о том, что предложенные «медиками-интернационалистами» «новые методы спасения раненых (включая переливание крови)», которые «произвели медицинскую революцию», со ссылкой на Хью Томаса, подается им некорректно, т.к. делается это через перечисление достижений после вступление в министерскую должность Федерики Монтсени (в книге «Великая испанская революция»(9)), а в устных выступлениях иногда так прямо и подается как заслуга известной испанской анархистки. На самом деле вся связь с Федерикой состоит здесь только в том, что эти события совпали по времени, однако друг от друга не зависели. Собственно Хью Томас упоминает у себя имя того, кому принадлежали в действительности достижения в области переливания крови (тем более, что первые опыты с переливанием крови производились еще в семнадцатом столетии, а в полевых условиях данную операцию производили уже, по крайней мере, в годы Первой мировой войны), причем речь о достижении вполне конкретном – создании банка крови для переливания в полевых условиях: это каталонский врач Фредерик Дуран-Жорда, директор службы по переливанию крови при Женералитате, и канадский врач Норман Бетьюн(10). В этой связи если уж кто и был причастен из анархистов к данным достижением, то Марти Ибаньес, либо Педро Эррера, а не Федерика Монтсени, т.к. в этот период (первый банк крови был создан в Каталонии 23 декабря 1936 г.) региональным министром здравоохранения и службы социального обеспечения был член НКТ и ФАИ 27-летний железнодорожный рабочий Педро Эррера, а его заместителем, также член НКТ и ФАИ, 25-летний врач-психиатр, сексолог Марти Ибаньес(11).

 

Феликс Марти Ибаньес

Федерика Монтсени

 

Именно благодаря указу о легализации абортов («Евгеническая абортивная реформа» - Reforma Eugénica del Aborto(12)) на территории Каталонии, предложенному Марти Ибаньесом и утвержденному Педро Эррерой, Федерике Монтсени удалось легализовать аборты на всей территории Республики. Попытка сделать это с ее стороны напрямую натолкнулась на отрицательное отношение к подобным нововведениям со стороны консервативно настроенного большинства членов республиканского правительства(13). Насколько реформа была успешной, историки спорят до сих пор (всего в согласии с реформой, по данным Марти Ибаньеса, на июнь 1937 г. было проведено 300 абортов, всего же за всю войну немногим больше), однако стоит отметить, что основные ее идеи – возможность искусственного прерывания беременности (по показанию самой женщины, не позднее чем через месяца после зачатия и не чаще одного раза в год) и расширение возможностей для использования противозачаточных средств – нашли полную поддержку со стороны «Свободных женщин», организовавших в Барселоне в декабре 1936 г. занятия в Школе сознательного материнства в барселонском Доме материнства. При этом, правда, «Свободные женщины» никогда в течение всей войны не обсуждали открыто в рамках своей организации закон об абортах. Кроме того, не была реализована предусмотренная законом программа создания целой сети центров планирования семьи для информирования и консультирования по вопросам о методах контрацепции(14).

Что касается термина «евгеника», то он не должен в данном случае никого вводить в заблуждение. Дело в том, что фактически с самого начала евгеника развивалась в двух направлениях, «положительном» и «отрицательном». «Отрицательная евгеника» в итоге легла в основу расовых законов Швеции, США, и некоторых других, а также наиболее одиозных, собственно и создавших современный имидж «евгеники», расовых законов Третьего Рейха. В их основе лежала идея искусственной селекции, направленной на ограничение деторождения «неполноценных» личностей. В тоже время «положительная евгеника» исходила из принципа максимального способствования воспроизводства наиболее здоровых (приспособленных) людей, способствования физическому и интеллектуальному развитию, а также снижения рисков для здоровья, в т.ч. связанных наследственностью, вызываемых алкоголизмом, табакокурением и венерическими заболеваниями. Примерно с двадцатых годов двадцатого столетия немало анархистских интеллектуалов по всему миру развивали идеи именно «положительной» евгеники, тесно переплетавшихся у них с идеями «неомальтузианства» (которые широко обсуждались в анархистских кругах с конца девятнадцатого до двадцатых годов прошлого столетия, пока не были вытеснены евгеническим дискурсом) о том, что мы теперь называем «планированием семьи», т.е. культурой использования контрацептивов и контроля над рождаемостью. Важнейшими причиной развития подобных идей для анархистов заключалось в стремлении дать женщинам больше возможностей для саморазвития, а также снижение уровня бедности, понижение уровня детской смертности(15).

Также стоит отметить планы анархистов в деле городской реконструкции, с целью сделать городскую среду более пригодной для жизни. Так, предполагалось организовать кремацию трупов вместо их захоронения на кладбищах в городской черте. Город должен был, по задумке либертариев, выстраиваться в соответствии с социальными потребностями жителей, что могло бы быть достигнуто через создание и расширение общественных парков, улучшение состояния улиц и водных артерий, создание публичных библиотек. Жилье также должно было подвергнуться реформированию, став более подходящим для жизни с точки зрения санитарно-гигиенических норм, мебель, используемая в доме, должна была быть, в первую очередь, функциональной. О подобных идеях писал, в частности, официальный орган «Свободных женщин». Однако наступление контрреволюции и неудачный ход гражданской войны помешали реализации данных анархистских планов(16).

 

 

Что касается женщин-милиционерок, то стоит отметить, что их общее количество доходило до примерно 1,000 человек, большая часть которых являлись активистками анархистских организаций. Они активно участвовали в боях на различных фронтах с первых же дней гражданской войны, однако, в условиях усиления контрреволюции в республиканском лагере, уже с конца ноября – начала декабря 1936 г. началась кампания за вывод женщин из состава боевых подразделений, что во многом было связано с курсом на милитаризацию милиционных колонн с целью их преобразования в регулярную армию. Анархисты также заняли позицию против нахождения женщин на фронте, при этом их главными аргументами были: борьба с проституцией (якобы немалое число из них шли на фронт за любовными приключениями), борьба с распространением венерических заболеваний среди солдат, подрывавших боеспособность боевых подразделений, а также необходимость «беречь биологическую энергию для военных действий», о чем вполне в духе времени высказывался Марти Ибаньес(17). В общем и целом, данный процесс был завершен к марту следующего года, хотя часть женщин и после этого продолжала оставаться на позициях(18). Кроме того, стоит добавить, что далеко не все женщины, уходившие на фронт, сражались на передовой. Было немало женщин, которые выполняли на фронте исключительно хозяйственные функции. Иногда встречается упоминание даже некой «колонны Свободных женщин» (Mujeres Libres Column), которая занималась на фронте стиркой и глажкой белья(19).

 

С первых же дней революции и гражданской войны региональные комитеты НКТ и ФАИ Каталонии обращались к испанским женщинам с призывом к активному участию в социальной революции(20). В течение войны «женский вопрос» постоянно стоял на повестке дня, то и дело возникая в печати и поднимаясь на публичных выступлениях(21). Правда, при этом постепенно, по мере усиления контрреволюции в республиканском лагере, данная тема оказывалось все более на вторых ролях, подчиняясь простой формуле: «Мужчины на фронт, женщины – на домашний фронт»(22).

Теперь, что касается непосредственно «Свободных женщин». Формально данная организация была основана весной 1936 г. тремя анархистками – поэтессой Лусией Санчес Саорниль, педагогом Мерседес Комапосада и врачом Ампарой Поч-и-Гаскон(23). Первоначально это были две небольшие группы в Мадриде и Барселоне. Общеиспанской федерацией «Свободные женщины» стали в июле следующего года, насчитывая на тот момент порядка 20,000 активисток. Какова была максимальная численность организации, сказать на сегодня сложно, и многие исследователи склонны утверждать, что их число не превышало указанных двадцати тысяч, тем не менее, встречаются и другие оценки, максимальной из которых является цифра в 38,000(24). Со своей стороны я предпочитаю опираться на официальные данные о численности организации, озвученные в ее одноименном журнале в 1938 г., согласно которым в организации на тот момент состояло 28,000 женщин(25). Их организация имела порядка ста отделений по всей республиканской Испании(26). Это, конечно, заметно меньше, чем было в других женских организациях, прежде всего Ассоциации женщин-антифашисток, численность которой достигала 60-65,000(27), тем не менее, по своей значимости «Свободные женщины» их заметно превосходили, будучи при этом децентрализованной структурой. По мнению Тэммы Каплан, ни одна группа в ходе войны, за исключением «Свободных женщин», никогда не пыталась бросить вызов традиционному распределению гендерных ролей в обществе(28). И именно поэтому они, как пишет об этом исследовательница Мэри Нэш, старались вести «двойную борьбу»: с одной стороны, революционную, антифашистскую и анархистскую, с другой – феминистскую (при этом сами никогда себя таковыми не считали) борьбу за женскую эмансипацию(29).

 

У организации был одноименный официальный печатный орган, Mujeres Libres. Всего было издано 13 номеров, и подготовлен, но так и не вышел еще один. Кроме того, активистки организации публиковали свои статьи в таких анархистских газетах как Acracia (Лерида, редактором был Жозеп Пейратс), Ruta (Барселона, газета Либертарной молодежи), CNT (Мадрид, центральный орган НКТ), Tierra y Libertad (Барселона, центральный орган ФАИ)(30), и некоторых других, таких как Umbral (Валенсия, издавался при участии Санчес Саорниль).

Лусия Санчес Саорниль, 1933

 

Ампаро Поч-и-Гаскон

Мерседес Комапосада

 

Также стоит добавить, что Лусия Санчес была не только лидером «Свободных женщин», но также являлась с мая 1938 г. генеральным секретарем Интернациональной антифашистской солидарности (ИАС), созданной по инициативе Федерики Монтсени весной 1937 г. для организации за рубежом сбора денежных средств, помощи в получении (закупке) продовольствия, медикаментов, также оружия, противостояние росту политического влияния в Испании коммунистов(31).

Лусия Санчес Саорниль и Эмма Гольдман

 

При этом борьба за женскую эмансипацию сталкивалась в ходе войны и революции с массой проблем. Несмотря на все усилия, зачастую сохранялась дискриминация в оплате труда, а также неравенство при выборе представителей на коллективизированных предприятиях: на 922 коллективизированных предприятиях Каталонии в 1937 г. в среднем лишь 6,5 из 100 представителей были женщинами(32).

Отмечу также создание в конце 1937 г. в рамках Иберийской федерации либертарной молодежи (ФИХЛ) так называемого «Женского бюро», ставшего своего рода конкурентом «Свободных женщин», хотя анархистская молодежь и заявляла, что не рассматривает создание данного Бюро в качестве конкурента радикальной женской организации. Одной из главных задач нового органа ФИХЛ считалось противостояние политической агитации и работе среди молодежи коммунистов. Кроме того, как и «Свободные женщины», новое Бюро должно было активно заниматься вопросами образования(33).

Среди активисток организации стоит отметить вступившую в нее в ходе войны марксистку, активистку ПОУМ, единственную женщину, получившую звание капитана республиканской армии, Мику Эчебеэре. Она вступила в ряды «Свободных женщин» после того как была освобождена из под ареста благодаря вмешательству Сиприано Меры. Арест же был произведен весной 1937 г. в связи с ее членством в ПОУМ, что было организовано коммунистами, которым было вполне достаточно ее членства в означенной партии для обвинения человека в том, что он является «врагом республики»(34).

Мика Эчебеэре, 1937

 

Главной целью, стоявшей перед «Свободными женщинами», было достижение социального равноправия между мужчинами и женщинами, для чего они старались, с одной стороны, способствовать интеллектуальному и профессиональному развитию женщин, с другой, включить в эту борьбу возможно больше мужчин.

Как вспоминала много позже одна из гвадалахарских активисток «Свободных женщин», Сусесо Порталес:

 

«И именно на этом (на том, чтобы вытащить работающих женщин из рабского состояния и обретении ими чувства собственного достоинства – А.Ф.) мы сделали основной упор. На этом и на создании школ, в которых женщины могли бы учиться читать и писать. Я не могу сказать вам, сколько десятков тысяч женщин мы обучили читать и писать. Таким образом, всякий раз, когда мы создавали местное отделение, первой вещью, которую мы делали, было создание школы. Мы организовали уроки сексуального воспитания для женщин. У нас были специальные классы, в которых преподавали женщины, и они даже пошли в больницы для практической работы. Мы выпустили серию связанных между собой брошюр и брошюр об отношениях между мужчинами и женщинами, которые мы отправили на фронт. Мы выпускали тысячи и тысячи брошюр, такие тонкие буклеты»(35).

 

Сусесо Порталес, 1938 г.

 

По сути, образование стало одни из приоритетных направлений деятельности либертариев Испании, следовавших в этом смысле заветам Михаила Бакунина. В этой связи и без того постоянно развивавшееся анархистами «рациональное образование» на базе «новой школы»(36) получило с началом революции новый импульс. Повсеместно создавались школы, в том числе на территориях закрываемых культовых сооружений. Возросло количество образовательных курсов для взрослой части населения (в Испании к началу войны продолжал оставаться крайне низкий уровень грамотности), а не только для детей. В этом процессе активно участвовали активисты ФАИ, ФИХЛ и «Свободных женщин», т.е., в первую очередь именно женщины и молодежь из всевозможных либертарных групп(37).

Наряду со школами анархисты по всей республиканской зоне занимались организацией библиотек, что было еще одной важной частью в борьбе за повышение культурного уровня трудящихся классов и развитие самообразования революционных активистов и населения в целом(38). Кроме того, анархистки в организовываемых или технических и профессиональных учебных заведениях старались обучать виноградарству и основам животноводства(39).

Осенью 1936 г. активистки «Свободных женщин» организовали в своих отделениях интенсивные курсы по всеобщей культуре, социальной истории, экономике и праву. К октябрю следующего года действовало несколько образовательных центров(40). В целом, образовательная деятельность анархисток затронула тысячи женщин в разных регионах страны.

Плакат "Свободных женщин"

 

Для организации новых школ, библиотек, развития публикаторской деятельности(41), художественных и других проектов были необходимы немалые финансовые средства. Одним из способов их получения стала система организации всевозможных культурных мероприятий, фестивалей, вырученные от проведения которых средства активно направлялись на развитие либертарных начинаний. Всем этим опять же активнейшим образом занимались либертарная молодежь и активистки «Свободных женщин»(42).

Наряду с интеллектуальным развитием многие анархисты стремились также и к совершенствованию тела. Так, например, в валенсийском отделении «Свободных женщин» в ноябре 1937 г. заявили, что «не достаточно просто развивать мозг, необходимо также укреплять тела наших традиционно слабых девушек. Этого требует само будущее. Только энергичное и здоровое поколение сможет выполнить и довести до конца начатую нами грандиозную задачу»(43).

Не боясь быть обвиненными в разрушении основ традиционной семьи (анархисты традиционно выступали за «свободную любовь», т.е. не формализованные никем отношения между людьми, которые хотят быть вместе, и спокойно расстающиеся, если в том возникла необходимость(44)) активистки «Свободных женщин» практиковали групповое воспитание детей, что в условиях войны было весьма актуально на работающих женщин(45). При этом они считали, что ребенок не должен подвергаться какому бы то ни было пропагандистскому воздействию. Были легализованы гражданские браки, которые с началом революции часто санкционировались партиями или профсоюзами. Причем это сочеталось с сохранением привычных для испанцев публичных свадебных церемоний. В связи с широким распространением подобной практики 17 августа 1936 г. Женералитат обнародовал декрет, формально признававший такого рода союзы, хотя и подчеркивавший, что все же они со временем должны будут закреплены юридически(46).

Хотя и несколько дистанцируясь, по крайней мере, в первые месяцы войны, от группы в целом (некоторую разобщенность анархистского движения Испании хорошо иллюстрирует в своих исследованиях Мэри Нэш), Федерика Монтсени помогала деятельности «Свободных женщин» по организации школ и детских садов для матерей, сменивших на заводах и в полях своих мужей, ушедших на фронт, помогала их усилиям по социализации женщин, повышению их трудовой квалификации, и в некоторых других проектах(47). При этом позиция, занятая Марти Ибаньесом по вопросу о выводе женщин с фронта, в итоге отчасти поспособствовала усилиям «Свободных женщин» в деле борьбы за искоренение проституции, в частности через организацию центров для реабилитации бывших проституток, что было крайне важно, с точки зрения анархисток. В данных центрах бывшим проституткам предлагалась возможность обучения новым профессиям, благодаря которым они смогли бы зарабатывать на жизнь не торгуя своим телом. Также стоит отметить проект по созданию Института сексуальных наук(48). Данный проект вполне вписывался в общий процесс женской эмансипации, активно развиваемый анархистками из «Свободных женщин», старавшихся повышать образовательный уровень женщин в сексуальной сфере (в т.ч., чтобы по возможности максимально оградить женщин от занятия все той же проституцией)(49), в вопросах гигиены и ухода за детьми. Активистки организация активно продвигала идею грудного вскармливания среди испанских матерей, а также правильного ухода за ребенком в целом(50).

Хотя в действительности проституция на фронте, насколько можно судить, отсутствовала полностью или практически полностью(51), тем не менее, в деле борьбы с данным явлением оказалась важной твердость занятой Марти Ибаньесом принципиальной позиции по данному вопросу.

"Свободные женщины" за искоренение проституции

 

И все же, при всех своих достижениях «Свободным женщинам» так и не удалось в ходе войны стать полноправной частью Испанского либертарного движения (ИЛД), единой структуры, созданной из НКТ, ФАИ и ФИХЛ в апреле 1938 г. Их противники в рядах либертариев считали, что специфическая, автономная женская организация только раскалывает движение. При этом их не смущало существование автономной в рамках движения специфической молодежной организации (ФИХЛ), необходимость создания которой, впрочем, также имела изначально массу противников и возражений, и, тем не менее, молодежная анархистская федерация все же была основана в 1932 г., в Мадриде и вскоре получила признание в качестве полноправной части движения.

Все переговоры «Свободных женщин» с руководством НКТ-ФАИ закончились лишь допуском к участию в нескольких сессиях на конгрессе ИЛД в октябре 1938 г., но полноценного признания они так и не получили. Да и на самом конгрессе они находились на правах своего рода «второстепенной организации»(52). Впрочем, как отмечает Марта Акельсберг, прямого отрицательного ответа на признание себя полноправной автономной частью либертарного движения «Свободные женщины» также не получили(53). Также стоит отметить, что об их деятельности периодически публиковались материалы в таких анархистских периодических изданиях как Acracia (Лерида), Tierra y Libertad (Барселона), Solidaridad Obrera (Барселона) и Tiempos Nuevos (Барселона, журнал основанный Абадом де Сантильяном, и в работе которого принимали такие анархисты как Хуан Пейро, Альфонсо Мартинес Рисо, Ампаро Поч-и-Гаскон и Санчес Саорниль). Кроме того, на местном уровне, «Свободные женщины» получали помощь от части входящих в НКТ профсоюзов(54).

 

После установление в стране тоталитарного режима Франсиско Франко «Свободные женщины», как и другие анархистские организации, были запрещены. В 1970-х гг. организация была воссоздана в целом ряде городов Испании, и продолжает действовать и сегодня.

 

Также стоит добавить несколько слов о судьбе создательниц «Свободных женщин». Так, Лусия Санчес Саорниль эмигрировала вместе со своей подругой Америкой Барросо (известно, что Лусия была лесбиянкой) в Париж, где находилась до 1941 или 42 г., после чего вернулась в Мадрид, где работала в качестве фоторедактора, откуда вскоре была вынуждена перебраться в Валенсию. Была связана с анархистским партизанским движением. Из-за засилья в стране католического морализаторства и фашистских настроений Лусия была вынуждена держать в тайне свои отношения с Америкой, работавшей в аргентинском консульстве.

Скончалась Лусия Санчес в Валенсии 2 июня 1970 г. от рака. До конца жизни продолжала работать фоторедактором, писала стихи.

Что касается Ампоры Поч-и-Гаскон, то она также эмигрировала во Францию. 11 сентября 1939 г. префектура департамента Гар в Ниме разрешила ей жить во Франции, запретив при этом устраиваться на работу, в связи с чем она была вынуждена работать нелегально. Жила вместе со своим другом Франсиско Сабатером. Из-за преследования со стороны властей они были вынуждены перебраться в Тулузу, где находилась большая колония испанских эмигрантов, почти 18 тысяч человек, при населении города в 250,000. С признанием правового статуса беженцев Ампаро Поч смогла вернуться к нормальной трудовой деятельности и вновь заняться медициной. Руководила курсами по уходу за детьми, анатомии и человеческой физиологии в рамках организованных эмигрантской испанской НКТ бесплатных курсов по переписке. Работала в тулузской больнице.

Серьезно заболев, ее друг Франсиско Сабатер переехал в Валенсию. Сама Ампора Поч также серьезно заболела в 1965 г., ей был поставлен диагноз рак мозга. Скончалась в Тулузе 15 апреля 1968 г.

Мерседес Комапосада вместе со своим спутником Балтасаром Лобо эмигрировала во Францию. Благодаря помощи Пабло Пикассо перебралась в Париж, где стала его секретарем. В 1960-70 гг. сотрудничала с эмигрантскими группами «Мухерес Либрес» и различными эмигрантскими изданиями испанских анархистов.

Ее друг Лобо, будучи скульптором, одно время сотрудничал с эмигрантским журналом Mujers Libres в качестве художника и иллюстратора.

Скончалась Мерседес Комапосада 11 февраля 1994 г. в Париже.

Также известно, что Лусия Санчес Саорниль и Ампора Поч-и-Гаскон сотрудничали в эмиграции с ИАС, которая была формально воссоздана испанскими эмигрантами-анархистами в Тулузе в июне 1945 г.

 

Андрей Фёдоров, декабрь 2015

 

Примечания:

(1) См. например: Дамье В.В. Забытый Интернационал. Международное анархо-синдикалистское движение между двумя мировыми войнами. Т.2: Международный анархо-синдикализм в условиях «Великого кризиса» и наступления фашизма (1930-1939 гг.) – М.: Новое литературное обозрение, 2007., с. 351-360.; Фёдоров А.Ю. Социальный эксперимент в Испании // Сборник материалов IV Международных Кропоткинских чтений: к 170-летию со дня рождения П.А. Кропоткина (Материалы и исследования). – Дмитров: Музей-заповедник «Дмитровский кремль», 2012., с. 104-111.; Ackelsberg M.A. Free Women of Spain: Anarchism and the Struggle for the Emancipation of Women. – Bloomington, IN: Indiana University Press, 1991., p. 70-81.; Alexander R.J. The Anarchists in the Spanish Civil War. (2 vol.). V.1. – L.: Janus Publishing Company Lim, 1999., p. 299-456.; Bernecker W.L. Anarchismus und Bürgerkrieg. Zur Geschichte der sozialen Revolution in Spanien 1936-1939. – Hamburg: Hoffmann und Campe, 1978., s. 55-136.; Bolloten B. The Spanish Civil War: Revolution and Counterrevolution. – Chapel Hill and London: The University of North Carolina Press, 1991., p. 62-78.; Carrasquer, Felix. Las Colectividades de Aragón. Un vivir autogestionado, promesa de future. – Barcelona: Laia, 1986.; Castells Durán A. Les Col•lectivitzacions a Barcelona: 1936-1939. – Barcelona: Editorial Hacer, 1993.; Col•lectivitzacions al Baix Llobregat (1936-1939). – Barcelona: Centre d'Estudis Comarcals del Baix Llobregat, 1989.; Díez Torre A.R. Trabajan para la eternidad. Colectividades de trabajo y ayuda mutua durante la Guerra Civil en Aragón. – Madrid: Editorial LaMalatesta - PUZ, 2009.; Dolgoff S. (ed.) The Anarchist Collectives. Worker`s Self-Management in the Spanish Revolution 1936-1939. – Montreal: Black Rose Books, 1974.; Garrido González L. Colectividades agrarias en Andalucía: Jaén (1931-1939). - Jaen: Universidad de Jaén, 2003.; Gutierrez Molina J.L. Colectividades libertarias en Castilla: [Punto de partida para un estudio del movimiento colectivista en la region centro (Castilla la Nueva) durante el periodo 1936-1939]. – Madrid: Campo Abierto, 1977.; Kelsey G. Anarchosyndicalism, Libertarian Communism and the State: The CNT in Zaragoza and Aragon, 1930-1937. – L.: Springer, 1991., p. 148-172.; Korsch K. Collectivization in Spain // Living Marxism. Chicago. April, 1939. Vol.IV, №6. P. 178-182.; Leval G. Colectividades libertarias en España. – Madrid: Aguilera, 1977.; Mintz F. Autogestion y anarcosindicalismo en la España revolucionaria. – Buenos Aires: Libros de Anarres, 2008.; Peirats J. Los anarquistas en la crisis politica Española (1869-1939). – Buenos Aires: Libros de Anarres, 2006., p. 157-181.; Idem. The CNT in the Spanish Revolution. (3 vol.). V.1. – Hastings.: The Meltzer Press, 2001., p. 219-258.; Souchy A. With the Peasants of Aragon: Libertarian Communism in the Liberated Areas. – S.l.: ZSP-AIT, 2011.

(2) Фёдоров А.Ю. Указ. соч., с. 111-113.

(3) Bookchin M. The Spanish Anarchists. The Heroic Years 1868-1936. – N. Y.: Free Life Editions, 1977., p. 4-5.

(4) В основных для нас на сегодняшний день русскоязычных исследованиях по истории Испанской революции под авторством А.Шубина и В.Дамье о «Свободных женщинах» нет ни одного упоминания (Дамье В.В. Указ. соч., с. 313-413; Шубин А.В. Великая испанская революция. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012.), данные же, приводимые в книге Платошкина выглядят больше похабным анекдотом, нежели заслуживающей серьезного внимания информацией (Платошкин Н.Н. Гражданская война в Испании. 1936-1939. – М.: Олма-Пресс, ПФ «Красный пролетарий», 2005., с. 299-301). Что же касается достойных внимания упоминаний о «Свободных женщинах» в российской историографии в целом, то их не так много, отмечу главные: Акай Л. Анархо-феминистское движение «Мухерес Либрес» // Наперекор. Катализатор умственного брожения. Весна, 1999. №9. С. 55, 62.; Акельсберг М. «Самостоятельность и равенство»? Организация «Свободные женщины» и анархистские стратегии для женской эмансипации. [URL: http://www.aitrus.info/node/2691]; Граевский В. Проституция: legal, illegal, scheissegal. [URL: http://liva.com.ua/legal-illegal.html]; Рахманинова М. Феномен проституции с точки зрения социалистической теории: испанские анархистки и Симона де Бовуар (часть II). [URL: http://anticapitalist.ru/teoriya/stati/1844.html]; Уроки Свободных Женщин Испании — Интервью Марты Акльсберг. [URL: http://translatedby.com/you/lessons-from-the-free-women-of-spain-an-interview-with-martha-ackelsberg/into-ru/]; Фёдоров А.Ю. Указ. соч., с. 111-112.; O’Carroll A. Мухерес Либрес. [URL: http://poslezavtra.be/dictionary/2013/02/03/muheres-libres.html].

(5) Более подробно о культурной составляющей испанского анархизма см. например: Cleminson R. Anarquismo y sexualidad en España, 1900-1939. – Cádiz: Servicio de Publicaciones de la Universidad de Cádiz, 2008.; Diez X. Anarquismo individualista en España (1923-1938). – Barcelona: Virus editorial, 2007.; Idem. Utopia sexual a la premsa anarquista de Cataluna. La revista Etica-Iniciales (1927-1937). – Lleida: Pages Editors. S. L., 2001.; Masjuan Bracons E. La ecologia humana en el anarquismo iberico: urbanismo organico o ecologico, neomalthusianismo y naturismo social. – Barcelona; Madrid: Icaria; Fundación de Estudios Libertarios Anselmo Lorenzo, 2000.; Navarro Navarro F.J. A la revolucion por la cultura: Prácticas culturales y sociabilidad libertarias en el País Valenciano, 1931-1939. – Valencia: Universitat de València, 2004.; Roselló J.M. (comp.) Viva la naturaleza! Escritos libertarios contra la civilizacion el progreso y la ciencia (1894-1930). – Barcelona: Virus editorial, 2008.; Idem. La vuelta naturaleza: el pensamiento naturista hispano (1890-2000): naturismo libertario, trofología, vegetarismo naturista, vegetarismo social y librecultura. – Barcelona: Virus Editorial, Colección Memoria, Barcelona 2003.

(6) Документальный фильм Испанского телевидения (TVE 2) 1997 г. Vivir la Utopia (Живая утопия).

(7) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 95.

(8) Подробнее см.: Kaplan T.E. Spanish Anarchism and Womens Liberation // Journal of Contemporary History. 1971. Vol. 6, №2. P. 108-109.; Marin D. Ministros anarquistas. La CNT en el gobierno de la II republica (1936-1939). – Barcelona: Debolsillo, 2005., p. 173-184.; Nash M. Rojas: Las mujeres republicanas en la Guerra Civil. – Madrid: Taurus, 1999. Pdf: Digitalizacion: KCL. [URL: http://kclibertaria.comyr.com/lpdf/l255.pdf]; Sanchez Blanco L. El anarcofeminismo en España: las propuestas anarquistas de Mujeres Libres para conseguir la igualdad de géneros // Foro de Educacion. 2007. №9. P. 233-238.; Tavera S. Federica Montseny o las paradojas de una biografía militante // Historia Social. 2004. №48. P. 111-128.

(9) Шубин А.В. Указ. соч., с. 183.

(10) Thomas H. The Spanish Civil War. Fourth Edition. – L.: Penguin UK, 2012. (epub)., chapter 31.

(11) Guillamon A. La guerra del pan: Hambre y violencia en la Barcelona revolucionaria. De diciembre de 1936 a mayo de 1937. – Barcelona: Dskontrol – Aldarull Edicions, 2014., p. 37.; Montseny F. Mis premeros cuarenta anos. – Barcelona: Plaza y Janés, 1987., p. 132-133.

(12) Martí Ibáñez F. En torno a la reforma eugénica del aborto // Estudios. Revista eclectica. Enero, 1937. Ano XV, №160. P. 11-12.

(13) Montseny F. Op. cit., p. 132-133.

(14) Masjuan Bracons E. Op. cit., p. 419-420.; Nash M. Op. cit., p. 175, 177, 180.

(15) Подробнее о понятии «евгеники» в анархистском дискурсе см.: Diez X. Anarquismo individualista., p. 247-248.; Cleminson R. Op. cit., p. 77-128.; Idem. Eugenics Without the State: Anarchism in Catalonia, 1900–1937 // Studies in History and Philosophy of Biological and Biomedical Sciences. 2008. №39. P. 232-239.; Roselló J.M. Op. cit., p. 180-181. Также стоит отметить, что современная генетика восходит своими корнями именно к евгенике, о чем до недавних пор не очень-то любили вспоминать: Кунин Е. Логика смысла. О природе и происхождении биологической эволюции. – М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2014., с. 23. Относительно понятия «неомальтузианства» в анархизме см., например: Cleminson R. Anarquismo y sexualidad..., p. 53-75.; Masjuan Bracons E. Op. cit.; Navarro Navarro F.J. Anarquismo y neomalthusianismo: La revista Generacion Consciente (1923-1928) // Arbor: revista de ciencia, pensamiento y cultura. Marzo, 1997. Vol.15, №615. P. 9-32.; Roselló J.M. Op. cit., p. 181-182.

(16) Masjuan Bracons E. Op. cit., p. 200-201.

(17) Lines L.M. Milicianas – Women in Combat in the Spanish Civil War. – Plymouth: Lexington Books, 2012., p. 125-126.; Martí Ibáñez F. Tres mensajes a la mujer. – Barcelona: Ediciones y Reportajes, 1937.; Nash M. Op. cit., p. 120-124.

(18) Обо всех аспектах участия женщин-милиционерок в гражданской войне в Испании подробно см.: Lines L.M. Op. cit.

(19) Kaplan T.E. Op. cit., p. 109.

(20) Aux Femmes! L’heure de la liberte a sonne // Service d’Information de la C.N.T. et de la F.A.I. (Barcelona). Edition special en langue francaise. 24.07.1936 [Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф.495. Оп.120. Д.133. Л. 45.]

(21) Conferencia dada por nuestro companero Jose R. Giner de la Escuela de Militantes ante el microfono de la emisora E.C.N.1 radio C.N.T.-F.A.I. // Boletin de Informacion. C.N.T.-A.I.T.-F.A.I. Informa y noticas facilitadas por la Confederacion Naciomal del Trabajo y la Federacion anarquista Iberica. Barcelona. №128. 14.12.1936. P. 2-3. [РГАСПИ. Ф.534. Оп.7. Д. 302. Л. 29-30.]

(22) Ayguavives M. de. Mujeres Libres: Reclaiming Their Predecessors, Their Feminism and the Voice of Women in the Spanish Civil War History. – Budapest, Hungary, 2014., p. 22, 34-35.; Lines L.M. Op. cit., p. 2, 104.

(23) Подробнее об истории возникновения «Свободных женщин» см.: Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 87-97.; Мерседес Комапосада обратилась с письмом к Эмме Гольдман с просьбой о моральной поддержке, на что та тут же ответила согласием, и с ответным письмом выслала копию своей автобиографии, изданной в 1931 г.: Kaymakçıoğlu G. “Strong We Make Each Other”: Emma Goldman, the American Aide to Mujeres Libres During the Spanish War 1936-1939. A Master’s Thesis. – Ankara: The Department of History, Bilkent University., 2010., p. 59-60.

(24) Alexander R.J. Op. cit., p. 96. Впрочем, стоит отметить, что Роберт Александер ссылается в данном случае на книгу Лолы (Долорес) Итурбе (активная участница «Свободных женщин», писавшая во время войны для официального органа ФАИ Tierra y Libertad, Барселона) «Женщины в социальной борьбе и гражданской войне в Испании» 1974 г. издания, сверяясь с изданием 2012 г. которой, я там упоминания таких цифр не нашел (Iturbe L. La mujer en la lucha social y en la guerra civil de Espana. – Madrid: LaMalatesta Editorial, 2012). Для полноты картины добавлю, что иногда встречается даже оценка численности «Свободных женщин» даже в 60,000, однако это уже просто озвучивание заведомо недостоверных слухов (Nash M. Op. cit., p. 89.).

(25) Mujeres Libres. 1938, №11.

(26) Porter D. (ed.) Vision on Fire: Emma Goldman on the Spanish Revolution. – Edinburgh, Oakland, West Virginia: AK Press, 2006., p. 262.

(27) Nash M. Op. cit., p. 79.

(28) Kaplan T.E. Op. cit., p. 109.

(29) Nash M. Libertarias y anarcofeminismo // Casanova J. (ed.) Tierra y libertad. Cien años de anarquismo en España. – Barcelona: Critica, 2010., p. 158.

(30) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 126.

(31) Более подробно об ИАС см.: Дамье В.В. Указ. соч., с. 441, 446-448.; A.W. Solidarity International Anti-Fascista // Vanguard: A Libertarian Communist Journal. November, 1938. Vol.IV, №5-6. P. 19.; Cionini V. Solidarité Internationale Antifasciste, ou l’humanitaire au service des idées anarchistes // Diacronie: Studi di Storia Contemporanea. 2011, №7. [URL: http://dialnet.unirioja.es/descarga/articulo/3726011.pdf]; Lucía Sánchez Saornil. Poeta, periodista y fundadora de Mujeres Libres. – Madrid: LaMalatesta, 2014., p. 50-59.

(32) Nash M. Op. cit., p. 159.

(33) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 153.

(34) Beevor A. The Battle for Spain. – London: Weidenfeld, 2006., p. 259.; Mera C. Guerra, exilio y cárcel de un anarcosindicalista. 2 ed. – Madrid: LaMalatesta - Solidaridad Obrera, 2011., p. 196-197.

(35) Vivir la Utopia.

(36) См.: Феррер-и-Гуардия Ф. Современная школа. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012.

(37) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 115-142.; Ealham C. Class, Culture and Conflict in Barcelona 1898–1937. – L., N.Y.: Routledge, 2005., p. 162-163.; Nash M. Op. cit., p. 159.; Navarro Navarro F.J. A la revolucion por la cultura., p. 75-79, 143.

(38) Navarro Navarro F.J. Op. cit., p. 186-188.

(39) Kaplan T.E. Op. cit., p. 107.

(40) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 119.

(41) Именно в революционной Барселоне в 1936-37 гг. впервые было осуществлено издание знаменитого opus magnum Рудольфа Роккера «Национализм и культура»: Rocker R. Nationalism and Culture. – Los Angeles: Rocker Publications Committee, 1947., p. 535.

(42) Navarro Navarro F.J. Op. cit., p. 292.

(43) Ibid., p. 340-342.

(44) О некоторых дискуссиях о понятии «свободной любви» в рамках испанского анархистского движения см, например: Bowder G.A. Federica Montseny and Mujeres Libres: Two Approaches to Women's Emancipation Based in Spanish Anarchism. Thesis (B.S.). – [Massachusetts]: Massachusetts Institute of Technology, Department of Humanities, 1987., p. 40-46.

(45) Kaplan T.E. Op. cit., p. 107.

(46) Bolloten B. Op. cit., p. 69.; Peirats J. Op. cit. V.2., p. 72-75.

(47) Bowder G.A. Op. cit., p. 37.; Fredericks S.F. Federica Montseny and Spanish Anarchist Feminism // A Journal of Women Studies. Winter, 1976. Vol.1, №3. P. 77.; Kaymakçıoğlu G. Op. cit., p. 65.

(48) Andrés Granel H. Mujeres Libres: emancipación femenina y revolución social // Germinal. Revista de Estudias Libertarias. Octubre, 2006. №2. P. 48.; Cleminson R. Eugenics Without the State…, p. 237.

(49) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 133-140.

(50) Kaymakçıoğlu G. Op. cit., p. 67-68, 77.

(51) Lines L.M. Op. cit., p. 127-130.

(52) Paz A. Viaje al pasado (1936-1939). – Madrid: Fundación de Estudios Libertarios Anselmo Lorenzo, 2002., p. 265.

(53) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 156-161.; Actas del Pleno Nacional de Regionales C.N.T.-F.A.I.-F.I.J.L. Octubre 1938., p. 1 // РГАСПИ. Ф.495. Оп.120. Д.152. Л.180-182.; Paz A. Op. cit., p. 279.

(54) Ackelsberg M.A. Op. cit., p. 150.