Андрей Фёдоров

Федоров А.Ю. Репрессивная политика в ходе и после гражданской в Испании: история и полемика

Гражданская война стоила Испании огромных жертв. При населении в 25–26 млн чел. страна потеряла несколько сотен тысяч человек на полях сражений и в результате бомбардировок, многие стали инвалидами, образовав, выражаясь словами историка Рибейро де Менесеса, «армию раненых» (De Meneses 2001: 119).

Сотни тысяч противников франкистского режима оказались брошенными в тюрьмы и концентрационные лагеря(1).

А.Ю. Фёдоров. Собирание утопии

В последние годы становится все более модным говорить о проблеме «исторической памяти». При этом речь, как правило, идет не о феномене социальной памяти, формирующейся и развивающейся веками, и связанной с передачей «преданий» о тех или иных событий прошлого из поколения в поколение, но о более понятных для общественности событиях, связанных с историей двадцатого столетия.

Андрей Фёдоров: Тарасов против анархистов. На примере Испании

Тарасов и Ко и их cruzada contra la anarquía, или в двух словах, почему на всю их возню вокруг испанской войны можно не обращать ни малейшего внимания.

Итак, собственно Александр Тарасов, считается левым интеллектуалом, антисталинистом. При этом, стоит ему обратиться к критике анархизма и анархистов, в ход идут любые средства, в т.ч. любые сталинистские мифы, лишь бы они обличали анархистское движение.

Андрей Фёдоров: Всемирное значение июльских событий 1936 г. в Испании

События, произошедшие 80 лет назад, в июле 1936 г. в Испании стали своего рода точкой перехода, определившей судьбы мира на многие десятилетия вперед. Безусловно, при этом, что они не возникли из ничего, как не возникает из ничего что бы то ни было, и не исчезает бесследно, согласно закону сохранения энергии, и, вместе с тем, вовсе не закончились в один миг.

Andrej Fiodorov. Lygybė radikaliajame anarchokomunizme

Laisvė, lygybė, brolybė” kairiesiems ne tušti žodžiai. Nuo Didžiosios Prancūzų revoliucijos laikų šis šūkis įsitvirtino revoliucinės kovos ideologijoje. Ir nors revoliucijos eigoje jo samprata keitėsi, mums svarbus būtent tas galutinis variantas, artimas kairiųjų (tiek marksistų, tiek ir anarchistų) pažiūroms.

Андрей Фёдоров. Война и не-война

В свое время один известный прусский генерал выразился в том духе, что "Война — это продолжение политики другими средствами". И это действительно так, но, не всецело. Такой подход – лишь половинчатый взгляд на одно из самых мерзких проявлений человеческого разума – свойство разрушать и убивать "в интересах Государства".

Англоязычная анархистская пресса об Испанской революции

Анархисты по всему миру внимательно следили за социально-революционными процессами, происходившими в Испании в 1936-39 гг. В данном случае речь пойдет об англоязычной анархистской прессе на примере т таких изданий как Vanguard (Нью-Йорк), Spain and the World (Лондон), The One Big Union Monthly (Чикаго) и Spanish Revolution (Нью-Йорк)[1]. Все они уделяли, пусть и в разной степени, внимание как собственно испанской революции, так и гражданской войне в целом. При этом, если Vanguard и The One Big Union Monthly отдавали освещению испанских событий лишь часть своего пространства, иногда значительную, то Spain and the World и Spanish Revolution были целиком заняты освещением событий в Испании, т.к. именно для этой цели они и были основаны.

Andrej Fiodorov. Visuomenė be kapitalizmo ir valstybės

Laisvės ateitis

 

Kuo sparčiau vystosi mokslas, tuo laisvesnė tampa žmogaus asmenybė. Jeigu šiuolaikinėje visuomenėje kiekvienas mokslinis atradimas iš tikro sustiprina darbininkų priklausomybę nuo kapitalistų, tai taip yra tik todėl, kad šiuolaikinė sistema nukreipia visų žmonių jėgas kelių žmonių naudai. Bet būsimoje visuomenėje, pagrįstoje teisingumu ir lygybe, nauji atradimai tik sustiprins individo laisvę. (Jeanas Grave. Būsima visuomenė)

Борьба с ветряными мельницами несуществующих теорий

На статью Марлена Инсарова, с которым я познакомился лет 9 назад, «Против анархизма» у меня возникло желание написать ответ сразу после беглого с ней знакомства. Беглого, т.к. количество авторских фантазий, выдаваемых за историческую действительность либо реальный анархизм оказалось в статье таково, что ее невозможного было читать, не отвлекаясь на постоянные «и кто это тебе такое сказал?», «откуда это вообще взято?» и прочие подобные восклицания.

Андрей Фёдоров: Критика ли это?

Я в анархистском движении уже более 10 лет, и за это время у меня сложилось весьма критическое отношение к анархистскому движению как таковому, и российскому, в особенности. Тем не менее, практически каждый раз, когда я читаю отечественных критиков анархизма, я сталкиваюсь с откровенной безграмотностью, по всей видимости, вызванной желанием раскритиковать, не знакомясь толком с предметом критики. В особенности это касается всевозможных «левых» авторов. Так и на этот раз.

Свободные женщины Испании

Испанская революция стала знаменита главным образом благодаря исследованиям, посвященным вопросам коллективизации сельского хозяйства и промышленности(1). Проблема, однако, состоит в том, что из-за этого произошел серьезный перекос в освещении испанских событий, главное внимание в которых, если не брать в расчет крайне политизированные и подающие все в весьма искаженном свете публикации, было сосредоточено на роли профсоюзов и вопросах экономики.

Стояние на Торфянке

Конфликт в парке Торфянка в Москве начался далеко не вчера, ему уже около двух лет. Тем не менее, до недавних пор все было относительно спокойно, до 30 апреля, когда мэр Москвы подписал соответствующее постановление о строительстве храмового комплекса в данном парке. 18 июня начались подготовительные строительные работы, и конфликт тут же начал обостряться. 25-26 июня дошло до стычек с ОМОНом в ходе массовых сходов жителей.

Андрей Федоров. Об анархизме и антифашизме

 Анархистские антифашисты

Ты коммунист?
– Нет, я антифашист.
– С каких пор?
– С тех пор как понял, что такое фашизм.
Эрнест Хемингуэй. По ком звонит колокол

Антифашизм в России – идея популярная, ведь, в конце концов, в 1945 году именно СССР оказался главным победителем нацистской Германии. Ну а на логичный вопрос, почему в таком случае именно «антифашизм», а не, допустим, «антинацизм», стоит ответить, что фашизм в наше время – термин собирательный, под которым понимают собственно фашизм, национал-социализм, неонацизм и прочие подобные им ультраправые идеи.

Андрей Фёдоров. В тени реакционного большинства

Первое мая в этом году выдалось на редкость плодотворным в смысле вызываемых им размышлений. Но не только сама дата Первого мая, но и вся складывающая вокруг него общая концептуальная ситуация. Уже привычно за несколько дней до памятного дня (сложно назвать праздником день памяти казненных и борьбы за социально-экономические права) в Сети начинают размещаться старые материалы и новые размышления о Первомае, его истории и значении. При этом все это происходит на фоне все набирающих силу чествований другой памятной даты – дня победы сталинского СССР над гитлеровской Германией. И в обществе интерес ко второй дате явно заметно выше, нежели к первой.

Андрей Фёдоров. Национализм, культура и история человечества

Книгу  немецкого анархо-синдикалиста Рудольфа Роккера "Национализм и культура" не зря называют в качестве его opus magnum, главной и наиболее значимой работой. Она действительно является таковой, и, конечно же, отнюдь не из-за своего объема. Дело совсем в другом, и гораздо более важном: данная работа Роккера по праву может быть названа важнейшей из его многочисленных работ в силу своей тематической широты и проработанности освещаемых в ней тем.

А. Фёдоров. Михаил Бакунин и становление анархизма в Испании

Анархистские идеи стали проникать в Испанию в середине девятнадцатого столетия. Первоначально это было связано с популяризацией федералистских идей одного из первых теоретиков анархизма, француза Пьера Жозефа Прудона. Этим активно занимались его такие испанские публицисты как Рамон де ла Сагра и Пи-и-Маргаль (1). В частности можно отметить, что последний из них занимался как переводом работ французского анархиста на испанский язык, так и написанием собственных книг (2).

А. Фёдоров. Похороны П.А. Кропоткина в контексте Великой российской революции

Петр Алексеевич Кропоткин скончался 8 февраля 1921 г. Это было сложное время для российского анархистского движения. В эти тяжелые дни, на рубеже 1920-21 гг. в стране разворачивалась "Третья революция", как ее называли и на которую так надеялись в сложившихся условиях российские анархисты.

Очередная дискредитация идеи

Кто только не пытался оболгать и дискредитировать анархизм на протяжении его истории! О его открытых врагах нечего и говорить: это благодаря им в обывательское сознание прочно вошли образы анархиста как бандита, человека с бомбой, расхристанного хулигана-матроса или человека, собирающегося передать предприятия в рыночную собственность трудового коллектива... Но еще хуже обстоит дело с теми, кто пытается прикрыться анархистской вывеской для распространения своих дурно пахнущих идеек. Последнее время такими вещами нередко увлекаются националисты и ультраправые, любящие рассуждать о крахе всех "старых" идеологий и "необходимости" синтезировать элементы из диаметрально противоположных, зато рррадикальных теорий -- фашизма, анархизма, марксизма... Одна из таких группок в Москве именует себя "Красно-черным блогом". Публикуемые заметки относятся к одной из их последних идеологических потуг.

Андрей Фёдоров: Эррико Малатеста: анархист, коммунист и революционер

Итальянец по происхождению, Эррико Малатеста родился 14 декабря 1853 г. в Санта-Мария-Капуа-Ветере, городе на юге Апеннинского полуострова, в то время -- на территории Королевства Обеих Сицилий.
Наряду с такими выдающимися личностями, как Пётр Кропоткин, Жан Грав, Элизе Реклю, Карло Кафиеро, Варлаам Черкезов, Александр Беркман, Эмма Гольдман, Малатеста является одним из тех авторов, благодаря которым теория классического анархистского коммунизма приобрела целостный и завершённый характер. Он был скорее популяризатором теории, нежели ее разработчиком.

Бытие и мы

Спрос и предложение. Что первично? Первична история вопроса, а не примитивный ответ типа "обществу нужно - мы производим" или же "мы потребляем потому что имеем такую возможность".

RSS-материал