Немного о "левом" антисемитизме: Германия 1923 год

Эту историю сегодня мало кто помнит - быть может, кроме нескольких историков. В начале 1923 г. французские и бельгийские войска захватили германский промышленный центр (Рейнскую область), чтобы побудить разбитую и ослабленную Германию заплатить огромные репарации. Интервенция усугубила глубочайший социально-экономический кризис; по стране прокатывались волны стачек и голодных бунтов. Казалось, в Германии назревает социальная революция.

Но одновременно оккупация Рейна стимулировала бурный рост националистических и фашистских настроений. Активизировались фашистские, ультраправые и национал-почвеннические ("фелькише") союзы. Их активисты вступали в столкновения как с левыми, так и с оккупантами. В ходе одной из стычек погиб фашист Шлагетер, быстро превращенный в икону всего националистического движения.

В этих условиях руководство Коминтерна и компартии Германии решилось на установление союза с германскими националистами и фашистами. На пленуме Коминтерна Радек, который представлял эту организацию в Германии, выступил со знаменитой "речью о Шлагетере". Он прославлял "героя" и "мученика" и протягивал руку "честным националистам" в борьбе с державами Антанты и цепями Версаля.

О том, что было дальше, как осуществлялся на практике этот позорный союз, рассказано в статье, которая была опубликована тогда в газете "Дер Синдикалист", печатном органе немецких анархо-синдикалистов:

"К БРАТАНИЮ "КОММУНИЗМА" С ФАШИЗМОМ

Коммунисты отбросили в сторону объединение пролетариата; они ведут борьбу с синдикалистами как с реакционерами и сепаратистами, а объединение коммунистов с фашистами и антисемитами, напротив, идет вперед. Каждый день можно видеть все новые признаки братания единомышленников. В «Роте фане» (1) мы обнаруживаем не только статью Ревентлова (2), но уже и статьи немецко-национальных офицеров. На прошлой неделе «Роте фане» украсил Ганс фон Хартиг, известный своими националистическими убеждениями. Украсил следующими словами:

«Вопреки этому, рабочие и организованная форма его самых активных тенденций – коммунизм должны знать, что сотни старых фронтовых офицеров, для которых Германия действительно превыше всего, поверх любых социальных переворотов, поверх любого политического переформирования, поверх собственных глубоко укоренившихся взглядов, будут плечом к плечу маршировать вместе с ними в одних рядах, когда однажды барабан позовет на бой. Изгнанная поэтами и мыслителями, торговцами и поседевшими в бесчестии политиками, честь нации найдет убежище в кулаках рабочих. Став господами Германии, рабочие не распродадут ни клочка немецкой земли – ни на Западе, ни на Востоке. Выступать за нацию, которую воплощают рабочие, за ее кипучую волю к жизни и гигантскую творческую жизненную силу, – не станет для немецкого офицера, сохранившего верность своему государству, чем-то новым, непривычным; это будет лишь исполнением его долга»

И к этим рассуждениям «Роте фане» прибавляет:
«Мы рады оказаться на одной линии с офицерами такого рода».
А вот что пишет товарищ Франц Пфемферт (3) об одном собрании коммунистической партии, на котором Рут Фишер (4), будучи сама еврейкой, выступает как антисемитка:

«По случайности ко мне в руки также попало приглашение, и вот я стал очевидцем и слушателем похотливой немецко-национальной комедии, разыгранной «левой» Рут Фишер. Поскольку Фишер ошибочно предполагала, что пролетарские слушатели ее не услышат, она сделала заявления, слишком однозначные, чтобы не обратить на них внимание. Фишер обратилась к «героям, которые, как Шлагетер, готовы принести свою жизнь на алтарь отчизны ради свободы и народа». Она торжественно заверила этих «героев»: «Германский рейх, немецкое культурное сообщество, единство нации могут быть спасены лишь в том случае, если вы, господа с немецко-фёлькише стороны, осознаете, что вам следует бороться совместно с массами, организованными в коммунистическую партию. Вы взываете против еврейского капитала, господа? Кто взывает против еврейского капитала, господа, – тот уже классовый борец, даже если он сам этого не знает. Вы против еврейского капитала и хотите уничтожить биржевых дельцов? Правильно. Растопчите еврейских капиталистов, повесьте их на фонарях, раздавите их. Но, господа, как вы относитесь к крупным капиталистам, к Стиннесам и Клёкнерам? Национальное освобождение… Вновь прямо стоящая Германия. Господа, мы показываем вам позитивный путь к освободительной войне против французского империализма. Этот французский империализм сегодня – главная опасность в мире; Франция – это страна реакции. Только в союзе с Россией, господа со стороны фёлькише, немецкий народ сможет прогнать французский капитализм из Рейнской области. С силовой точки зрения, союз с Россией – это выход, которым должен идти любой человек, помышляющий о спасении Германии. Нашей немецкой отчизны. Немецкое единство. И как заключительный козырь: Против французского империализма».
Позднее партийный коммунист д-р Розенберг (5) заявил еще, что КПГ может выставить длинный список убитых, но прошлое следует предать забвению; теперь необходимо подчеркивать объединяющие моменты».

Но Рут Фишер не одинока. К ней достойно примыкает ее товарищ Реммеле (6), который достаточно известен по путчу в Центральной Германии. Он тоже заявляет, что коммунисты встречаются вместе с убийцами Либкнехта и Люксембург.
Угроза, которая открывается перед пролетариатом, имеет роковое значение. Если рабочие Германии не пошлют ко всем чертям разоблаченных обманщиков, которые выступают в красных одеждах коммунизма, но при этом накличут злосчастную угрозу национальной и расовой борьбы, – тогда не просто будет похоронена революция, но и будет самым ощутимым образом остановлено развитие рабочего движения. Эта угроза антисемитизма и черно-бело-красного ура-патриотизма не ограничивается Германией. Эта политика по каплям вливается Коммунистическим Интернационалом. Это опасность интернациональна. Коммунистическая партия Германии является национальной, она – антисемитская, она милитаристская и, не в последнюю очередь, диктаторская. Революционный пролетариат, ведущий борьбу за освобождение из-под ига милитаризма, под которым он столь тяжко пострадал, стремящийся уничтожить национализм и придти к свободному, социалистическому обществу, должен не только с отвращением отвернуться от коммунистов и пассивно остаться в стороне, но со всей энергией и решимостью должен бороться с этой новой, «красной» реакцией. Борьба с фашизмом может увенчаться успехом только на обломках коммунистической партии, после уничтожения Коммунистического Интернационала".

Der Syndikalist. 1923. Nr.35

Перевод: В.Граевский

Необходимые примечания:
(1) "Роте фане" - газета, центральный печатный орган компартии Германии.
(2) Граф Эрнст фон Ревентлов (1869 - 1943) - морской офицер, издатель газеты "Райхсварт" (до 1942 г.). Один из лидеров "фёлькише" и национал-большевизма, сторонник "национализации" большевизма. В 1923 г. принял предложение КПГ о сотрудничестве, за что его критиковала партия Гитлера, заявившего, что он "продался евреям". Позднее примкнул к нацистам.
(3) Франц.Пфемферт (1879 - 1954) - левый коммунист - сторонник беспартийных Советов; наряду с Отто Рюле, один из виднейших активистов Всеобщего рабочего союза - Единой организации
(4) Рут Фишер (1895 - 1961) - представительница "левого" крыла компартии Германии, в 1924 - 1925 председатель Политбюро КПГ (лидер партии). Поддержала группировку Зиновьева в борьбе со Сталиным и Бухариным. В 1926 г. исключена из партии.
(5) Артур Розенберг (1889 - 1943) - в 1920-х гг. видный теоретик КПГ, член Исполкома Коминтерна. Критиковал сталинизм, в 1927 г. был исключен из партии.
(6) Германн Реммеле (1880 - 1939) - "независимый социал-демократ", с 1920 г. член КПГ и один из ее лидеров. В 1924 г. председатель ЦК КПГ, в 1923 - 1926 редактор "Роте фане". С 1926 - 1927 гг. один из самых активных "большевизаторов" КПГ, в конце 20-х приверженец теории "социал-фашизма". Снят в 1932 г. за призывы более радикально противостоять нацистам. Казнен в СССР.