Анархизм в Бразилии

АНАРХИЗМ В БРАЗИЛИИ

(...)“Предыстория” социальной борьбы в Бразилии восходит к началу завоевания страны белыми. После создания колонии эта огромная территория была заселена трудящимися-рабами, в большинство своем - черными, которых продавали и покупали на рынках с аукционов, как обычный товар, причем белым торговцам предоставлялись все права на жизнь и смерть других человеческих существ.

Подвергаясь бесчеловечному обращению и получая в качестве вознаграждения лишь горсть муки, кусок хлеба, щепоть соли и воду, чернокожие трудящиеся отвечали бунтами или бегством, индивидуальным или коллективным. Последнее положило начало созданию настоящих коммунитарных поселений - “киломбу”.

Наиболее значительным из них было киломбу Палмарис, в котором проживало до 20 тысяч человек. Оно сумело отразить 17 военных экспедиций, устроенных колонизаторами с целью разрушить этот опыт свободной общины. Палмарис сопротивлялся на протяжении почти целого столетия!(...)

Киломбо Палмариса было эпопеей в бразильской истории, которую историки замалчивали на протяжении веков (...). Это было сообщество равных, братьев, где все принадлежало всем: земля, сельскохозяйственные продукты, ремесленные изделия. Продукция изготовлялась коллективными усилиями, в соответствии с возможностями каждого, и распределялась открыто, согласно потребностям каждого жителя. Без всяких хозяев, предпринимателей или власти (...) Палмарис с 1600 г. противостоял экономической и военной администрации колониального режима и процветал в условиях равенства и коллективной гармонии. Инициатива просуществовала 92 года, пока в 1694 г. 18-я военная экспедиция, посланная властями, не сожгла дотла дома и не перебила людей. Палмарис был побежден и задавлен, но на огромной территории Бразилии возникали все новые общины - вплоть до Канудуса и Калдейрана 200 лет спустя.

Восстание этих людей против властей (..) послужило колоссальным примером. Гармония, в которой жило население в 20 тысяч человек, в условиях экономического и социального равенства, с общей собственностью и коллективным трудом, без писаных законов и конституционных властей (...) приводит нас к заключению, что форма жизни в киломбу Палмарис была анархической и что идеи киломбу были либертарными!

Эти формы анархизма, восходящие к коммунитарной и либертарной традиции, сохранявшейся в Африке и даже в Европе на протяжении веков, попали на бразильскую землю и мало-помалу распространились среди черных рабов, а позднее - и новых рабов - рабочих-иммигрантов.

Появление социалистических идей

Социально-экономические изменения, начавшие сказываться во всем мире вследствие индустриализации в 19 веке, захватили и Бразилию. Революционная волна, зародившись в Европе, охватила людей, объединила пролетариат, захватила либертарную интеллигенцию, перешагивала через границы, пересекала моря и достигла Латинской Америки, утвердившись в Бразилии.

Беженцы Парижской Коммуны 1871 г. приехали на бразильскую землю, бежав от жестокостей французского правительства. Сенаторы Кандиду Мендис ди Алмейда, Жозе Инасиу Силвейра да Мота и Франсиску Отавиану протестовали против их экстрадиции правительству Тьера-Галифе, пробудив интерес в образованных слоях населения к идеям преследуемых революционеров. По свидетельству тогдашних газет, в книжных магазинах на улице Оувидор в Риу-ди-Жанейру было множество книг из Франции.

Стремление осуществить социальные утопии, которыми вдохновлялись Сен-Симон, Оуэн, Фурье, Кабе, Дезами и Росси, привело в Бразилию французского врача Бенуа-Жюля Мюра. Вместе с 500 другими людьми - рабочими, инженерами, врачами, лесорубами, плотниками и лицами других профессий - он основал в 1841 г. в провинции Санта-Катарина фаланстер - социалистическую общину в духе идей Фурье.

Инженер Луис Вотье, социалист и ученик Фурье, приехал в Пернамбуку по контракту с властями. Там он организовал идеологическую школу, собрал вокруг себя последователей и повел социалистическую агитацию. Вотье получал французские социалистические газеты и распространял их среди прогрессивной интеллигенции Ресифе.

В “повстанческом заговоре в Пернамбуку в 1817 г. можно обнаружить руссоистские эгалитарные идеи”. В “революции прайейрус 7 ноября 1848 г.” принимали участие трудящиеся разных специальностей, освобожденные рабы и т.д., среди них были люди, которых называли “анархистами”. Несколько позже (в 1860 г.) появилась книга “Анархисты и цивилизация”, подписанная псевдонимом “Пернамбуканец”. Она была напечатана в Риу-ди-Жанейру (...)

Во время своего приезда в Бразилию в 1893 г. знаменитый географ-анархист Элизе Реклю “обнаружил следы французских революционеров Леру, Прудона и Конта, наложившие отпечаток на бразильскую жизнь и наши повстанческие движения”.

Многие анархисты поселились в Паране, Риу-Гранди-ду-Сул, Сан-Паулу и Риу-ди-Жанейру. В последнее десятилетие 19 века инженер-агроном Джованни Росси, член Первого Интернационала и активный деятель итальянского анархизма, приехал в Парану с десятком товарищей, чтобы создать коммуну “Колония Сесилия”. Итальянский анархист Артур Кампаньоли сошел с корабля в Сан-Паулу и создал коммуну “Гуарарема”. В Пелотас, в Риу-Гранди-ду-Сул первым анархистом был итальянский сапожник Жозе Саул.

Возникновение социалистической печати

С 1 августа 1845 г. в Нитерое стала выходить газета “О сосиалиста да провинсиа ду Риу-ди-Жанейру”, появлявшаяся каждые 3 дня. Она вдохновлялась идеями француза Шарля Фурье. Среди ее основателей и сотрудников был его ученик д-р Мюр, врач-гомеопат, создатель “Колонии ду Сай” в Санта-Катарине. В 1841 г. В первом номере газета так определяла себя: “Слово социализм, которое фигурирует в нашем заглавии, точно определяет главную цель, с которой издается газета: сохранение того лучшего, что существует среди нас, устранение злоупотреблений и пороков, порожденных незнанием, ложным образованием и беспринципной имитацией, внедрение новшеств всемирного прогресса, наконец, усовершенствование того, что можно воспринять в обществе, на провинциальном, национальном и мировом уровне, как в моральном, так и в материальном плане (...). В “О Сосиалиста” пойдет речь о практической агрономии, социальной экономии, (...) дидактике, превентивной политике и домашней медицине, а прежде всего - о научном Социализме, недавно открытом, о котором достаточно сказать, что его цель состоит в том, чтобы обучить людей любить друг друга”. В третьем номере говорилось: “Великие идеи, которые покоятся на солидных основаниях, никогда не могут быть остановлены в своем развитии; и именно сила правды, содержащаяся в неудачных попытках осуществить их, разрушит все препятствия на пути к их триумфу. Социалистическая наука, начиная с Фурье, идет вперед гигантскими шагами...”. В Нитерое 1845 г. такая идейная позиция требовала большой политической смелости, однако, начиная с третьего номера, газета погрузилась в дискуссии в Законодательной ассамблее провинции и потерялась в партийных интересах.

В 1840 г. в Ресифе (Пернамбуку) приехал французский инженер Вотье, ученик Шарля Фурье, Сен-Симона, Роберта Оуэна и других европейских социалистов. Он завязал контакты с прогрессивно настроенными бразильцами, среди которых был профессор Антониу Педру ди Фигейреду. Было начато издание газеты “О Прогрессу” (1846-1848 гг.). Она полностью соответствовала своему названию и была верна прогрессивным взглядам своего директора - человека, хорошо разбиравшегося в экономических проблемах его времени. Из социалистических идей в статьях преобладали, естественно, идеи Фурье, Сен-Симона, Оуэна и им подобных. Также в Пернамбуку в 1847 г. выходил “О Пролетариу”, в Нитерое в 1848 г. - “О Гриту Анаркиаль”: оба издания значительно отличались, но оба выступали в защиту униженных и угнетенных.

В 1850 г. в Риу-ди-Жанейру издавался “О Периодику дус побрис” (“Издание бедняков”), а в Пернамбуку в 1853 г. - “О Браду да мизерия”. В том же самом году возникла Ассоциация печатников - объединение с мютюалистскими целями; 10 февраля 1858 г. начала выходить газета “О Жорнал дус типографус” - в помощь работникам газет “Диариу ду Риу-ди-Жанейру”, “Коррейю маркантил” и “Жорнал ду комерсиу”, которые бастовали с 8 января, требуя повышения зарплаты. Хозяева (...) отказались удовлетворить их требования, и печатникам оставалось только покинуть типографии, и читатели Риу-ди-Жанейру остались без газет.

Позднее наблюдатели, сопровождавшие стачку и издание “Жорнал дус типографус”, писали: “Объединенные чувством профессиональной солидарности, мы, в свою очередь, вследствие самой природы развития ассоциации, поднимаемся ко все более ясному классовому сознанию. Стачка, классовое действие, представляет собой необходимый “момент” в практическом проявлении этого сознания. Ассоциация печатников имела в момент объявления забастовочного движения 12 контов рейсов, предназначенных на нужды ассоциации. Затем ассоциация израсходовала 11 контов - значительную сумму по тем временам и почти все свое имущество - для поддержания “Жорнал дус типографус”. Из органа, ограниченного простой мютюалистской деятельностью, ассоциация быстро превратилась в законного представителя классовых интересов”.

Взгляды участников стачки были также отражены на страницах “Жорнал дус типографус”: “Пришло время покончить с угнетателями любой касты; пришло время сражаться (...) против любой эксплуатации человека человеком”.

В Белеме, в Пара в 1860 г. начал выходить “А Воз ду пову” (“Голос народа”). В Риу-ди-Жанейру в 1867-1868 гг. выходил “О типографу”. В Ресифе выходило издание “А Консьенсия ливре” (“Свободное сознание”), в Сан-Паулу - “О Операриу” (“Рабочий”) - оба в 1869 г. Эти издания отличались своим боевым выступлением против несправедливостей в отношении тех, кто был обделен на банкете жизни.

Выходили: в Пара - “А Инквисисан” (антиклерикальная газета, 1870 г.), в Пернамбуку - “А Локомотива” (1872 г.), в Риу-ди-Жанейру - “Газета операриа” (газета рабочих арсенала флота, 1875 г.), “А Револусан сосиал” (1976 г.), в Сан-Паулу - “О Трабалью” (“Труд”, 1876 г.). В 1877 г. выходила “А Баррикада”, в 1877-1878 гг. - “О Пролетариу”, в 1881 - “О Операриу” (“Рабочий”) и “Гутемберг”. В 1880-1883 гг. рабочие армейского и морского арсенала начали издавать “О Ниилист - орган классовой защиты”. Эти трудящиеся организовали стачку и основали Рабочий союз Риу-ди-Жанейру. В 1883 г. выходил “О Артиста”, в 1885 г. - “Жорнал дус алфайатис” (...).

В 1888 г. в Риу-ди-Жанейру выходил “Ревиста типографика”, а в 1892 г. появились анархистская газета “Скьяви бьянки” (“Белые рабы”, на итальянском языке; ее руководил Галилеу Бетти в Сан-Паулу), “О Операриу” (Сантус), “О Операриу” (Форталеза в Сеара), “О Жорнал операриу” (Риу-ди-Жанейру), “Примо мадже” (“Первое мая”, на итальянском языке, Сан-Паулу). В Амазонас в 1892 г. выходил “О Операриу”. В Белене (штат Пара) в 1889-1907 гг. выходили “орган трудящихся классов” - “А Конфедерасан артистика”, а в 1901-1907 гг. - еженедельник “О Трабалью” (“Труд”).

Название “О Артиста” носили газеты, выходившие в Крату (Сеара) в 1891 г., в Параиба в 1893-1894 гг., в Пиауи в 1902 г. В 1893 г. в Форталезе стал выходить орган старинной ассоциации “А Феникс Кайшераль”.

В Масейу Ассоциация взаимопомощи печатников Алагоас издавала орган “О Секулу ХХ” (“Двадцатый век”), а в 1902 г. также - “О Пролетариу”. В Аракажу два раза издавалась газета “О Операриу” - в 1891 г. и в 1896 г., во второй раз - как “орган Рабочего союза Сержипе”. В Пернамбуку выходили “О Операриу” (1879 г.), “Газета дус оперириус” (1890 г.), “О Сосиалиста” (орган Социального центра, 8 мая 1898 г.). “О Кларин сосиал” (социалистическая, 1900 г.), “Аурора сосиал” (орган Центра защиты рабочих Ресифе, 1900-1907 гг.). В Байе в 1890 г. выходил “А воз операриа” (“Рабочий голос”, орган Рабочего центра Байи). В Минасе издавали “О Сосиалиста” - в городах Оуру-Прету и Сан-Жозе-ду-Параису.

В Сан-Паулу выходили: “Жорнал операриу” (1892 г.), “Иль Рисвелья” (“Расвет”, анархистская газета на итальянском языке, 1893-1899 гг.), “Ль Азине умане” (антиклерикальная газета на итальянском, 1893-1894 гг.), “Ль Аввенире” (1893 г.), “Иль Лавораторе” и “Иль Диритто” - под руководством Джиджи Дамиани, итальянского анархиста в Куритибе, жившего также в “Колонии Сесилия”. Позднее Джиджи Дамиани поселился в Сан-Паулу, а в 1919 г. был выслан из Бразилии как анархист.

17 сентября 1895 г. Сильвериу Фонтис и другие социалисты издали в Сантусе журнал “А Куестан сосиал” (“Социальный вопрос”) под девизом: “Один за всех, все за одного”. В том же году в Сан-Паулу вышел первый номер “Примейру ди Майу”. 5 июля 1896 г. португальский социалист А.Гэдиш, Р.Коутинью и другие начали издавать “Эку операриу” в Порту-Алегри (штат Риу-Гранди-ду-Сул).

В Риу-ди-Жанейру выходили: “Воз ду пову” (“Голос народа”, 1890 г.), “О Операриу италиану” (1897-1898 гг.), “О Операриу” (1895 г.). “О Менсагейру” (1898 г.), “О Протесту” (1898 г.), “Трибуна операриа” (1900 г.).

15 апреля 1894 г. в Сан-Паулу на улице Либеру Бадару, 110 по обвинению итальянского консула были арестованы анархисты и социалисты, готовившие первое в истории Бразилии празднование 1 мая и издавшие соответствующий манифест.

Наконец, в октябре - декабре 1894 г. в Риу-ди-Жанейру выходила первая бразильская анархо-коммунистическая газета “О Деспертар” (Пробуждение”). Ее издавала группа Анджолильо на улице сенатора Помпеу, 119. Во главе стоял рабочий-шляпник Жозе Сарменту Маркис. После исчезновения “О Деспретар” анархисты продолжали издавать “О Протесту”, руководимую португальским рабочим Ж.Мота Ассунсан. Редакция газеты помещалась на улице Эвариста да Вейга, 78. В сентябре 1898 г. - 1900 гг. вышло 11 номеров.

Семя прорастает

В начале 20 века в Сан-Паулу приехал уроженец Португалии Нену Васку, лисенсиат права, одна из наиболее крупных человеческих и интеллектуальных фигур эпохи. Вместе с итальянцами Орести Ристори и Джиджи Дамиани он создал анархистскую группу, которая сыграла важную роль. Либертарные ростки постепенно начали давать плоды и быстро развиваться, распространяя в пролетариате свет, знания, идеи, энтузиазм, радость жизни. К нему стали присоединяться многие бразильские интеллектуалы. Некоторые познакомились с анархизмом, учась во Франции, другие - на месте. Среди пионеров были д-р Фабиу Лус, фармацевт Бенжамин Мота, д-р Рейналду Федерику Грейер, д-р Мартинс Фонтис, д-р Жозе Ойтисика, журналист Домингус Рибейру Филью, писатель Лима Баррету, профессор Мария Ласерда ди Моура, профессор Моасир Каминья, д-р Орланду Корреа Лопис и множество блестящих самоучек

Плодотворное восприятие новых социальных идей, особенно анархизма, быстро распространялось среди трудящихся, приезжавших в Бразилию и сталкивающихся там с такой же свирепой буржуазией, что и на их родине.

Пролетариат убеждался, что развития Бразилии, индустриализации, прогресса и “модернизации” недостаточно. Человек - это не каталог карточек, регулирующих будущие движения и действия. Масса (...) остается (...) аморфной силой благодаря политическим лидерам. Быть человеком - означает рано или поздно вступить в борьбу против своего отчуждения и эксплуатации, альтернатива - отказаться от самого себя, позволить себя разрушить системе, которая все это создает, поддерживает и совершенствует в своих собственных интересах (...)

На рассвете столетия

4 февраля 1900 г. в статье, озаглавленной “Стачка возчиков”, в “О Протесту” (?) говорилось о “днях 15 и 16 января 1900 г., похожих на революцию. Эксплуататоры обнаружили, что им противостоят 25 тысяч эксплуатируемых, которые бросили работу...”.

В Сан-Паулу д-р Бенжамин Мотта в 1898 г. начал выпускать социологический журнал “О Либертариу” и “О Ребедьди”. В 1900 г. стала выходить социалистическая газета “Аванти” под руководством Висенти Васирка; она просуществовала 12 лет и в последний период ее директором был Теодору Мениселли. 7 марта 1901 г. в Сан-Паулу стала выходить антиклерикальная либертарная газета “А Лантерна” (“Фонарь”), руководимый Б.Мотта. После 60 номеров издание прекратилось, но 17 октября 1909 г. возобновилось вновь под руководством анархиста Эдгарда Леуенрота; газета выходила до 1916 г. (293 номера). Вновь она издавалась с 13 июля 1933 г. по 1935 г. (директором снова был Э.Леуенрот). В 1903 г. в Сан-Пеулу стали выходить “Ла Ривольта” и “О Либре пенсадор” (“Свободомыслящий”). Их директор Эверарду Диас, известный анархист, издавал их с перерывами до 1914 г.

В Риу-ди-Жанейру 13 января 1903 г. появилась газета “Бразил Операриу” (“Рабочая Бразилия”), в которой сотрудничал португальский график и поэт Константину Пачеку. Стали выходить также “О Чапелейру” (1 мая 1903 г.) и “А Федерасан” (10 июля 1903 г. - орган Федерации классовых ассоциаций). В сентябре 1903 г. в Риу-ди-Жанейру распространялась “А Греве” (“Стачка”, редактором которой был Элизиу ди Карвалью (...), а с третьего номера - Франсиску Паузилипи да Фонсека (...). Под влиянием агитации этого органа возник Союз докеров; стали выходить “А Воз ду мармориста”, орган Центра рабочих-мраморщиков, и “О Трабальядор”, анархистский журнал (...), в котором сотрудничали Мота Ассунсан, Гуарани, Элизиу ди Карвалью и Мария ди Оливейра.

Д-р Грегориу Наниансену Куэйрус ли Васконселус, поселившийся в Сан-Паулу в 1901 г. и известный под псевдонимом Нену Васку, поддерживал множество контактов с португальскими, итальянскими и бразильскими либертариями и 10 октября 1903 г. начал издавать анархистскую газету “О Амигу ду Пову” (“Друг народа”), выходившую 2 раза в месяц (...); вышло 63 номера. Газета широко распространяла культурные знания и анархистские идеи, обогащала язык. Нену Васку (...) развернул большую полемику с академиками из Бразильской Академии письма, предлагая упрощение португальской орфографии. Позднее эта деятельность была продолжена на страницах анархистской газеты “А Терра ливри” (“Свободная земля”) в Сан-Паулу.

Нелегально перешел границу Бразилии с Уругваем и добрался до Сан-Паулу итальянский анархист Орести Ристори. Завязав контакты с иммигрантами-анархистами, он начал 26 января 1904 г. издавать еженедельник “Ла Баталья” (“Борьба”); в редакцию вошли также итальянские анархисты Джиджи Дамиани и Алессандро Черкиаи. Начиная с № 335 на 8 году издания руководство газетой перешло к Дж.Дамиани и А.Черкиаи; с № 367 газета стала ежедневной и получила название “Ла Барриката” (“Баррикада”).

Также в Сан-Паулу в 1904 г. Эрнестина Лесина стала выпускать журнал “Анима и вита” в защиту социализма и женщины. Там же и в том же году выходили “О Чапелейру” (1 мая), “Иль Пурджелле” (в июле), рабочая газета “Мисериа” (11 сентября) и орган Лиги графических искусств “Эмансипасан” (“Освобождение”) (в ноябре).

В Масейю издавалась газета “О Трабальядор”, редактируемая Виргиниу ди Кампусом. В Риу-ди-Жанейру выходили “Газета операриа”, анархистская газета “О Либертариу” (редакторы - Карлус Диас и Мануэль Москосу), “Форса нова” (“Новая сила”, 23 апреля 1904 г.) и “О Трабальядор”. Появился либертарный журнал “Культур” (март 1904 г.); его директором был Элизиу ди Карвалью, а сотрудниками - Эразму Виейра, Хуан Мас-и-Пи. Вместе с другими либертариями эта группа основала в доме № 47 по улице Конституции Народный университет. Там же размещалась штаб-квартира профсоюза маляров, который взял на себя обязательство бороться против индустрии засухи и прославился помощью жителям северо-востока - “жертвам большой засухи 1904 г.”.

Правительство издало закон о высылке “иностранных агитаторов” (разумеется, людей с освободительными идеями!), который стал распространяться в городах страны с начала 1905 г. под именем “Закона Адольфу Горду”.

Несмотря на атаки со стороны правительства, в 1905 г. издания продолжали выходить. В Сан-Паулу издавались “О Артиста” и “О Трабальядор гоафику” (7 мая 1905 г.). В ноябре начала издаваться анархистская газета “А Терра ливри”; редакция помещалась в доме №1 по улице Санта-Круз-да-Фигейра и возглавлялась Нену Васку. В ней сотрудничал испанец Мануэль Москосо, а администратором был юный Эдгард Леуенрот. Начиная с № 33 издание было перенесено в Риу-ди-Жанейру (улица 7 сентября, дом 7), администратором стал Жозе Ромкру, а директором остался Нену Васку - до № 62, когда он вернулся в Португалию после провозглашения там республики 5 октября 1910 г.

В Сан-Паулу широко распространялся манифест против репрессий в России и расстрела в “Кровавое воскресенье” 9 января 1905 г. Его подписали 8 наиболее заметных активистов движения. На его основе возник “О Гриту дель пуэблу” (“Крик народа”). В Риу-ди-Жанейру начала выходить анархистская газета “Нову Руму”, руководимая Жоэлем и Марией ди Оливейра, позднее - Луисом Маграсси и затем Мота Ассунсаном (...).

Профсоюзы, рабочие конгрессы и требования рабочих

Трудящиеся, которые вначале объединялись в братства, понемногу стали создавать автономное рабочее движение. По всей Бразилии стали возникать профсоюзы и профессиональные ассоциации, выступавшие в поддержку либертарных идей. Они начали проводить свои первые конгрессы.

“В штате Риу-Гранди-ду-Сул был создан Рабочий союз, куоторый подерживал контакты со школой и кооперативом взаимопомощи. В 1900 г. строительные рабочие образовали в Сантусе “Общество 1 мая”, в следующем году возникает “Лига мастеров-портных”, а в 1903 г. в Сан-Паулу были приняты статуты Союза трудящихся-графиков”

“CNT”. 1999. Mayo. No.246. P.21

1-2 января 1898 г. Рабочий союз Риу-Гранди-де-Сул провел первый конгресс на уровне штата. На нем были представлены 10 рабочих, социалистических и анархистских организаций. 15-20 апреля 1906 г. прошел Первый Бразильский рабочий конгресс. Он заседал в “Центру Галегу” на улице Конституции в Риу-ди-Жанейру. На конгрессе обсуждалось и было решено полтора десятка вопросов. В частности, было принято решение об издании газеты “А Воз ду трабальядор” (“Голос трудящегося”), которая начала выходить в 1908 г. под руководством испанского рабочего-графика Мануэля Москосо.

Конгресс прошел в жарких дискуссиях по всем обсуждавшимся вопросам. На нем преобладала анархистская и синдикалистская концепция. Возникали синдикаты, союзы, федерации и, наконец, Бразильская рабочая конфедерация. Реформистский и поссибилистский синдикализм уступил место новому, революционному рабочему движению, которое, не отказываясь от непосредственных экономических требований, выдвинуло новые задачи - повышение уровня образования и профессиональных знаний, культуры своих членов с помощью изучения эсперанто, социальной истории и философии. Создавая свою культуру, рабочее движение широко использовало журналистику, любительский театр протеста и поэзию. Его целью и социальным идеалом было Самоуправление. Оно стремилось разрушить государство, уничтожить разделение бедных и богатых, эксплуатируемых и эксплуататоров, чтобы построить на развалинах старой буржуазной системы новое общество самоуправления, в котором все будут иметь равные права и обязанности. Эти темы начали широко освещаться в рабочей и социальной печати, ставшей настоящей школой для трудящихся, связанных с этим автономным синдикализмом.

Следуя этой динамике революции и социального, культурного и человеческого освобождения, в 1913 г. в Риу-ди-Жанейру состоялся Второй Бразильский рабочий конгресс (в Космополитическом центре), 18-20 октября 1915 г. - Южноамериканский конгресс анархистов, 14-16 октября 1915 г. - Международный конгресс мира (оба - в доме 71 на площади Тирадентиса), а в 1920 г. - Третий Бразильский рабочий конгресс.

В Сан-Паулу, Миньяс-Жераис. Паране и Риу-Гранди-ду-Сул революционные синдикалисты организовали более десятка конгрессов на уровне штатов, разъясняя и осуществляя на практике решения конгрессов 1906, 1913 и 1920 г.

“Наибольшее распространение в рабочем движении Бразилии того времени получили идеи анархизма. Рабочая печать публиковала статьи известных европейских анархистов, местных проповедников анархизма и анархо-синдикализма Астрожилду Перейры, Жозе Ойтисики, Фабиу Луза, Антониу Канелласа и др. Они издавали в первые десятилетия ХХ в. такие издания, как газнта “А Герра сосиал”, орган Рабочей бразильской конфедерации “А Воз ду Трабальядор”, журналы “На Баррикада” и “А Вида” и др. (...)

Анархисты и анархо-синдикалисты руководили крупными выступлениями трудящихся. Значительным событием в истории Бразилии стала забастовка текстильщиков Рио-де-Жанейро в августе 1903 г. - общее число участников достигло тогда 40 тыс. человек. Новая волна стачек прокатилась по стране в 1905-1907 гг. Она способствовала росту организованности рабочего движения. В 1907 г. рабочие добились права на создание профсоюзов. В 1908 г. синдикалисты сумели создать Рабочую бразильскую конфедерацию, которая возглавила борьбу за 8-часовой рабочий день и за другие права трудящихся. В среде бразильских рабочих нашли отклики вести о революции 1905 г. в России. Проводился сбор средств в пользу борцов с царизмом. Небывалый прежде подъем рабочее движение переживало летом 1917 г., когда в Сан-Паулу происходила всеобщая стачка, охватившая 150 тыс. человек.

Под давлением рабочего движения власти предприняли первые шаги в области трудового законодательства: в январе 1903 г. парламент принял декрет, разрешавший создание профсоюзов сельскохозяйственных рабочих и рабочих по переработке сельскохозяйственной продукции, а четыре года спустя распространил эти права на другие категории трудящихся”.

(История Латинской Америки. 70-е годы XIX века - 1918 год.

М., 1993. С.143)

“В 1907 г. парламент принял закон, разрешавший правительству высылать из страны иностранцев, участвовавших в деятельности рабочего движения и его пропаганде. Бразильская рабочая федерация развернула кампанию агитации против этого закона, и это позволило если не отменить его, то, по крайней мере, смягчить его эффект”

(S.Fernandez. La A.I.T. en el continente Americano.

Buenos Aires - Paris, 1968. P.46-47).

Отклики в Бразилии на расстрел Франсиско Феррера. Рабочий театр и

либертарная печать

Анархизм предполагает революционное изменение жизни наемных работников в целом. Этому освободительному развитию трудящихся противостоят церковь, буржуазия и политики.

В Америке и Европе правители (в некоторых странах поддерживаемые римско-католической церковью) неоднократно топили в крови целые отряды пролетариата, который, в свою очередь, периодически отвечал на насилие изолированными актами ответного насилия.

В 1906 г. провалилась первая попытка заставить замолчать в Испании обновителя образования Франсиско Феррера-и-Гуардия. Однако испанская церковь не отказалась от своего намерения. С этой целью были использованы акты террора. Испанская монархия собрала своих юристов, мобилизовала гражданскую полицию, военных, тюремщиков (...). Человек, основавший в 1901 г. “свободную школу”, которая распространилась в Европе и Америке, был арестован, осужден и 13 октября 1909 г. расстрелян в замке Монхуич в Барселоне.

Намеченная казнь стала сигналом для мобилизации анархистов! Они говорили об этом на страницах печати, организовывали собрания, привлекая к этому студентов, интеллигенцию, пролетариат. Проводились демонстрации, диспуты на площадях, нападения на испанские посольства и консульства во многих странах. Но церковь не отступала, и испанский король подписал смертный приговор Ферреру, убежденный своими советниками, что убив автора “современной школы”, он убьет и саму идею.

Несмотря на это преступление, рационалистические школы развивались в Сан-Паулу, в Риу-ди-Жанейру, в Риу-Гранди-ду-Сул и - с меньшей интенсивностью - в других штатах Бразилии. Еще до казни, в 1904 г., в штаб-квартире профсоюза маляров Риу-ди-Жанейру был создан “Народный университет”. В 1915 г. по инициативе анархиста испанского происхождения Флорентину ди Карвалью родился “Современный университет” в Сан-Паулу.

В дополнение к десяткам свободных школ, созданных анархо-синдикалистскими и анархистскими рабочими, пролетариат сформировал группы социального театра, высмеивавшего и разоблачавшего буржуазию, церковь и государство в своих революционных и антиклерикальных пьесах. Таким образом распространялись анархистские идеи среди зрителей и собирались финансовые средства в помощь как школам, так и безработным, нетрудоспособным, политическим заключенным, на издание памфлетов, газет, брошюр.

Плодом этой нонконформистской работы была, к примеру, газета “А Лута пролетариа” (“Пролетарская борьба”), выпускавшаяся во время стачки железнодорожников Сан-Паулу, когда подвергся жестокому обращению поэт-анархист Рикарду Гонсалвис и 3 человека было убито. В Аоагоасе выходили “Ла Лута пролетариа”, “Ла Биричине”, “О Трабальядор ливри”. В Кампинасе появился (1 мая 1906 г.) “А Воз операриа” - орган Союза трудящихся-графиков, издававшийся с небольшими перерывами до 13 января 1920 г. под руководством анархиста Виргилиу Пессанье.

В 1907-1922 гг. выходили - переживая свои подъемы и спады - “А Гуэрра сосиал” (анархистская, Риу-ди-Жанейру), “А Лута” (анархистская, Порту-Алегри), “Жерминаль-Барриката” (с 17 ноября 1913 г., анархистская, Сан-Паулу, руководитель - Флорентину ди Карвалью), “А Ребелиан” (с 1 мая 1914 г., анархистская, Сан-Паулу, с участием Ф.ди Карвалью), журнал “А Вида” (“Жизнь”, анархистский, Риу-ди-Жанейру, под руководством Франсиску Виотти и Жозе Оитисика), газета и журнал под одним и тем же названием “На Баррикада” (анархистские, Риу-ди-Жанейру, директор - инженер Орланду Коррейя), “Трибуна ду пову” (с 1916 г., либертарная, Алагоас), “А Семана сосиал” (1917-1918 гг., Ресифе, руководитель - Антониу-Барнарду Канелас) (...)

6 июня 1917 г. в Сан-Паулу начала выходить анархистская газета “А Плебе”. В 1919 г. она перестала быть ежедневной, прерывалась, страдала от цензуры, полицейских процессов, но просуществовала до 1947 г. Ее директорами были поочередно Эдгар Леуенрот, Флорентину ди Карвалью, Родольыу Фелипи, Мануэдь Кампус и Педру-Аугусту Мота (последний из них был сослан и погиб в концлагере Оиапоке, действовавшем в 1924-1926 гг. в период президентства Артура Бернардиса).

В Риу-ди-Жанейру будущий коммунистический лидер Астрожильду Перейра (начинавший тогда как анархист) издавал и распространял “Кроника субверсива” (...) (с 1 июня 1918 г., 16 номеров), а затем помогал Жозе Оитисика в издании анархистской газеты “Спартакус” (со 2 августа 1919 г.; вышло 24 номера, пока газета не была запрещена полицией).

В 1915-1922 гг. в Риу-ди-Жанейру выходили, среди прочего, периодические издания “О Графику”, “О Панификадор” (“Булочник”), “Воз косморполита”, “Реновасан” (“Обновление”, синдикалистская газета, издававшаяся 2 раза в месяц под руководством португальского анархиста Маркеса да Коста, который в 1925 г. был выслан полицией президента Бернардиса), “О Металургику”, “А Воз ду сапатейру” (“Голос сапожника”), “О Алфайати”. Заслуживает особого упоминания ежедневная газета “Воз ду пову”, орган Федерации трудящихся Риу-ди-Жангейру, начавший выходить 5 февраля 1920 г. Она представляла огромную силу рабочего класса, стремившегося иметь свою собственную газету, независимую, настоящий и легитимный орган трудящихся. Газета до последнего поддерживалась борьбой и жертвами тысяч рабочих. Ее директорами были поочередно Карлус Диас, Афонсу Шмидт и Альвару Палмейра. Редакция и типография этой анархистской ежедневной газеты, страдая от многочисленных полицейских рейдов, находилась на улице Конституции, № 12, 2, а в последний период существования размещалась на ул. Риу-Бранку.

Война 1914-1918 гг., народная Февральская революция 1917 г. в России и Октябрьская диктатура большевиков

Европейская война отозвалась в Бразилии безработицей, очередями за продуктами, собраниями рабочих у ворот фабрик, а также давлением на правительство Венсеслау Браса с требованием разрешить проведение “свободных ярмарок”, чтобы производители могли продавать продукты непосредственно потребителям, без налогов и посредников. По Бразилии прокатывались взрывы стачек, имевшие большой общенациональный резонанс, и правители расширили аресты, ссылки и высылку десятков “иностранных агитаторов” (...) Полиция конфисковала и уничтожала все имущество трудящихся, которых сажали на суда с пустыми руками.

“В этот период проходили постоянные демонстрации и протесты в защиту рабочих прав. Они достигли апогея в 1917 г. во время всеобщих забастовок в Сан-Паулу и Риу-ди-Жанейру. Правительственные репрессии способствовали мощному распространению бунта, в ходе которого анархисты придавали импульсы рабочим лигам и автономным организациям в кварталах. Это заставило предпринимателей уступить большинству требований бастующих (...) Волна стачек, начавшаяся в 1917 г., активно продолжалась до 1920 г. В них было явно заметно участие и влияние либертариев. Вот почему анархисты стали основным объектом правительственных репрессий. В 1923 г. возникает Рабочая федерация Риу-ди-Жанейру анархо-синдикалистской ориентации. Была создана также организация “Освобожденные” и издавался ежемесячник “Револусан сосиал””

“CNT”. 1999. Mayo. No.246. P.21

Это был трудный период голода, безработицы, массовых арестов и высылок. Но пролетариат Бразилии услышал крики отчаяния страдающих в России, в особенности анархисты Риу-ди-Жанейру, которые в 1919 г. провозгласили создание первой “Бразильской коммунистической партии” (она не имела ничего общего с настоящей компартией, а была всего лишь плодом энтузиазма либертарных трудящихся в отношении революции Советов) и издавали “Спартакус”. Они развернули кампанию и собрали 990 тысяч золотых марок (из общего числа 14 миллионов золотых марок, собранных в 22 странах), однако эти деньги никогда не дошли до тех, кому они предназначались. По этому случаю был издан специальный номер “Воз ду пову”, организованный Карлусом Диасом.

ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ ПРОЛЕТАРИАТА В РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО

В 1918 ГОДУ И РЕВОЛЮЦИОННОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ 1918-1920 гг.

“В 1918 г. столица Бразилии представляла собой крупный административный и экономический центр. На промышленных предприятиях Рио-де-Жанейро и его пригородов трудилось около 73 тыс. рабочих, что в то время составляло четверть всего индустриального пролетариата страны. Кроме того, значительное число рабочих было занято в строительстве, коммунальном хозяйстве, в сфере услуг. Наряду с пролетариатом Сан-Паулу это был наиболее опытный и организованный отряд рабочего класса. У рабочих столицы имелись богатые традиции стачечной борьбы. В Рио-де-Жанейро действовали крупные профсоюзные объединения, прежде всего Федерация трудящихся, объединяющая 80 тыс. рабочих и служащих, а также масса мелких автономных синдикатов. В столице активно действовал Анархистский альянс, опиравшийся на (...) слои интеллигенции и профсоюзы (...).

Известие о победе (...) революции в России было воспринято (...) с энтузиазмом. (...) Среди рабочих Рио-де-Жанейро и других городов развернулась широкая пропаганда идей “максимализма” (...). В резолюции массового пролетарского собрания 1 мая 1918 г., состоявшегося в столичном театре “Мэзон Модерн”, был выражен “коллективный протест против капиталистической эксплуатации и социальной тирании, полная солидарность с трудящимися всего мира... глубокая симпатия к русскому народу, ведущему в этот момент открытую и героическую борьбу против капитализма и государства”.

Преклонение перед “прямыми действиями”, искреннее стремление повторить опыт (...) “русского максимализма”, ненависть к государственной власти как олицетворению реакции и насилия над личностью и свободой граждан, желание путем революции “передать власть синдикатам” - все это вело к созреванию среди анархо-синдикалистов идеи о вооруженном восстании.

Своеобразное и противоречивое переплетение (...) идей способствовало выделению (...) группы так называемых “коимунистов-освободителей” (точнее, либертарных коммунистов, - прим. МПСТ), взгляды которых были изложены в брошюре “Что такое максимализм, или большевизм”.. Ее авторы - редактор газеты “Народ” (“A Plebe”) Эдгар Леуенрот и Элио Негро (подлинное имя - Антонио Кандейас Дуарте) исходили из того, что “максимализм” имеет своей целью открыть путь “освободительному коммунизму, который принесет всем мир, благосостояние и свободу” (...). В соответствии с программой Элио Негро и Эдгара Леуенрота, в каждом городе, районе, поселке должны быть созданы местные коммуны или советы (...), управляющие жизнью граждан. Представители этих народных советов в свою очередь образуют центральный “народный комиссариат” (...), который избирает исполком и специальные комиссии (...). Непримиримые враги государства - анархо-синдикалисты - таким образом, в общем поддержали идею создания “коммунистической республики” (...) “профессиональных ассамблей” и “народных советов” (...)

Под непосредственным влиянием Октябрьской революции левые синдикалисты Рио-де-Жанейро попытались в ноябре 1918 г. осуществить свои идеалы на практике, организовав вооруженное восстание. Ход самого восстания, насколько мы можем восстановить его по воспоминаниям самих участников и по материалам полицейского управления, выглядит следующим образом

В октябре 1918 г. группа революционеров тайно собралась на квартире профессора Жозе Родригеса Лейте да Ойтисика в Рио-де-Жанейро с целью создания центра по подготовке восстания. В совещании участвовали Маноэл Кампос, Жоао да Коста Пимента, Астрожилдо Перейра, Алваро Палмейра, Карлос Диас, Жозе Ромеро и некоторые другие. В течение октября и первой декады ноября состоялось еще несколько конспиративных встреч. Однако в результате предательства планы заговорщиков стали известны полиции. Лейтенант Жорже Элиас Ажус оказался провокатором. По его показаниям, в восстании должны были участвовать 15 тыс. рабочих. “готовых к революционному движению”. В полицейском обвинении говорилось о 20 тыс. “заговорщиков”. Ажус утверждал, что на тайных совещаниях сообщалось о готовности выступить 4 тыс. рабочих. План восстания включал взрыв электростанции, телефонного узла, телеграфа. Восстание должно было начаться со всеобщей стачки рабочих района Ботафого, которые должны были подойти к президентскому дворцу Катети и по сигналу ворваться во дворец, арестовать президента и поднять красное знамя. Одновременно в районе Сан-Кристоф другие группы рабочих намеревались атаковать военные склады с целью захвата оружия, обмундирования и боеприпасов. В районе Бангу 2 тыс. рабочих должны были занять патронную фабрику в Реаленго и захватить там оружие и боеприпасы. Отряды под руководством Мануэля Кампоса в этот момент планировали захват полицейского участка.

Руководители восстания ничего не знали о предательстве и продолжали подготовку к вооруженному выступлению и всеобщей забастовке, которые, по их плану, должны были совпасть по времени (...)

18 ноября 1918 г. на текстильных фабриках Рио-де-Жанейро, Нитероя, Петрополиса и Маже в 4 часа дня началась стачка. Почти сразу же в центральное управление полиции поступили сообщения о беспорядках на улицах и угрозе восстания. По приказу начальника столичной полиции к фабрикам были срочно посланы военные части и полицейские патрули. Примерно в 5 часов вице-президент Бразилии Делфим Морейра созвал на экстренное совещание военного министра, министра юстиции и других членов правительства с целью заслушать информацию начальника полиции о положении в столице. Совещание приняло решение предоставить полиции чрезвычайные полномочия. В большинстве районов правительству удалось предотвратить восстание. Однако в ряде мест развернулась ожесточенная вооруженная борьба.

Так, в районе Сан-Кристоф восставшие атаковали армейские склады. Схватка началась со взрыва автомашины с солдатами, под которую была брошена самодельная бомба. Вслед за этим, забрасывая динамитными шашками охрану, рабочие бросились на приступ. В кровопролитных боях участвовало до 500 человек. Особенно активно сражались металлурги и строители. В баррикадных боях приняли участие и студенты Колледжа императора Педро II, а также медицинского училища.

Пытаясь склонить солдат на свою сторону, повстанцы обратились к ним с воззванием, в котором говорилось: “Солдаты и моряки - сыновья народа! Как только солдаты и матросы объединятся с рабочими, богачи и политиканы потеряют всякую силу и не будут господами на земле. Солдаты и матросы! Патриотизм и дисциплина - это слова, к которым прибегают наши угнетатели с целью обмана. Существует только один патриотизм и одна дисциплина - бороться за освобождение класса обездоленных и униженных. Есть только один путь к этому - братское единение солдат и моряков с рабочими и создание комитетов солдат и рабочих, которые возьмут на себя руководство всеми общественными делами”.

Призыв этот, к сожалению, не дал положительного результата. Только небольшая кучка солдат отказалась повиноваться офицерам и перешла на сторону рабочих. Основная же часть армии и вся полиция решительно выступили против них. К ночи восстание было повсюду подавлено. Лишь в рабочем поселке Маже еще в течение трех дней продолжались кровопролитные бои, в ходе которых революционеры провозгласили Рабочую республику.

После подавления восстания полиция привлекла к суду 58 человек, 10 из которых были признаны “руководителями”: Агрипино Назаре, Алваро Палмейра, Астрожилдо Перейра, Маноэл Кампос, Жоао да Коста Пимента и др.

22 ноября 1918 г. был издан правительственный декрет о запрещении Всеобщей федерации трудящихся, а также профсоюзов текстильщиков, металлургов и строительных рабочих под предлогом, что все они “нарушали общественный порядок, а их члены, в большинстве своем иностранные агитаторы, являются настоящими анархистами”, которые хотели “установить в Бразилии режим кровавого террора по типу русских Советов”. В ответ синдикалисты организовали 26 ноября стачки протеста, в которых приняли участие рабочие почти всех районов Рио-де-Жанейро. Общее число стачечников превысило 20 тыс. человек. Но это выступление уже не могло изменить исход борьбы. Реакция торжествовала победу”.

(Б.И.Коваль. Бразилия вчера и сегодня. М., 1975. С.44-48)

“Правительство, применив жестокие карательные меры, подавило восстание и ввело в стране и ввело в стране военное положение. Тем не менее революционное движение не утихало. 1 мая в стране состоялись массовые демонстрации, участники которых требовали введения 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, борьбы с дороговизной. В ходе стачечной борьбы в Рио-де-Жанейро, Сан-Пауло и других промышленных центрах стали возникать профессиональные союзы - текстильщиков, булочников. Портовых рабочих, трамвайщиков и др. (...) На первомайской демонстрации в бразильской столице было принято обращение, в котором говорилось: “Пролетариат Рио-де-Жанейро собравшийся на массовый митинг на площади, сегодня, в день Первого Мая, выражает солидарность с борьбой трудящихся всего мира и особенно приветствует русский, венгерский и германский пролетариат и торжественно протестует против какой-либо военной интервенции буржуазии с целью подавления революционного дела, начавшегося столь знаменательно в России”. В июле того же года во многих бразильских городах прошли демонстрации протеста против империалистической интервенции в Советской России”.

(Всемирная история. Т.VIII. М., 1961. С.481-482).

“Майские демонстрации трудящихся в 1919 г. прошли во многих городах страны. В Рио-де-Жанейро она вылилась в огромную манифестацию (...). 11 июля 1919 г. Союз металлистов федерального округа провел забастовку протеста против интервенции империалистических государств против (...) Республики Советов. В августе-сентябре 1919 г. выступили текстильщики, железнодорожники и строительные рабочие. Союз строителей после ряда забастовок и собраний рабочих от собственного имени декретировал 8-часовой рабочий день. Правительство Э.Пессоа вынуждено было признать это решение и пойти на уступки”.

“(...) Это правительство в начале своей деятельности прибегало к значительным уступкам, стремясь расколоть ряды трудящихся. Так, были проведены мероприятия по сокращению рабочего дня в ряде отраслей промышленности, принят закон о несчастных случаях на производстве, по которому предусматривались выплата пособий за увечья, отменены штрафы, разрешена деятельность профсоюзов, санкционированных и контролируемых правительством”.

“В 1920 г. произошла первая всеобщая забастовка рабочих железных дорог, в которой участвовало более 20 тысяч человек. Крупные масштабы приобрела стачка портовых рабочих и моряков. Первомайские демонстрации 1920 г. носят боевой характер и проходят под знаком солидарности трудящихся всего мира и поддержки Советской России”.

(Новейшая история. 1918-1939. Курс лекций. М., 1972. С.487)

В Ресифе в 1919-1920 гг. выходила ехедневная газета “А Ора сосиал”, орган Федерации трудящихся классов Пернамбуку. Позднее она стала периодическим изданием; ее руководители постоянно подвергались нападениям со стороны полиции, в результате несколько человек были арестованы, а Педру Леса погиб.

Выходили также: “О Экстрема норти” (1920 г., Манаус), “Жорнал ду пову” (1918 г., Белен в штате Пара). “А Револта” (1919 г.) и “А Воз ду трабальядор” (1920 г.), “О Артиста” (1919 г., Парнаиба в Пиауи), “А Сентинела” (1922 г., орган Союза железнодорожников северо-востока), “А Вангуардия” (1920 г., орган Всеобщего союза трудящихся Пернамбуку), “О Эскраву” (1920 г., орган Рабочей федерации Алагоаса), “Воз ду операриу” (1920 г., Аракажу), “О Операриу” (1920 г., Жуиз-ди-Фора), “О Пролетариу” (1919 г., Куритиба), “О Носсу вербу” (1919 г., анархистская, орган Всеобщего союза трудящихся города Риу-Гранди), “О Синдикалиста” (1921 и 1927 гг., газета Рабочей федерации Риу-Гранди-ду-Сул, руководимая немецким анархистом Фредерику Кништадтом и Орланду Мартинсом, Порту-Алегри).

В Сан-Паулу издавались: “О Трабальядор графику”, “О Интернасионал”, “О Гриту операриу” (рабочих гражданского строительства), “О Металургику”, “А Патулейя” (вместо “А Плебе” в период, когда ее директор Родольфу Фелипи находился в 1920-1921 г. в тюрьме) и “А Вангуарда операриа” (анархо-синдикалистская). Рабочая федерация призвала всех анархистов Бразилии мобилизоваться на сбор средств для покупки типографских машин и издания ежедневной газеты в Сан-Паулу. Ее директором стал анархист Эдгард Леуенрот при помощи будущего писателя Афонсу Шмидта и графика Жуаном да Коста Пимента.

Иллюзии относительно происходящего в России у многих бразильских либертариев вскоре стали развеиваться. Разногласия выявились уже на Третьем конгрессе бразильских рабочих в апреле 1920 г. После того, как в конце 1910-х гг. Бразильская рабочая конфедерация по существу перестала функционировать как целое и реальная работа велась только местными профсоюзами и рабочими федерациями штатов (среди них преобладали анархо-синдикалисты, но были и реформисты), рабочий конгресс стал единственным общебразильским органом трудящихся. Генеральным секретарем Исполнительной комиссии, созданной конгрессом, стал анархист Эдгард Леуенрот (E.Rodrigues. Pequena historia da imprensa social no Brasil. Florianopolis, 1997. P.59). Делегаты конгресса еще приняли специальную резолюцию, в которой выражался “братский привет русскому пролетариату, высоко поднявшему яркий факел революции, открыв тем самым путь к счастью и свободе трудящихся всего мира” (Цит. по: Б.И.Коваль. Рабочее движение в Латинской Америке. М., 1979. С.17). Делегаты выразили также симпатию 3-му Интернационалу. Но все громче и громче стали раздаваться голоса анархистов, резко критиковавших большевиков и “диктатуру пролетариата”.

В 1921 г. к Эдгарду Леуенроту в редакции “А Вангуарда операриа” явился делегат Коминтерна по португалоязычным и испаноязычеым странам Ренисон Субирофф (в действительности - бывший швейцарский протестантский пастор Жюль Юмбер-Дро). Не застав Эдгарда, он продиктовал записку Афонсу Шмидту. На следующий день Леуенрот встретился с ним в “Палас Отеле” (...). Представившись делегатом Коминтерна, Субирофф держался доверительно (...) и уговаривал Эдгарда Леуенрота создать компартию Бразилии. Леуенрот отказался и посоветовал обратиться с этим к Астрожилду Перейре. Тот приехал в Риу-ди-Жанейру и остановился в том же отеле. В марте 1922 г. был проведен конгресс, оформивший создание бразильской компартии БКП. Когда позднее Эдгард заболел и был помещен в санаторий, Жуан да Коста Пимента в типично ленинстском стиле украл помещение и оборудование и перебежал в БКП, созданную при его помощи 11 анархистами и одним социалистом, называвшими себя “либертариями” (...)

В январе 1922 г. начал выходить журнал “Мовименту комуниста”, руководимый Астрожилду Перейрой - первое издание в Бразилии, ориентированное на ленинистскую идеологию.

Вскоре после этого к власти пришел Артур Бернардис, заимствовавший фашистский синдикализм в Италии (он был осуществлен на практике Линдольфу Коллором и Жетулиу Варгасом в начале 30-х гг.). К этому времени (...) издавались такие газеты, как “Асан пролетариа” (“Пролетарское действие”, орган работников гражданского строительства, 1921 г.), “О Онзе ди новембре” (1921 г., орган работников торговли, Сан-Паулу), “О Протесту” (единственный номер 13 января 1921 г. в защиту испанского анархиста Мануэля Кампуса, обвиненного в организации стачки (...) и высланного из страны; позднее он вернулся, чтобы умереть в Риу-ди-Жанейру). В Петрополисе, штат Риу-ди-Жанейру, в 1921 г. выходили “Альворада”, “О Теселан” и “О Деспертар”; в Нитерое - “Бюллетень Рабочей лиги гражданского строительства”, в Потру-Алегри, штат Риу-Гранди-ду-Сул, в 1921 г. начал выходить журнал “в защиту анархизма и современной школы” - “Ривиста либерал”, руководимый Полидору Сантосом.

Либертарное прредставление о будущем внушают беспокойство сталинистам и сотрясают основы бразильского государства

В 1922 г. выходили такие газеты как “А Плебе”, издававшаяся с 1917 г., и другие - “О Пролетариу” в Сан-Паулу и “О Трабальядор” в Риу-ди-Жанейру, руководимая португальским анархистом Маркесом да Костой (с 10 июня 1922 г.).

В начале этого периода коммунисты развернули свою систематическую политику проникновения в еще существовавшие свободные профсоюзы - сапожников, гражданского строительства и текстильщиков в Риу - и разрушения их. Они вступили во внутреннюю борьбу с анархо-синдикалистами и анархистами, украли штаб-квартиру профсоюза сапожников на улице Жозе Маурисиу. Были предательски убиты анархист Антониу Домингис (сапожник), график Дамиан, 12 человек были ранены у входа в дом №4 по улице Фрей Канека. Выстрелы были произведены “чекистами” Педру Бастосом и Галилеу Санчесом, а их духовным автором были Астрожилду Перейра, Отавиу Брандан, Жуан да Коста Пимента и депутат от БКП Азеведу Лима.

Правительство Артура Бернардиса воспользовалось военными мятежами 1922-1924 гг. и борьбой между коммунистами и анархистами для того, чтобы сослать оппозиционеров и либертариев в Ойяпоке и выслать других. Оно разгромило рабочие профсоюзы и запретило распространение их газет. Немногие уцелевшие в ходе бернардистских репрессий в Риу-Гранди-ду-Сул продолжали издавать “О Синдикалиста” и “Ревиста либерал”. “А Плебе” сумела возобновить издание в 1927 г. “А Лантерна” сопротивлялась до 1935 г.

Жетулиу Варгас (пришедший к власти в 1930 г., - прим. МПСТ), вдохновляясь моделью фашистской Италии, создал вертикальные профсоюзы, контролировавшиеся государством. (...)

БРАЗИЛЬСКИЕ АНАРХО-СИНДИКАЛИСТЫ В МЕЖДУНАРОДНОЙ АССОЦИАЦИИ ТРУДЯЩИХСЯ

“В Риу-ди-Жанейру и Сан-Паулу (Бразилия) правительственными войсками убиты многие активные товарищи, другие высланы из страны, среди них - лучшие товарищи, бывшие лучшей опорой М.А.Т. Наши организации в Бразилии находятся в ситуации, вызывающей сожаление. После недавних революционных волнений революционное движение было полностью разгромлено. Его пресса была подавлена, почта препятствует доставке газет, цензура свирепствует, как в большевистской России. Правительство поощряет деятелей центральных профобъединений или реформистов; они используют сложившееся положение. Чтобы развернуть свою пропаганду и изобразить себя единственным рабочим профсоюзом страны”.

(Д.Абад де Сантильян. Южная Америка. Последние процессы в развитии революционного движения. // Die Internationale. Nr.4. 1925. S.37-38).

“...Рабочая федерация Риу-Гранди-ду-Сул / Бразилии (ФОРГС) на своем собрании делегатов 8 февраля 1925 г. после обсуждения этого вопроса на ряде заседаний единогласно приняла решение о присоединении к М.А.Т. В ФОРГС входят: Рабочая федерация Порту-Алегри с 600 пекарями, 200 сапожниками, 100 официантами, 60 представителями различных профессий, 40 членами немецкой секции, 200 горняков в Сан-Жеронимо, 200 членов Рабочей лиги Пелотас, 200 членов Всеобщего рабочего союза Риу-Гранди, UGdF Баге (300 членов), Союз сельскохозяйственных рабочих и мелких крестьян Боа-Виста и окрестностей (400 членов), немецкие колонисты и рабочие Жиньи (Группа свободных рабочих) (80 членов). Всего 2380 членов. Помимо этого следует прибавить еще несколько групп немецких колонистов. Число членов и синдикатов в Порту-Алегри и во всем штате значительно сократилось вследствие продолжающейся уже 2 года политической “революции кормушек” и связанной с этим реакцией, но мы надеемся уже в ближайшем будущем вернуться к иным цифрам.

...В прошлом году мы уже решили вместе с другими анархистами и анархо-синдикалистами Бразилии послать на конгресс делегата - товарища Карлуса Диаса, однако затем произошло военное восстание в Сан-Паулу, которым была ослеплена и часть в принципе рассудительных анархо-синдикалистов. Они увидели в этом фашистском восстании то, что показалось им началом социальной революции. Результат вам известен. Фашисты на сей раз проиграли, и вся ярость правительственных мерзавцев обрушилась на наших ослепленных товарищей и вообще на всех, кто называет себя анархистами и анархо-синдикалистами. Множество наших товарищей попали в тюрьмы, другие были высланы. Печать была запрещена или подвергается цензуре, любая прямая связь между нами и товарищами из Сан-Паулу и Риу-ди-Жанейру была прервана. Лишь постепенно мы находим новые пути. По этой причине мы не смогли на сей раз послать делегата на конгресс.

Бесстыжим является поведение господ большевиков, хотя ничего другого и ждать было нельзя. Их не преследуют правительственные органы. Им позволяют свободно действовать, и они используют нынешнее время для того, чтобы перевезти своего барашка в безопасное место. Любыми, даже самыми низкими средствами они действуют против нас, хотя и без большого успеха. Единственные газеты, выражающие наши идеи, - “Дер Фрайе Арбайтер” на немецком и “Ла Трибуна” на португальском языке. Но следует ожидать, что эта газета, первый номер которой недавно вышел, вскоре будет запрещена.

С 1 марта 1925 г. в Порту-Алегри снова выходит “Синдикалист” на португальском языке. Рабочая федерация Порту-Алегри входит в международное антимилитаристское бюро...”

(Из отчета ФОРГС Второму конгрессу М.А.Т. //

Die Internationale. Nr.5. 1925. S.113-114)

“С 11 по 16 мая 1929 г. в Буэнос-Айресе состоялся учредительный конгресс Американской континентальной ассоциации трудящихся (...) Из Бразилии были представлены профсоюзы из 7 штатов (...)”

(H.W.Gerhard. Die Kontinental-Amerikanische Arbeiter-Assoziation / Die IAA: Geschichte der Internationalen Arbeiter-Assoziation. Berlin, 1980. S.43-44).

“В 1930 г. членами Международной ассоциации трудящихся были следующие организации: (...) Бразилия: Рабочая федерация Риу-ди-Жанейру - 4000 (членов), Рабочая федерация Риу-Гранди-ду-Сул - 2000 (членов), Рабочая федерация Баге, Рабочая федерация Уругуайяны, Рабочая федерация Пелотас и Пара (...)

В 1930 г. в Бразилии Рабочие федерации существовали в (...) Пелотас, Уругуайяне, Баге, Парана, Риу-ди-Жанейру; они издавали газеты и вели различные сражения. В Риу-ди-Жанейру (...) движение более всего страдает от правительственных репрессий; Рабочая федерация может развиваться лишь очень умеренно, газета организации запрещена. В октябре 1930 г. в стране вспыхнула революция, победу в которой одержали либеральные элементы. Согласно сообщениям, переданным нам нашими товарищами, революционное рабочее движение в настоящее время пользуется большей свободой, чем при предыдущем режиме”.

(A.Souchy. L`Association Internationale des Travailleurs en 1930. P.1, 18).

На 4-м конгрессе М.А.Т. (Мадрид, июнь 1931 г.) были представлены местные федерации из Риу-ди-Жанейру, Баже, Пара, Пелотаса, Уругвайяны и Леона. Согласно отчету латиноамериканского делегата Сантильяна, “в Бразилии царит фашистский режим. Организация существует теперь лишь в Риу-Гранди-ду-Сул и в Сан-Паулу”.

(IV. Weltkongress der Internationalen Atbeiter-Assoziation.

Madrid, von 16. bis 21. Juni 1931. Berlin, 1931. S. VI, 10).

“Авторитарная волна 1931 г. сделала невозможной восстановление общенациональной Конфедерации. В 1933 г. анархо-синдикалистская деятельность была практически невозможной вследствие правительственных репрессий и вызванной ими нехватки товарищей. Свой вклад в усугубление ситуации внесло и насильственное наступление со стороны коммунистов.

В феврале и апреле 1935 г. было неясно, каково действительное положение Рабочей федерации Сан-Паулу и каково развитие рабочего движения”.

(J.Munoz Congost. La Asociacion Internacional de los Trabajadores a traves de sus Congresos. El debate anarcjsindicalista / Cenit. Nr. 252. Febrero 1988. P.7234).

“Товарищ Эрих Мюзам прислал нам следующее описание ужасных преследований против булочников Сан-Паулу. Описанные вещи полностью согласуются с нашей информацией. Профсоюз булочников Сан-Паулу - революционная федералистская либертарная рабочая организация, члены которой представляют интерес для всего международного пролетариата (...)

Товарищ Э.Мюзам пишет нам:

(...) В мае этого года рабочие-булочники Сан-Паулу в Бразилии объявили забастовку за синдикалистские требования. Масштабы движения и решимость забастовщиков побудили хозяев, обеспокоенных не снабжением города продовольствием, а своими прибылями, обратиться к помощи полиции против забастовщиков, помощи, которая была им широко оказана. Полиция вмешалась в Сан-Паулу и во внутренних районах штата, в Линсе и Соробоке, где сельскохозяйственные рабочие объявили стачку солидарности. Прибегнув к средствам жесточайшего террора, арестовывая агитаторов, увеличив число “авто-патрулей”, полицейские избивали людей, открывали огонь, рубили саблями, наконец, профсоюз булочников был объявлен распущенным. Помещения, в которых находился стачком, были атакованы армией и полицией, был использован даже удушающий газ. Количество рабочих, арестованных в этой связи, оценивается в 250; число убитых и раненых не называется. Здесь следует заметить, что репрессии против забастовочного движения сопровождались массовыми арестами, число затронутых ими не установлено; невозможно проконтролировать, сколько человек было тем временем убито или погибло в тюрьмах из-за дурного обращения.

То. Что бразильская полиция делала с булочниками Сан-Паулу, оставляет позади все, что было до сих пор! Газета “Дойче Цайтунг”, реакционный орган в Сан-Паулу, пишет: “ (...) Полиция продемонстрировала свою безжалостность в отношении главных виновников волнений и актов насилия в ходе забастовки в Сан-Паулу, Риу, Жуис-ди-Фора и Белу-Оризонти. Мы уже упоминали о транспорте заключенных, чья вина или коммунистическая деятельность могли быть установлены. Их отправляли на корабле “Дорат” в исправительные колонии в Доис-Риус и в Фернанду-Норонья и Тринидади. Второй транспорт с 30 человеками на борту корабля “Итажуба” также направлен в Фернанду Норонья, а третий транспорт готовится. Несколько сотен заключенных должны непрерывно отправляться на один из этих двух островов. Полагают, что число депортированных составит 600”.

(...) Фернанду-Норонья расположен к югу от экватора; климат там такой же, как в Кайенне. Трудящиеся брошены в этот ад не на основании решения суда, а в административном порядке, и депортация связана с принудительными работами”

(News Service of the IWMA. Nr.8(149). Berlin, 29.06.1932. P.4).

“В Бразилии, где установился фашистский режим, несколько ассоциаций в Сан-Паулу намереваются вступить в контакт с М.А.Т.”

(Информация к внеочередному конгрессу М.А.Т. 1937 г. // (J.Munoz Congost. La Asociacion Internacional de los Trabajadores a traves de sus Congresos. El debate anarcjsindicalista / Cenit. Nr. 253. Abril 1988. P.7287).

В 40-х гг. “не было почти никаких контактов из-за сильных репрессий. В течение 15 лет диктатуры Варгаса (1930-1945) с заключенными обращались как с дикими зверями. В 1945 г. была введена демократия, но его наследники продолжали ту же линию”.

(J.Munoz Congost. La Asociacion Internacional de los Trabajadores a traves de sus Congresos. El debate anarcjsindicalista / Cenit. Nr. 256. Diciembre 1988. P.7374).

Либертарии сохраняли свою штаб-квартиру в Риу-ди-Жанейру до 1935 г. в помещении Антиклерикальной лиги (улица Теофилу Отони). Во время конференции Жлзе Оитисики агенты БКП (Франсиску Мангабейра и другие) пытались проникнуть в помещении, но не смогли, после чего позвонили в полицию. Полицейские быстро появились и арестовали 8 анархистов, покончив с последним бастионом либертарного сопротивления, а вместе с ним - и с газетой “А Лантерна”.

В конце войны, в то время как лидер БКП Престес договаривался с бразильским диктатором, анархист Моасир Каминья начал издавать “Ремоделасонис” - первый голос либертариев, который приобрел отклик с крахом Жетулиу. Затем стала выходить “Асан дирейта”, руководимая Жозе Оитисикой. (Этот анархистский еженедельник появился 10 апреля 1946 г., затем стал ежемесячником, а потом - периодическим изданием. Издание прекратилось в октябре 1959 г. при последнем директоре - Эдгарде Леуенроте с распадом группы, поддерживавшей газету. Всего вышло 136 номеров. Директорами были: Жозе Оитисика, Серафин Порту, Соня Оитисика до ее смерти в 1957 г. Администраторами издания были Мануэл Перес, а в конце - Идеал Перес. Редакция размещалась по адресу: улица Буэнос-Айрес, 147-а (бюро Жозе Оитисики), а затем - на улице 13 мая, 23, зал 922, в бюро издательства “Жерминал” Роберту Невиса в Риу-ди-Жанейру. - E.Rodrigues. Op.cit. P.139).

В Сан-Паулу возобновилось издание “А Плебе” (Эдгар Леуенрот и Педру Каталу). Молодые либертарии из Роиу-ди-Жанейру издавали небольшие газеты: “Спартакус”, “Аурора”, “О Арчоте” (Нитерой), “Револта”. В Сан-Паулу выходила “Асан синдикал” под редакцией португальского графика Александри Пинту, “Вангуарда сосиалиста” и другие.

В этот период автономное профсоюзное движение умерло, пав жертвой совпадения противодействующих исторических условий: фашизоидных репрессий и влияния ленинистской стратегии на трудящихся, построенной на дезинформации в отношении советской революции.

С превращением профсоюзов в инструменты корпоративного государства и в приводные ремни партии рабочая печать потеряла свои основные характерные черты - спонтанности, разнообразия, либертарного радикализма, превратившись в простое повторение политических выкладок бюрократического руководства и освещение небольших и вполне ручных выступлений за повышение зарплаты

Либертарная печать спорадически снова появлялась в периодв менее жестоких репрессий. Однако государство и его сторонники одержали важную победу, автономная рабочая пресса исчезла вместе с циклом вольного синдикализма (...)

(Из книги: Edgar Rodrigues. Pequena historia da imprensa sdocial no Brasil. Florianopolis; 1997. Перевод Вадима Дамье)

Бразильские анархисты

“Помимо Аргентины, крупнейшее анархистское движение в Латинской Америке возникло в Бразилии. Его приверженцами были главным образом иммигранты, приехавшие между 1880-ми годами и Первой мировой войной не только из Португалии, Испании и Италии, но и из Германии, Австрии и других европейских стран, а также дети иммигрантов. На протяжении всего этого периода только из Италии в Бразилию въехало более 1 миллиона иммигрантов; тысячи из них были анархистами или сильно сочувствовали этой идее. В итоге анархизм возобладал над социализмом и до Первой мировой войны был господствующей радикальной идеологией бразильских рабочих и интеллигентов. Большинство бразильских профсоюзов до начала 1920-х гг. придерживались анархо-синдикалистской ориентации и впоследствии еще долго сохраняли сильные либертарные традиции (...)

Так что не удивительно, что Бразилия, с учетом ее размеров и количества населения, могла похвастаться сильным анархистским движением (...) Истоки движения можно проследить с 1870-х - 1880-х гг., когда учения Прудона и Бакунина вдохновили создание анархистских групп по всему миру. Кроме того, на бразильское движение наложила отпечаток хеймаркетская казнь 1887 г. (казнь американских рабочих-анархистов, организовавших в Чикаго выступления за 8-часовой рабочий день в 1886 г., - прим. В.Д.). Вскоре у него появились и собственные мученики: первым из них стал Полиниче Маттеи, зарезанный насмерть в 1898 г., когда на одном из политических собраний он крикнул: “Viva l`anarchia!” (E.A.Gordon. Anarchism in Brazil: theory and practice, 1890-1920. Ph.D. diss. Tulane University, 1978. P.67-68).

Как и повсюду, в Бразилии за хеймкркетскими событиями последовал быстрый рост анархистских групп и появление анархистских изданий на итальянском и португальском языках. Кроме того, в 1890 г. итальянский агроном (...) доктор Джиованни Росси основал в штате Парана колонию “Чечилия” - одну из первых анархистских коммун в Латинской Америке (См.: G.Rossi. Utopie und Experiment. Zuerich, 1897; A.Schmidt. Colonia Cecilia. Sao Paulo, 1942; N.Stadler de Souza. O anarquismo da colonia Cecilia. Rio de Janeiro, 1970).Два последующие десятилетия были отмечены наплывом европейской анархистской литературы на нескольких языках, не только произведений Прудона, Бакунина, Кропоткина, но и Реклю, Малатесты, Жана Грава и таких, менее известных, но влиятельных авторов, как Саверино Мерлино, К.Малато, Агустин Амон.

Как и в Испании и Португалии, анархизм в Бразилии часто принимал аскетические, квази-религиозные формы, отличительными чертами которых были бескомпромиссное следование принципам, сильный антиклерикализм, вегетарианство, отказ от алкоголя и табака. Кроме издания своих журналов, бразильские анархисты сотрудничали в редакциях рабочих, свободомыслящих и иных радикальных изданий, которые появились на рубеже веков. Они сыграли ведущую роль в формировании рабочих организаций, прежде всего, Бразильской рабочей конфедерации (COB), которая была создана в 1906 г. и привлекла в свои ряды сапожников, печатников, каменщиков, плотников, рыбаков, докеров, текстильщиков, рабочих гостиниц и ресторанов, а также учителей, журналистов и поэтов. Эти рабочие-самоучки запечатлены на фотографии рабочей конференции в своих чрезвычайно белых воротничках, темных галстуках и сюртуках, являя собой экзотически-привлекательное зрелище. Наряду с маевками, стачками и движениями за 8-часовой рабочий день, они организовывали антимилитаристские демонстрации, либертарные школы, театральные представления, музыкальные концерты, лекции по науке и искусству.

Можно без преувеличения сказать, что Бразилия дала нескольких весьма колоритных фигур в истории анархизма. Среди них был Оресте Ристори, высланный из Аргентины после того, как он эмигрировал туда из Италии на рубеже веков. Пытаясь бежать, он спрыгнул с корабля в маленькую лодку, сломав при падении обе ноги. Сила его убеждений была такова, что лечивший его доктор к моменту окончания лечения стал склоняться к анархизму. Ристори уехал в Уругвай, а затем в Бразилию, где основал в Сан-Паулу италоязычный еженедельник “Ла Батталья” (“Сражение”). В 1936 г. после нового изгнания из страны он отправился сражаться в Испанию. После победы Франко и подавления анархистов Ристори вернулся в родную Италию и присоединился к антифашистскому Сопротивлению. После 4-х лет борьбы он был схвачен немцами и в 1944 г. расстрелян.

Помощником Ристори по “Ла Батталья” был Джтджи Дамиани, который до эмиграции в Бразилию в 1899 г. несколько раз был посажен кв тюрьму или под домашний арест в Италии. Приехав он был снова заключен в тюрьму за анархистские убеждения. После освобождения он выучился на художника и работал декоратором в театрах Сан-Паулу, одновременно помогая “Ла Батталья” и другим анархистским газетам. Не очень разговорчивый, он запомнился товарищам своей “иронической улыбкой” (см.: J.W.F.Dulles. Anarchists and Communists in Brazil, 1900-1935. Austin, 1973. P.8. О Дамиани и бразильских анархистах вообще см. также: E.Rodrigues. Socialismo e sindicalismo no Brazil, 1675-1913. Rio de Janeiro, 1969; E.Rodrigues. Nacionalismo e cultura social, 1913-1922. Rio de Janeiro, 1972). Депортированный в Италию в 1919 г., он работал в “Уманита нова” в тесном взаимодействии с Малатестой.

Эверардо Диасу было 2 года от роду, когда в 1887 г., в год хеймаркетской казни, его привезли в Бразилию из Испании. Став уже в молодости анархистом, он вместе с Ристори и Бенхамином Мота вступил в Ассоциацию свободомыслящих и редактировал ее двухнедельный журнал “О ливри пенсадор” (“Свободомыслящий”), который содействовал распространению идей Дарвина, Спенсера и Феррера, нападал на обскурантизм и деспотизм католической церкви, а также на “тиранию табака” и алкоголя - “самого пагубного напитка, когда-либо изобретенного человеком” (J.W.F.Dulles. Op.cit. P.8).

Флорентино де Карвальо, также эмигрировавший из Испании, работал в полиции, но стал анархистом, прочитав кропоткинскую книгу “Хлеб и воля” - своеобразную “библию” анархистов в Испании и Латинской Америке, которую он случайно нашел в одном книжном магазине в Сан-Паулу в 1902 г. Уйдя из полиции, он работал грузчиком в порту, печатником в портовом городе Сантус, где стал организатором рабочих. Прежние коллеги теперь охотились за ним. Тем не менее, он находил возможность читать, писать, учиться, говорить на анархистских митингах, где его темные волосы и горящие глаза напоминали его товарищам Ницше.

Нену Вашку эмигрировал из Португалии в 1901 г. и присоединился к группе итальянских анархистов в Сан-Паулу. Он был родом из богатой семьи и получил ученую степень в области права. Он совсем не обладал ораторским талантом Карвальо, поскольку был слишком робок, чтобы смотреть в лицо аудитории. Но его статьи и пьесы, его журналы “Аурора” и “Терра ливри” (“Свободная земля”) завоевали ему репутацию наиболее развитого анархиста Бразилии. Лингвист и знаток орфографии, он изобрел модернизированную систему правописания - множество из предложэенных им изменений было одобрено Бразильской академией литературы.

Другим одаренным лингвистом был Паулу Бертело, приехавший в Бразилию в 1907 г. из Парижа. Его страстью было эсперанто. Вскоре он уехал из прибрежных городов вглубь страны, чтобы изучить безгосударственную коллективную жизнь индейских племен. Он вернулся, больной лихорадкой, и умер в 1910 г. Ему было 30 лет.

Эдгард Леуенрот - “человек с характером святого” (J.W.F.Dulles. Op.cit. P.15), ставший ведущим анархистом Сан-Паулу, родился в Бразилии в 1881 г. Сын иммигранта-фармацевта из Германии и матери-бразильянки, Леуенрот стал печатником, редактором, библиотекарем и организатором профсоюзов. В 1905 г. вместе с Вашку и Мануэлем Москосу он начал выпускать “А Терра ливри” (“Свободная земля”) - один из крупнейших анархистских журналов в стране. Надо отметить, что в 1906 г. “А Терра ливри” опубликовала серию статей о революционной борьбе в России, призывая к финансовой поддержке, и получила письмо благодарности от Петра Кропоткина (S.L.Maram. Anarchists, Immigrants and the Brazilian Labour Movement, 1890-1920. Ph.D. diss. University of California. Santa Barbara, 1972. P.106).

Кроме Леуенрота, внимания заслуживают еще 2 урожденных бразильца. Это Фабиу Луз, хорошо известный новеллист, изучавший медицину, занимавший пост школьного инспектора в Федеральном округе и пропагандировавший анархизм всю свою жизнь, и Жозе Ойтисика - поэт, лингвист, философ, сын сенатора из штата на Северо-востоке страны. Закончив факультеты медицины и права, Ойтисика создал школу в Риу-ди-Жанейру, затем был назначен директором муниципальной школы в Лагуна. Он пришел к анархизму, не столько изучая его классиков, сколько развивая собственные идеи об обществе и государстве. Вернувшись в Риу после 2 лет в Лагуна, он обнаружил, к своему изумлению, что анархисты, которых он прежде считал просто бомбометателями, проповедуют те же идеи, что и он сам. Поэтому он принял их сторону, как свою собственную, став одним из их наиболее энергичных пропагандистов. Однако, в его анархизме сохранялись полемические следы. Однажды он заметил: “Я не добиваюсь демократизации аристократов. К чему я стремлюсь, так это к аристократизации демократов. Чего я желаю - это дать им ум, культуру, любовь вечной красоты, вечного искусства”. Те, кто отнесутся к подобному заявлению снисходительно, будут огорчены замечанием Ойтисики о “трех еврейских лидерах” большевистской диктатуры - Троцком, Зиновьеве и Каменеве (J.W.F.Dulles. Op.cit. P.328).

Отклик бразильских анархистов на русскую революцию мало отличался от реакции их товарищей в других странах. Вначале, за некоторыми исключениями, они с энтузиазмом приветствовали большевистское восстание, называя Ленина и Троцкого коллегами, разделяющими конечную анархистскую мечту о безгосударственном коммунизме. Через влияние анархизма, надеялись они, большевизм трансформируется из авторитарной философии в либертарную. Они мирились с “диктатурой пролетариата” как с временным приемом для борьбы с помещиками, капиталистами и другими контрреволюционными элементами, которые стремятся вернуть себе власть. Между 1917 и 1919 гг. в Риу и Сан-Паулу анархисты организовали серию стачек и демонстраций в надежде добиться всеобщей забастовки, которая, по примеру большевиков, свергнет капиталистическую систему. Они осуждали интервенцию союзников в России, пели “Интернационал” и шагали по улицам, ведомые девушками в красных блузах, чтобы прославить грядущий строй. Анархисты в Риу-ди-Жанейру, среди них Ойтисика, подготовили в ноябре 1918 г. неудачный заговор с целью захвата ключевых пунктов в городе и свержения правительства по образцу большевистского переворота годом раннее.

К 1921 г. многие, однако, стали испытывать разочарование, ибо до них стали доходить известия о подавлении их анархистских товарищей, Кронштадтского восстания, о возрастающем бюрократизме и деспотизме Советского правительства. 7 ноября 1920 г., в третью годовщину прихода большевиков к власти, анархистский журнал “А Плеби” (“Народ”) во всю мощь развернул кампанию против большевизма. Тем не менее, немалое число анархистов сделало ставку на молодую Бразильскую компартию или стали следовать ее курсу как двойники “советских анархистов” в России.

Усилия разжечь революцию в Бразилии, между тем, оказались неудачными. Власти продолжали преследовать и подавлять анархистов. Их обвиняли в динамитном заговоре и подпольной деятельности, арестовывали, держали в информационной блокаде, избивали, морили голодом, пытали, расстреливали, депортировали. Забастовщиков увольняли с работы и заносили в черные списки.. Журналы запрещали, печатные станки уничтожали, места собраний и культурные центры закрывали. Сторонники большевизма призывали рабочих отказаться от антиполитических и децентралистских принципов анархизма в пользу более дисциплинированных методов коммунизма. Выросшее отсюда соперничество в борьбе за массовую поддержку немало способствовало расколу революционного движения и подрыву единства бразильского рабочего класса.

Ситуация усугубилась еще больше, когда стали возникать расколы внутри самого движения анархистов. Они ссорились не только из-за природы большевистской диктатуры, но и из-за вопроса о соотношении анархистского движения и промышленного рабочего класса. Индивидуалисты бичевали коллективистов, анархисты-коммунисты высмеивали анархо-синдикалистов. Один анархист-коммунист, подражая критике Бакуниным его марксистских противников, предсказывал, что если синдикализм, в конечном счете, распространится, то появится “корпус проффункционеров, которые всю свою энергию направят на обустройство нового государства, и как следствие, это будет содействовать новому экономическому неравенству наряду с неравенством политическим. На месте буржуазного класса возникнет класс функционеров” (E.A.Gordon. Op.cit. P.168-169).

Такие споры не могли быть разрешены. Начиная с 1920-х гг. влияние анархизма в Бразилии упало, и некогда цветущее движение сморщилось до размеров секты. Но Леуенрот, Ойтисика и их соратники отказались прекратить борьбу. Они принимали активное участие в движении за спасение Сакко и Ванцетти, позднее дрались на улицах с “зеленорубашечниками” и другими фашистскими группами. В Сан-Паулу и Риу-ди-Жанейру после Второй мировой войны сохранялись еще маленькие анархистские кружки, до конца остававшиеся верными своим идеалам. Последние тлеющие угли были загашены военой диктатурой, пришедшей к власти в 1964 г.”.

(P.Avrich. The Brazilian Anarchists //

P.Avrich. The Anarchists portraits. Princeton, 1987. P. 255-259.

Перевод К.Лиманова).

Бразильский анархизм в 1940-е - 1970-е гг.

После отстранения Ж.Варгаса от власти в 1945 г. анархисты возобновили легальную деятельность. Они свободно распространяли газеты и книги, проводили собрания, конференции и даже выступали на радио. Основными центрами деятельности были Риу-ди-Жанейру и Сан-Паулу, где движение концентрировалось вокруг двухнедельников “Асан дирета” (“Прямое действие”, Риу-ди-Жанейру, 1945-1957) и “А Плеби” (“Народ”. Сан-Паулу, с 1947 г.). Кроме этого, в 40-е гг. выходило много других анархических газет: “Ремоделасьон”, “О Аршоти” (орган бразильской либертарной молодежи, Нитерой, 1947 г.), “Эспартакус” (“Спартак”, Риу-ди-Жанейру, 1947 г.), “О Либертариу” (Сан-Паулу, 1945 г.) и т.д. Небольшие анархические группы объединялись в “Бразильское либертарное движение”, созданное после 1947 г. Заметным влиянием анархисты пользовались в университетах Сан-Паулу, Риу-ди-Жанейру и Кампинаса. Существовало маленькое, но активное “Либертарное студенческое движение”. Во многом это объяснялось тем, что среди преподавателей были такие известные либертарные активисты, как Жозе Ойтисика, занимавший профессорскую кафедру филологии в университете Риу, и историк Эдгар Леуенрот, преподававший в университете Кампинаса. Ж.Ойтисика не скрывал своих убеждений и открыто говорил, что школа станет школой в подлинном смысле этого слова только тогда, когда она займется воспитанием человека, а не служением властям. Власти, однако, терпели Ж.Ойтисика, ибо в некоторых областях он был незаменим. Особенным авторитетом он пользовался в области литературы. Его статьи по литературе, в которых он всегда проводил анархические принципы, печатались во многих газетах. Анархические печатные органы на португальском языке почти никогда не выходили без его статей. Подобно А.Беркману и Э.Малатесте, он всегда излагал анархизм самыми простыми словами и приводил доступные для понимания примеры (См.: “Дело труда - Пробуждение”, Нью-Йорк, 1958. № 55. С.31). На этой основе был написан его самый значительный труд “Анархизм всем понятен”. После смерти Ж.Ойтисика в 1957 г. его именем была названа Анархическая группа Риу-ди-Жанейру.

В 1964 г., когда произошел военный переворот, анархисты свернули легальную деятельность. В 1968 г. Центр исследований им. Ж.Ойтисика в Риу подвергся нападению военных и был закрыт. Все материалы, хранившиеся там, были конфискованы. 17 активистов центра были арестованы. В тюрьме их пытали электрошоком, заставляли ходить босиком по открытым консервным банкам, а некоторых насиловали. Все они подвергались психологическому давлению. Суд, который длился 3 года, в конце концов оправдал их за отсутствием доказательств вины. После этих ударов закрылся Центр социальной культуры (ЦСК) в Сан-Паулу, но его активисты продолжили подпольную работы (“Black flag quarterly”. London, 1984. Vol.7. #5. P.5).

В период военной диктатуры бразильские анархисты подвергались систематическим преследованиям, как на рабочих местах, так и дома. Полиция неоднократно врывалась в дома известных анархистов и конфисковала “подрывные материалы”, включая деньги. Естественно, ничего возвращено не было. Только с появлением в 1977 г. нового рабочего движения репрессии начали ослабевать. Получили широкое распространение либертарные и ассамблеарные тенденци в народном движении. Здесь можно видеть и базисные церковные общины, в некоторых из которых священники использовали либертарные схемы самоуправления и федерализма, комиссии жителей пролетарских районов, которые на местном уровне решали насущные проблемы, применяя в теории и на практике методы самоуправления и т.д. (Ibid. 1983. Vol.7. #4. P.24-25).

В 1977 г. группа либертариев в Салвадоре (штат Баия) начала издавать журнал “Барбарие” (“Варварство”) и газету “Инимигу ду Рей” (“Враг короля”), которые оказали большое влияние на местные марксистско-ленинские круги.

Возрождение

В 1985 г. в Риу, Сан-Паулу и других городах вновь появляются анархические организации. Происходит стремительный рост движения, которое в 1985 г. насчитывало 3-4 тысячи активистов и симпатизирующих.

В апреле 1985 г. в Сан-Паулу был открыт Центр социальной культуры (ЦСК), который продолжал традиции своего предшественника, созданного в 1933 г. на базе Социальной драматической группы в составе Рабочей федерации Сан-Паулу. В возрождении Центра участвовало почти 100 активистов разных возрастов. “Наша цель, - заявил 58-летний обувщик и генеральный секретарь Центра Жайми Куберу, - хранить и распространять либертарные ценности”. Его слова подтвердил 32-летний учитель математики Александри Сантана: “Мы должны еще многое исследовать в прошлой борьбе рабочего класса нашей страны”. Сегодня многие активисты ЦСК, среди них актриса Соня Ойтисика, длчь Жозе Ойтисика, пытаются разрушить существующие предрассудки. “Мы не террористы, не бомбометатели или ненавистники попов, как думают многие, - указывал 25-летний фотограф, член ЦСК Вандеолье ди Оливейра. - Мы стремимся к диалогу и кооперации со всеми возможными группами, выступающими за свободу и солидарность. В том числе со свободомыслящими христианами” (“Trafik: Internationales Journal zur Kultur und Anarchie”. Muelheim. 1985. Heft 19. S.16).

Центр проводит еженедельные конференции, дебаты, курсы и выставки. Часто представителей ЦСК с их выставками приглашали в школы, университеты и даже на телевидение. В ЦСК располагается превосходный книжный магазин.

Подобная деятельность развивалась и в других городах. Открытие в 1974 г. в университете Кампинаса “Исторического архива Эдгара Леуенрота” - одного из крупнейших либертарных архивов в Латинской Америке, позволило значительному числу академических исследований, студентов и анархистов познакомиться с периодом рабочего движения, который упорно замалчивали. В 1980-е гг. в продаже появились десятки книг по анархо-синдикализму, рабочему движения и анархизму. Наиболее известным либертарным издательством стало “Имажинариу”. Продолжительная исследовательская работа либертарного историка Э.Родригиса, который в 1980-е-1990-е гг. опубликовал многотомную работу по истории бразильского анархизма, в значительной степени способствовала изменению представлений о бразильском анархизме и включению этой темы в сферу интересов некоторых интеллектуалов и издателей.

В то же время начало упадка марксизма и компартии, оказавшейся после легализации в крайне неустойчивом положении, способствовало поиску новых левых альтернатив. На этом фоне происходила активизация либертариев, которые преодолевали теоретические разногласия и устанавливали контакт с обществом. 1980-е гг. были отмечены организацией множества конфереций, антимилитаристских и антиизбирательных кампаний, выпуском газет и журналов. Росло число анархических групп, но одновременно становились все сложнее индивидуальные контакты.

В 1985 г. в Риу-ди-Жанейру были созданы Анархическая группа им. Жозе Ойтисика, Студенческая ячейка 9 июля, Центр либертарных исследований и группа “Взаимопомощь”, которая была коалицией студентов-анархистов. Интеллектуальным центром местного движения является Кружок либертарных исследований, еженедельно организующий дискуссии и просмотр видеофильмов. В 1992 г. кружок создал Анархистское агентство новостей (АНА), которое выпускает периодический бюллетень. Группа “Взаимопомощь” была одной из первых, кто обратил пристальное внимание на Движение безземельных. Кроме того, в Риу действовали группа “Утопия” с одноименным журналом и Анархистская группа прямого действия, работавшая среди студентов и панков.

В 1993 г. в 11 регионах страны оформилось Движение анархо-панков, которое сосредоточилось на антимилитаристской, антифашистской и контркультурной деятельности. В июле 1994 г. состоялась встреча анархо-панков из 5 северных и северо-восточных штатов. Антимилитаризм является одним из основных направлений работы анархистов. Например, в антимилитаристской демонстрации, организованной 8 августа 1986 г. либертарными группами Сан-Паулу, участвовало около 1 тысячи человек (“Black flag”. London. 3.11.1986. #164). С 6 августа по 7 сентября 1989 г. Бразильская рабочая конфедерация устроила антимилитаристский месячник с мероприятиями в Сан-Паулу, Бразилиа, Порту-Алегри и Салвадоре. Обычно государство терпимо относилось к анархическому движению, но иногда прибегало к репрессиям. Так, 7 сентября 1993 г. более 100 анархистов были арестованы в Сан-Паулу во время военного парада. Анархисты, протестовавшие против милитаризма и постоянных поборов полиции в отношении населения, были обвинены в провокации беспорядков и ношении холодного оружия (“Le Monde libertaire”. Paris. 13.-19.01.1994. # 940. P. 6).

Одновременно анархическое студенчество развивало идеи либертарного образования. Идеи таких мыслителей как Поль Гудмэн и Герберт Рид, появились в Бразилии только в 80-е гг. благодаря работе центров культуры, анархистских групп и таких пропагандистов, как Эдгар Родригис. В 1988 г. появилась группа людей, которая начала работать над теоретическим осмыслением либертарной педагогики. 8-17 июля 1994 г. во Флорианополисе состоялся фестиваль “Искусство и культура без границ”, в рамках которого проводились конференции и семинары по либертарному образованию, выставки, спектакли, кинопросмотры и т.д. Параллельно с ним прошла региональная конференция анархических групп Юга страны, вставших на путь создания Анархистской федерации. Этот фестиваль показал очевидную жизнеспособность анархизма. (“CNT”.1994.#164. P.18).

Бразильская рабочая конфедерация

Процесс возрождения анархо-синдикализма в Бразилии начался в середине 1980-х гг. 1 мая 1986 г. впервые за 20 лет на улицах Сан-Паулу состоялась демонстрация анархистов, в которой участвовало свыше 200 человек. На следующий день в Центре социальной культуры была организована 1-я анархо-синдикалистская конференция, в которой приняли участие делегаты из Сан-Паулу, Риу-ди-Жанейру, штатов Баия, Минас-Жераис, Риу-Гранди-ду-Сул и Параиба. На этой встрече обсуждались вопросы социально-экономического положения бразильских трудящихся и возможности воссоздания Бразильской рабочей конфедерации (СОВ) (“Black flag”. 14.07.1986. P.6; “Le Mond libertaire”.1986. #622).

Активная профсоюзная работа ячеек по созданию СОВ способствовала сближению бразильских анархо-синдикалистов с М.А.Т. На 18-м конгрессе М.А.Т. в Бордо (Франция) в 1988 г. Бразильская рабочая конфедерация была признана секцией Интернационала. Дальнейшим шагом по консолидации СОВ стал “3-й бразильский анархо-синдикалистский конгресс”, состоявшийся в Порту-Алегри 12-13 ноября 1988 г. В ходе его работы были приняты следующие решения:

     

  • Утвердить рабочий базовый документ и декларацию принципов, которую было решено доработать на следующем конгрессе;

     

  • Определить движение сторонников СОВ как общенациональное движение, состоящее из: 1) Базисных групп; 2) Свободных объединений трудящихся; 3) Ячеек поддержки, которые не являются членами СОВ, то есть не имеют права голоса на конгрессе, но могут участвовать в работе организации.

Под базисными группами понимались зародышевые ячейки будущих свободных революционных профсоюзов. Свободные объединения трудящихся (Лига железнодорожников Сан-Паулу, межотраслевые профсоюзы) должны были стать еще одним шагом на пути к созданию массовых анархо-синдикалистских профсоюзов.

     

  • Конгресс утвердил двух региональных секретарей (для Севера и Юга) и избрал национальный секретариат со штаб-квартирой в Порту-Алегри. Кроме того, было решено отменить должность национального секретаря, так как в ней видели иерархические пережитки. Национальный секретариат нес коллективную ответственность и его члены делили между собой различные функции.

     

  • На очередном конгрессе в октябре 1989 г. в Баиа было намечено окончательное восстановление СОВ. Последний конгресс старой СОВ проходил в 1920 г. Под лозунгом: “За созыв 4-го конгресса рабочих Бразилии, за воссоздание СОВ” в 1988 г. должны были быть заложены последние кирпичи в основание СОВ (“Direkte Aktion: anarchosyndikalistische Zeitung”. 1.Mai 1989. Nr.75. S.19-20).

В рамках этого форума состоялась встреча американских секций М.А.Т., на которой прозвучали доклады, рассеявшие иллюзии членов СОВ относительно сил М.А.Т. В Бразилии, например, полагали, что М.А.Т. насчитывает около миллиона активистов, что не соответствовало действительности. В том же русле шли доклады тов. Винсенте, представителя Альянса рабочей солидарности (секции М.А.Т. в США) и сообщения о начинаниях в Аргентине, Парагвае и Уругвае. На встрече возобладало мнение, что о создании секретариата М.А.Т. по Латинской Америке говорить еще рано. Вместо этого было принято решение о том, что СОВ будет координировать контакты с анархо-синдикалистами в Боливии, Чили. Уругвае и Парагвае, а АРС будет укреплять свои связи в Центральной Америке и Канаде (Ibid.).

На встрече СОВ подтвердила свою готовность послать в Аргентину “трудовую бригаду”, чтобы помочь аргентинской секции ФОРА отремонтировать свое помещение в Буэнос-Айресе и одновременно установить контакты с интересующимися анархо-синдикализмом молодым аргентинскими рабочими. Однако в 1989 г. товарищи из ФОРА заверили СОВ, что помощь при ремонте помещения не потребуется. Инициатива осталась не реализованной (Ibid)

Практические начинания местных групп СОВ в конце 80-х гг. были достаточно широкими. Например, группы в Риу-ди-Жанейру и Баиа активно работали в кварталах бедноты. Без всякой подготовки они устраивали на улицах дискуссии с местными жителями. СОВ вела кампании против выборов под лозунгами: “Ни одного голоса” (Voto-Nulo). В Бразилии участие в выборах является обязательным, на неучаствующих налагается денежный штраф, иногда имеют место репрессии. Поэтому СОВ призывала портить избирательные бюллетени. “Если за тебя никто не работает, то никто не должен за тебя решать! Нам не нужен твой голос - нам нужно твое действие! Не поддерживайте паразитов! Рабочие! Не голосуйте, а боритесь!” - так гласила листовка СОВ. “Либертарная молодежь”, которая организовалась как часть СОВ, с воодушевлением участвовала в этой мобилизации. На конгрессе 1988 г. обсуждалась целесообразность подобных кампаний. Часть делегатов утверждала, что они уводят организацию от собственно профсоюзной борьбы. Но большинство высказалось за такие кампании, видя в них хорошую пропаганду, которая делает известными в обществе имя и цели организации ( Ibid.)

Хотя большинство активистов СОВ составляли рабочие, профсоюзная деятельность, за исключением Сан-Паулу, находилась в зачаточном состоянии. Большие надежды в Сан-Паулу возлагались на развитие Лиги железнодорожников, примыкавшей к СОВ. Большой успех имела международная кампания в поддержку уволенных в 1987 г. железнодорожников, которые после долгих юридических тяжб были восстановлены на работе непосредственно перед конгрессом СОВ. (Речь шла о нескольких десятках рабочих, выброшенных на улицу после забастовки; против 9 было возбуждено уголовное дело). Во время этой тяжбы М.А.Т. всемерно поддерживала железнодорожников: например, северные секции ежемесячно пересылали преследуемым рабочим по 150 долларов (Ibid.)

В 1989 г. работа СОВ в Сан-Паулу была направлена на улицу и текущие конфликты. Она освободилась от кружка анархистов-интеллектуалов, которые только болтали об анархо-синдикализме, но ничего не делали. Поэтому в Сан-Паулу на протяжении ряда лет сохранялись конфликтные отношения между организацией СОВ, достигшей там в 1989 г. 40 человек, и маленькой группой бывших членов вокруг Ж.Кубейру из Центра социальной культуры. Вначале СОВ и ЦСК имели общее помещение, но осенью 1988 г. СОВ покинула Центр. В 1989 г. секции СОВ в Сан-Паулу (Всеобщий союз трудящихся и Либертарная молодежь) работали в двух направлениях:

     

  • борьба рабочих КОСИПА, фабрики металлоизделий в Сан-Паулу и

     

  • борьба семей железнодорожников в Барра-Фунда, Сан-Паулу.

В декабре 1987 г. рабочие компании КОСИПА в Кубатан начали забастовку, добиваясь выплаты давно обещанного повышения зарплаты на 40%. Забастовка продолжалась 11 дней, а затем 275 рабочих были уволены. С тех пор они боролись за свое восстановление на работе. Профсоюз металлистов, контролируемый бразильской компартией. сделал очень мало для поддержки борьбы. Причина заключалась в том, что многие из уволенных принадлежали к профсоюзной оппозиции. В апреле 1989 г. уволенные рабочие разбили лагерь протеста в Сан-Паулу на площади напротив главного офиса фирмы. Чтобы их требования звучали убедительнее, рабочие ночевали в лагере вместе с семьями. Хотя по закону от 5 октября 1988 г. им гарантировалась амнистия, дирекция фирмы отказывалась одобрить их восстановление на работе. Тогда СОВ выразила свою практическую солидарность. Члены СОВ посменно ночевали в лагере, а 20 мая СОВ организовала акцию солидарности. Через месяц борьба завершилась полной победой: все 275 уволенных были восстановлены. Часть рабочих КОСИПА создала профсоюзную секцию СОВ (“Direkte Aktion”. 1989. Nr.76. S.10).

Другое направление деятельности было связано с конфликтами железнодорожников с властями. В феврале 1989 г. по инициативе СОВ прошли акции протеста против усиления репрессий в отношении профсоюзных и общественных деятелей. 17 февраля в Сан-Паулу была организована акция под лозунгом “Восстаньте за жизнь” (Revolte-se por la vida!). Поводом стало убийство железнодорожника дорожной полицией. Выступление затрагивало 2 широкие темы: убийства участников социальной борьбы и значительное число дорожно-транспортных происшествий, жертвами которых стали рабочие и случайные люди. В митинге приняли участие жена убитого железнодорожника, множество пострадавших в авариях, рок-группы из пригородов. Оратор от СОВ говорил о деятельности анархо-синдикалистов и текущей борьбе (Ibid.).

Префектура Сан-Паулу пыталась помешать мероприятию с помощью бюрократических средств: были трудности с установкой света и громкоговорителей; вместо объявленных заранее 17 часов митинг начался в 20.30. Из-за задержек и запугиваний со стороны Партии трудящихся (ПТ) число участников за 3 часа опоздания сократилось с 5000 до 500. Тем не менее, это было крупное мероприятие, по сравнению с предыдущими. Существовала угроза убийства ряда товарищей из СОВ во время акции, особенно Леонардо Морелли (Ibid.).

Второй акцией железнодорожников было выступление против “Памятника Латинской Америке”. С 1920-х гг. “Общество метро” содержало жилые здания для семей железнодорожников в пригороде Барра-Фунда, который всегда был очень бедным кварталом. Именно здесь префектура решила построить “памятник Латинской Америке”, в результате дома рабочих должны были снести, а их место занял бы сад с библиотекой и комната отдыха функционеров “мемориала”. Образовалось движение против насильственного выселения семей железнодорожников (Ibid.).

28 мая 1989 г. СОВ организовала в Барра-Фунда акцию солидарности. Движение и здесь достигло успеха: префектура пошла на уступки. Семьи могли остаться в домах еще на год, а затем им должны были быть предоставлены участки земли от метро и других транспортных организаций для постройки домов.

В связи с конфликтом в Барра-Фунда СОВ еще раз подчеркнула, что поведение социал-демократии, а именно ПТ, сводится к общей поддержке системы и к противодействию деятельности СОВ. Это отчетливо проявилось 7 мая 1989 г., когда выселенные из квартир семьи вместе с членами СОВ распространили открытое письмо протеста. Руководство мемориала вызвало службу безопасности, военную и транспортную полицию, но та не стала вмешиваться из-за присутствия множества туристов. В конце концов прибыла “гражданская гвардия” (городская полиция), подчиняющаяся администрации ПТ, и арестовала Леонардо Морелли. В Барра-Фунда много мелких уличных торговцев “марретейрус”, и у них всегда были плохие отношения с префектурой. Теперь вместе с несколькими членами СОВ они отправились к тюрьме и потребовали освобождения Морелли. В результате его освободили. На следующий день уличные торговцы провели собрание и вынесли решение сотрудничать с СОВ. На другой день состоялся разговор с Морелли лидера ПТ, который пытался убедить членов СОВ в необходимости сотрудничать с его партией, особенно в связи с повышением стоимости проезда на транспорте. Когда СОВ отвергла предложение, начались тайные угрозы.

ПТ и ее профсоюз КУТ испробовали все способы, чтобы заглушит голоса слева от КУТ. Возможности и инфрапструктура СОВ не соответствовали требованиям момента. Правда, СОВ в Сан-Паулу нашла контакт с близкими отраслевыми группами и профсоюзами, установила прямые контакты с профсоюзами во Франции и Испании. Примером возрастающей силы СОВ в Сан-Паулу была первомайская демонстрация 1989 г. СОВ оказалась единственной группой, подготовившейся к предполагаемому столкновению с неонацистами. Действительно, 1 мая произошли сильные столкновения между блоком СОВ, в котором было и много молодых панков, и праворадикальными группами. После этого опыта СОВ стала создавать группы самозащиты (Ibid.). Впоследствии, в 1995 г. в Сантусе был образован проект “Анархисты против расизма”, которое сотрудничало с движением черных бразильцев.

Репрессии против СОВ постепенно стали приобретать иное качество. По оценке бразильских товарищей, это происходит даже не из-за наличия у них настоящих крупных сил, а из страха перед возможным усилением анархо-синдикалистской организации в будущем.

На внеочередной национальной конференции СОВ в июне 1989 г. были обсуждены последствия сложившейся ситуации. В итоге было заявлено, что СОВ консолидирует свою структуру. 12-14 октября 1989 г. в г. Бразилиа состоялся 4-й конгресс СОВ, на котором была поставлена цель возрождения СОВ как анархо-синдикалистского профсоюза. Но этого пока сделать не удалось. На 1993 г. в СОВ состояли: Синдикат свободных трудящихся Сан-Паулу, Межотраслевая лига трудящихся Белена (штат Пара), Межотраслевой синдикат трудящихся Форталезы и ячейки в Порту-Алегри и Касапава-ду-Сул. (“A Voz do Trabalhador”. Nov.-Dez. 1993. #7). С 1987 г. издается печатный орган СОВ - газета “А Воз ду трабальядор”.

В 1993 г. сообщалось, что СОВ в Сан-Паулу установили контакты с трудящимися госпиталя “Тиди Сетубал”, ознакомили их с документами СОВ и стали готовить создание ассоциации трудящихся (Ibid. P.3). В 1995 г. ячейка СОВ и Ассоциация свободных трудящихся в области здравоохранения Сан-Паулу (АТЛАС, профсоюз СОВ) вели борьбу против мэра Паулу Салима Малуфа и секретаря по делам здравоохранения Жетулиу Ханаширо. Причиной стал городской “План здравоохранения”, который в действительности был угрозой рабочим местам и человеческому достоинству членов Ассоциации (“Direkte Aktion”. 1995. Nr.111). Члены СОВ и Либертарной молодежи из Порту-Алегри установили в 1993 г. контакты с Движением безземельных трудящихся (МСТ).

К концу 90-х гг. СОВ оставалась единственным представителем анархо-синдикализма в Бразилии. Но ее активность заметно снизилась.

В конце века

“Хотя существует множество коллективов, рассеянных по обширному географическому пространству страны, большинство из них состоит из небольшого числа людей и в большинстве случаев между ними отсутствует эффективная координация.

В штате Сан-Паулу в городе Сантус, известном также как “бразильская Барселона” благодаря деятельности анархистов, существует Либертарная сеть районов Сантуса, которая включает “Либертарный союз Сантуса”. Дом анархической культуры им. Жайми Куберуса, Агентство анархистских новостей (ААН) и отдельных людей. Сеть существует уже около 2 лет и координирует работу различных групп этого района, а также организует пропаганду и действия в области культуры, проводит конференции, марши. “Либертарный союз Сантуса” работает также в местной секции “Анархисты против расизма” (ассоциации, которая борется с расизмом в различных районах страны), а также в “Комитете Мумия”, выражающем солидарность с афро-американским заключенным Мумия Абу-Джамалем, в кампаниях за освобождение животных, в мероприятиях панк-культуры и издает двухмесячник “Ресистенсиа и лута”. ААН издает информбюллетень “Бакунин”, выходящий раз в 3 месяца. Дом анархической культуры им. Ж.Куберуса занимается организацией и координацией деятельности анархистов и их сторонников в городе Гуаружа с целью связать вместе группы действия в школах и организовать различные действия в области куцльтуры. Дом имеет свою библиотеку и делит помещение с “Коллективом Зеленая альтернатива”, который занимается экологическими проблемами с либертарной перспективой (“социальной экологией”) (...)

В Сан-Паулу можно обнаружить ветерана - “Центр социальной культуры”, выступающего инициатором конференций, семинаров, выставок и имеющего наиболее значительную либертарную библиотеку в Латинской Америке. Недавно умер один из участников Центра Жайми Куберус (...). Там же действует “Либертарная социалистическая организация” (ОСЛ) - ее местная группа издает газету “Вермелью и негру”. ОСЛ имеет отделения в различных штатах страны и является одним из (...) представителей специфического анархизма, связанного с Уругвайской анархической федерацией (ФАУ). Хотя ОСЛ сейчас находится в процессе реорганизации, она имеет много активистов в базисном студенческом движении, участвует в поддержке движений безземельных и бездомных. Анархистский коллектив “Бранкалеоне” издает “Тесан”. Он выступил инициатором медицинского либертарного проекта “СОМА”, учрежденного писателем и врачом Роберту Фрейри на основе исследований Вильгельма Райха, антипсихиатрии и танца-борьбы, известного под названием “ангольская капоэйра” (...) проект действует в различных городах страны, имеет собственное издательство, которое публикует книги по медицинским и либертарным проблемам. Уже некоторое время функционирует Культурный клуб им. Буэнавентуры Дуррути, но он открыт для публики не постоянно (...). Небольшая городская коммуна “Гуляй-Поле” собирает архив и библиотеку анархистского движения, организует конференции и семинары анархо-панков (...). “Ячейка либертарной социализации” - это коллектив, образованный преподавателями Католического университета, организует периодические семинары по таким темам, как отмена смертной казни. После исчезновения “Анархо-феминистского коллектива” некоторые из его участниц работают над проектом по созданию новой группы иой же ориентации. Издательство “Имагинариу” занимается изданием книг анархистской тематики, а также превосходного журнала “Либертариас” (...). В городе также существуют различные коллективы, входящие в Движение анархо-панков (МАП), и бесчисленное множество музыкальных групп. Бразильское панк-движение во многом похоже на мексиканское, сочетая собственную культурную эстетику с либертарной активностью. (...)

В том же штате Сан-Паулу в городах Арасатуба и Биригуи действует “Группа организованного либертарного действия”, которая издает “Асурас” и работает в студенческом движении, в квартальных ассоциациях и т.д.

В Риу-ди-Жанейру движение находится в относительном упадке. Группа “Взаимопомощь”, входящая в ужу упомянутую ОСЛ, погружена в процесс реогранизации. Но это не мешает ей продолжать успешно работать с Движением бездомных трудящихся. Движение занималось ремонтом брошенных общественных зданий, чтобы облегчить участь трудящихся. В 1997 г. совместно с семьями бездомных члены группы захватили дом, который удерживали в течение нескольких месяцев, пока их не выселила полиция. В последнее время группа “Взаимопомощь” работала и с Движением безземельных, активно участвовала в организации “Альтернативного 500-летия”. С 1985 г. работает “Кружок либертарных исследований им. Идеала Переса”. В течение 5 лет он издавал журнал “Утопиа”, а в настоящее время - “Либера... Аморе миу”, который со временем (...) превратился в орган групп и отдельных лиц из различных частей страны. Тем самым он взял на себя функции, которые выполняла “Сеть”, координировавшая в 1992-1994 гг. деятельность групп из Риу, Сан-Паулу, Куритибы, Флорианополиса и других местностей. Кружок организует периодические дискуссии, семинары, конференции. После того, как Федеральный университет по экономическим причинам отказался финансировать помещение кружка, то находится в состоянии реорганизации. В Риу функционирует также группа “СОМА”, коллектив анархо-панков “Контраст” и выходит журнал “Летра ливри”.

В городе Фрибурго, штат Риу-ди-Жанейру, местный Анархистский союз работает в студенческом движении и занимается культурными вопросами.

2 года назад в Минас-Жераис был образован Центр либертарной культуры, который занимается различного рода деятельностью (видепоказы, конференции, марши) в городе Белу-Оризонти, выпускают программу “Анархия” на местном радио.

В Витория, столице штата Эспириту-Санту, функционирует коллектив “Мятеж”, состоящий из анархо-панков, пропагандирующих свои идеи через музыку и уличный театр.

На севере, в Салвадоре, штат Баиа, “Либертарное движение Пау-да-Лима” проводит концерты, спектакли и дебаты, издает “Манча негра” (...). “Ассоциация Побег либертарной мысли” уже в течение ряда лет осуществляет различные издательские проекты, такие как “О Либертариу” вначале или “Сем амус” в настоящее время. Ассоциация имеет хорошо подобранную библиотеку, некоторые из ее членов работают в сельскохозяйственном гидропонном кооперативе. В Салвадоре, как и в столицах северо-восточных штатов, имеются группы Движения анархо-панков и многочисленные музыкальные группы этого направления, страдающие от жестоких репрессий полиции, которая убила 2 анархо-панков в Салвадоре пару лет назад.

В Белене, штат Пара, (...) действует Либертарный культурный центр им. Жозе Пласиду ди Албукерки. Эта группа работает преимущественно среди студентов и народных движений, таких как ассамблеи жителей и Движение безземельных. Центр входит в ОСЛ и носит имя местного анархиста, убитого полицией в 1920 г.

К Югу, в штате Парана коллектив “Гравида”, входящий в сеть “Анархисты против расизма”, борется против расовой дискриминации в городе Куритиба, где обычны расистские действия и нападения местных скинхедов - “карекас”. В Куоитибе находится также сквотт “Пайолль” - дом, захваченный анархо-панками; там осуществляется разнообразная работа.

Там же, в Парана, в городе Фоз-ди-Игуасу есть группа “Коллективное действие” со своим помещением, библиотекой. Она занимается коммунитарной деятельностью и спорадически издает книги об анархо-коммунитаризме. Группа входит в квартальную ассоциацию и составляет там большинство. В соседних местностях Лондрина и Маринга также имеются небольшие, но активные группы либертариев.

И, наконец, в штате Риу-Гранди-ду-Сул действует “Анархистская федерация гаушу” - наиболее крупная по численности группа в стране. Она входит в ОСЛ и работает в народных движениях, в экологическом и студенческом движениях, в кварталах и т.д. (...)

Движение безземельных трудящихся (...) получает помощь в своей борьбе от либертарных групп, которые, как ОСЛ, активно участвовали в борьбе, хотя часть ее его руководителей явно ориентируется на поддержку Партии труда на выборах (...)”

(“CNT”. Mayo de 1999. P.21-22)