Интервью с фарси-говорящими анархистами

Интервью чешских анархистов с группой анархистов, говорящих на фарси ("Голос анархизма")

1. Что касается истории нашей группы, наших целей и участников: Мы - группа анархистов, которые вначале работали изолированно друг от друга в различных социальных и политических сферах, но вот уже год как объединили свои усилия, считая жизненно необходимым работать сообща и координировать свои усилия как в нашей работе, так и в Интернете. Большинство из нас имеют опыт участия в различных левых группах в прошлом, но, как и все анархисты, мы не верим в этатизм или членство в политических партиях.

В настоящее время мы активно работаем, в числе прочих мест, в Иране, Австралии, Канаде, Турции, Ливане, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, курдских районах Ирака, Турции и Ирана. Мы единственная группа анархистов, говорящих на фарси, за пределами страны, в том смысле, что все мы говорим и общаемся на фарси, хотя все мы говорим и на других языках, таких как язык страны, в которой мы живем, и активно работаем на этих языках. В ближайшее время мы надеемся на привлечение активистов из Афганистана и Таджикистана.

Любой анархист, говорит ли он на фарси или ином языке - таком как курдский, арабский, французский, немецкий, норвежский или какой либо еще, может считать себя частью нашей группы и присоединиться к нашим виртуальным встречам, поскольку нашей целью всегда было широкое взаимодействие с анархистами по всему земному шару. Особенно мы хотим укрепить ближневосточное анархистское движение и надеемся  в ближайшие месяцы организовать анархистскую конференцию на Ближнем Востоке вместе с нашими товарищами в Израиле, Палестине, Иракском Курдистане, Турции, Иордании, Сирии и Иране.

Мы также стремимся учиться опыту анархистов со всего земного шара, переводить на фарси, писать репортажи и контактировать с анархистскими движениями из всех стран. У нас есть партнерские отношения с не говорящими на фарси анархистами из Канады, Германии, Франции и Англии, другими словами, каждый из нас участвует в анархистских движениях по месту жительства, а также в скоординированной работе на фарси. Наши друзья из Иракского Курдистана сыграли весьма позитивную роль, очень укрепили нашу группу и расширили наши связи на Ближнем Востоке. Если хотите, вы могли бы отдельно взять у них интервью об анархистском движении в Ираке и Курдистане.

У наших членов есть ряд блогов и страниц в facebook, которые они начали самостоятельно, и также у нас есть общий сайт "Голос Анархизма" как в Интернете, так и на Facebook. У нас есть Paltalk-чат, радио, и мы надеемся расширить наше интернет-радио, а также запустить канал спутникового телевидения. Кроме того, мы пытаемся сделать видео на фарси об анархизме и выкладывать их на YouTube, потому что в YouTube нет ни одного видео об анархизме на фарси. Youtube и Yahoo заблокированы в Иране, но люди находят способы доступа, и, несмотря на блокаду, это очень эффективные инструменты продвижения идей.

2. Наш взгляд на ситуацию в Иране Хотя у нас в Иране нет официально признанного анархистского движения, если мы донесем голос анархизма иранским массам, могло бы возникнуть одно из самых значительных анархистских движений в мире. Когда люди в Иране знакомятся с тем, что такое анархизм, они отзываются о нем весьма позитивно.

Вследствие многих веков различных форм диктатуры и угнетения в Иране, в стране относительно мало понимания и литературы, статей и книг по анархизму. У нас нет анархистских песен на фарси, и хотя у нас есть рэп-исполнители, которые считают себя анархистами, они до сих пор не поют анархистских песен. Существует только одна песня Джона Леннона, которую поют на фарси. У нас вообще нет признанных анархистских поэтов, карикатуристов, художников и артистов. Тем не менее, люди искусства могут оказывать огромное влияние на общественно-политическую мысль любого общества, и отсутствие анархистов в искусстве является одним из вызовов, стоящих перед нами в настоящее время. В Иране есть сотни тысяч блоггеров, но лишь небольшое число из них пишут об анархизме, хотя мы видим рост блоггеров, которые считают себя анархистами, но воздерживаются писать об анархизме.

С самого начала нашего существования государственнические левые обрушились с критикой на анархизм, и режиму стало о нас также известно. Из-за нашей философии действия и проблем безопасности в Иране, анархисты в Иране часто не могут работать с нами напрямую. Есть очаги анархистов, которые имеют свои собственные методы действий, но не могут общаться друг с другом и создавать группы, стремясь предупредить возможность инфильтрации со стороны режима в Иране. Если анархистов арестовывают, их арестовывают  индивидуально, хотя в тюрьме могут оказаться и другие анархисты. В последнее время интерес проявили анархически настроенные товарищи, которые участвовали в движении на протяжении последних 18 месяцев, но у нас очень мало информации о них. Дело в том, что в массовое многомиллионное движение последних 2 лет были вовлечены, естественно, и анархисты.

Интересно, что идейные процессы, которые происходят в среде женщин и молодежи, весьма анархические, и в рабочем движении женщины и молодежь также обладают весьма анархическим мышлением. Так что начать массовое анархистское движение в Иране очень даже возможно. Это здорово, когда анархизм ближе всего целям и потребностям женщин, рабочих и молодежи, и никакая иная левая или правая централистская альтернатива не в состоянии привлечь столько народа, сколько анархизм. В движении сейчас активность упала, и анархизм может дать надежду и вернуть движение к пиковому уровню.

Анархизм стал бы новым путем и методом в Иране - стране, которая всегда испытывала угнетение, жестокость, повиновение и господство, где не удовлетворяются даже минимальные человеческие потребности и где доверием людей всегда пользовались этатистские правые и левые движения. Подобное общество подготовлено к тому, чтобы определить свою судьбу. Многие люди обладают анархистским менталитетом, нее приклеивая на него анархистскую этикетку, так что правильное описание и объяснение анархизма в обществе и его распространение в социальной и политической психологии обладает потенциалом, способным создать мощную силу ради достижения целей масс и анархизма. Но в настоящее время на самом деле нет общего политического языка или общей литературы для всех, нету целей и требований, которые могли бы однозначно разделить участники многомиллионного движения. В действительности, есть стратегия, акции и цели, которые носят анархистский характер, но это понимается по-разному; иными словами, в (анархистском, - перевод.) движении наблюдается кризис идентичности. Все говорят одно и то же, но без общего понимания все проиграют. И хотя иногда используются общее название, оно тоже трактуется по-разному. Так мы слышим различные слова, но без общего для всех определения - такие как анархизм, социальное либертарианство, вольнолюбие, прямая демократия, правление советов, антиавторитаризм, бунтарство...

3. Проблемы анархистов в Иране

Режим не допускает и жестоко подавляет анархизм, как и любой другой вид активизма. Здесь никогда не существовало относительно свободного пространства, которое позволяло бы анархистам найти друг друга и открыто обсуждать свои мысли. На фарси об анархизме очень мало источников. Очень мало, что мы можем сделать, чтобы помочь освободить наших товарищей-анархистов.

4. Оценка ситуации на Ближнем Востоке

Из того, что мы знаем, есть сильные анархистские движения в Турции, потом в Курдистане, Ираке и затем сильные анархические тенденции в других местах, таких как Иран и другие страны Среднего Востока.

5. С кем мы сотрудничаем?

Как поясняется в первом ответе, мы работаем с другими анархистами на Ближнем Востоке, в Европе, Канаде, а также с автономистами, антиавторитариями и антиавторитарными левыми, в координации и проведении кампаний.

6. Каков наш взгляд на израильско-палестинский конфликт?

Как и другие анархисты, мы верим в мир без границ. Таким образом, в связи с израильско-палестинским конфликтом мы также верим в принцип "ни границ - ни правительства", и что вместо этого местные общины должны иметь автономию в решении своих проблем.

Наша политика заключается в поддержке анархистов в Израиле и Палестине и содействии распространения анархистской мысли в этом регионе, который может постепенно решить свои проблемы, хотя не следует забывать, что правые религиозные правящие силы в Израиле и Палестине сделали эту задачу довольно трудноразрешимой. Мы надеемся на ближневосточную конференцию с нашими товарищами, в частности из Израиля, Палестины, Ливана, Иордании, Сирии и т.д., чтобы узнать от них о предлагаемой стратегии.

7. Наша деятельность во время падения шаха и прошлогодних протестов

Некоторые из нас были активны во время падения шаха по-одиночке, но не [были объединены] как анархическое движение. Как поясняется в ответах 2 и 3 выше, анархисты участвовали в акциях протеста в прошлом году, но опять-таки индивидуально, а не как часть анархического движения.

Источник: http://www.ainfos.ca/11/jan/ainfos00076.html

Перевод с английского: КЛ, ВГ. Печатается с сокращениями.

См. по теме: Интервью с курдскими анархистами, 2010
http://www.aitrus.info/node/665