Коммуны в Германии

«Образцовым примером не-поражения» назвал когда-то коммуны философ Мартин Бубер. Действительно, осуществление на практике жизненных норм анархии и коммунизма «здесь и сейчас» еще отнюдь не меняет окружающий нас властнический и капиталистический мир, не уничтожает отношения господства и эксплуатацию и не уменьшает число проливаемых на планете слез. Попытка быть свободными среди рабов не устраняет рабство. Это еще не победа, далеко не победа. Но это образ победы, образец свободной жизни и принципиальное доказательство ее возможности.

 
В ходе недавней поездки по Германии мне удалось познакомиться с тем, как живут коммунары этой страны. Их всего несколько сотен; их сообщества различны по размерам и действиям, и расположены они в самых разных районах ­– сельских или городских. Условия, в которых они существуют, конечно, во многом отличаются от тех, которые установились в России. И все-таки хотелось бы верить, что когда-нибудь и здесь появятся настоящие анархические, левые, свободные коммуны (а не только иерархические и деспотические религиозные общины во главе со своими вождями и гуру, как сейчас). И тогда опыт немецких товарищей им наверняка пригодится.
 
Вот почему мне захотелось познакомить российскую общественность с тем, как живут и работают коммуны в Германии. В первую очередь, как мне кажется, имеет смысл перевести материалы, в которых коммуны описывают себя, свои цели, устройство и деятельность. В дополнение к этому приведу информацию, полученную в результате личных разговоров с коммунарами и собственных впечатлений.
 
 
«НЕМЕЦКИЙ КИББУЦ»
 
Так назвал один израильский гость сельскую коммуну Нидеркауфунген, что расположена неподалеку от гессенского города Кассель. Действительно, экономические основы этого сообщества очень похожи на те, какие существуют (или существовали) в левых кибуцах Израиля. Тем не менее, люди из Нидеркауфунгена уверили меня, что пришли к ним самостоятельно. Если это действительно так, то, значит, что принципы коммуны и впрямь «носятся в воздухе» и живут самостоятельной жизнью, как настоящая идея-сила.
 
О том, как работает Нидеркауфунген, рассказывается в брошюре, выпущенной коммунарами в 2008 г. Далее я просто цитирую ее.
 
«Идейная основа коммуны, как она была описана в нашей декларации принципов 1983 г. (…), по-прежнему остается в силе. Далее мы указываем на моменты, в которых идеи этого документа проявили себя нереалистичными, неверными или бесцельными для нас. Наша коммуна воспринимает себя как левая, недогматическая группа. В нашей совместной жизни мы, как группа, не ориентируемся на какую-либо конкретную коммунитарную или духовную традицию, а действуем в соответствии с нашими принципами.
 
1. История.
 
В начале 80-х гг. образовалась инициативная группа, которая в январе 1983 г. перебралась из Гессена в район Большого Гамбурга, в надежде осуществить там идею крупного жилого и трудового сообщества. Ядро, 12 из членов которого жили в Букстехуде, быстро выросло до 20 человек; к ним, как снежный ком, добавилось еще около 20 человек (некоторых из них сменялись). В течение 1983 г. группа планировала и обсуждала содержание и форму проекта: он должен был охватывать около 100 взрослых с детьми и стать заметным лево-экологическим фактором в гамбургском регионе.
 
Группа сформулировала свои представления в конце 1983 г. в декларации принципов «В условиях опасности и большой нужды средний путь ведет к гибели». Важнейшие принципы верны до сих пор:
 
– Левое понимание политики: жить вместе и трудиться коллективно, оказывая политическое влияние на окружающий мир;
– Общая экономика: хозяйствовать, складывая все «в один котел» и беря из него;
– Принцип консенсуса: решения принимаются по общему согласию;
– Коллективный труд (по возможности, многостороннее взаимосвязанный, экологичный и социально приемлемый);
– Демонтаж структур малой семьи, патриархальных и капиталистических структур и борьба с ними (общая ответственность друг за друга).
 
На основе декларации принципов, с начала 1984 г. по всей ФРГ была развернута кампания поиска 100 человек, вместе с которыми проект в гамбургском регионе мог бы начать действовать.
 
Из ряда крупных встреч, собиравших до 300 взрослых, в течение 1984 – 1985 гг. выявилась собственная инфраструктура:
 
– группы поиска дома и (или) двора (на этот предмет было исследовано более 300 объектов в районе Гамбурга!);
­­– предварительное общество по сбору капитала с более чем 100 членами;
– межрегиональные встречи по отдельным сферам деятельности (ремеслу, питанию, здравоохранению, сельскому хозяйству и т.д.);
– группы контактов в регионах (Южной Германии, Рурской области, Гессене, Берлине и т.д.);
– создание жилищных сообществ и трудовых коллективов в Гамбурге с тем, чтобы как можно скорее приступить к осуществлению проекта;
– проектное бюро, которое в т.ч. ежемесячно рассылало участникам проекта по всей стране информационный бюллетень «Гекламмертен Верке»;
– общество содействия проекту, которое приступило к изданию циркуляра, выходящего до сих пор.
 
Около 1000 человек проявили вы течение 1984—1986 гг. интерес к планированию проекта и частично участвовали в этой работе.
 
От первого объекта, который продвинулся до заключения предварительного договора о покупке, пришлось отказаться в декабре 1985 г. Договор о ссуде был подписан всего 60 человеками. Второй объект, в котором приняли участие 35 человек, также оказался неудачным в апреле 1986 г. На этом мы сочли, что район Гамбурга для реализации проекта пока что бесперспективен. К тому же, группа тех, кто еще сохранил выдержку и энергию, со временем сильно сократилась, и много сил ушло впустую….
 
Совершенно случайно мы услыхали о Нидеркауфунгене, деревушке в Северном Гессене, в 10 км. от Касселя, в центре которой стоял большой комплекс зданий, частично пустовавший…. После полугодового процесса переговоров и принятия решения, большая часть гамбургской группы 12 декабря 1986 г. приобрела эти здания (Часть оставшихся купила двор в Шлезвиг-Гольштейне, чтобы заняться сельским хозяйством, что поначалу казалось невозможным в Нидеркауфунгене. Третьи остались в здании, арендованном в период подготовки проекта в Ютерзене, чтобы попытаться осуществить проект вблизи города; эта группа самораспустилась в начале 1991 г.).
 
На сегодня (в июле 2008 г.) нас здесь 56 взрослых (30 женщин, 26 мужчин) в возрасте от 25 лет до 61 года и 19 детей и молодых людей (10 мальчиков и юношей, 9 девочек) в возрасте от 8 месяцев до 20 лет. (Прим.перевод.: В 2009 г. к проекту присоединилось несколько молодых людей из лагеря-семинара «лаборатория будущего» U30; кроме того, у одной из пар коммунаров родился сын).
 
2. Принципы.
 
2.1. Левое понимание политики.
 
Левое понимание политики, конечно же, – принцип неточный и растяжимый: в коммуне представлено все: от левоэкологических, марксистских и феминистских до анархистских позиций. В повседневной жизни здесь мы практикуем его скорее недогматически, и однако же он пронизывает все. В конце концов, все остальные принципы (консенсус, общая экономика, растворение (властнических) структур малой семьи основаны на идее иного, неиерархического общества, вырастающего из левого общественного анализа, некоторые аспекты которого разъяснены в декларации принципов.
 
В этом отношении, строительство данного проекта воспринимается нами как попытка осуществления иного общества и, тем самым, как политическое действие. Это единственная политическая работа, которой все коммунары активно занимаются вместе. Кроме того, многие члены коммуны сами по себе в большей или меньшей степени охвачены политическими действиями, связанными с такими темами, как борьба против перевозки радиоактивных отходов «Кастор» и строительства шоссе A44. Участие в Союзе действий против правых, экологическом и женском движении, акциях в связи с вопросом о беженцах, в Аттак, Федеральной координации по интернационализму, Свободном радио Касселя и в прежних формах политической работы, вроде написания и раздачи листовок, организации демонстраций, контактов с муниципальной политикой и т.д., остается делом индивидуального интереса и оставляется на усмотрение отдельных членов.
 
2.2. Общая экономика
 
В том, что касается денег, мы проводим четкое различие между: а) вложениями; б) потреблением (текущей повседневной экономикой).
 
а) Наше имущество состоит из денег, внесенных коммунарами при вступлении (условия см. в пункте о вступлении и выходе), и из денег, взятых взаймы (у банков, фондов, родственников, друзей). На эти средства осуществляются покупка зданий и их расширение; кроме того, отдельным сферам работ в коммуне предоставляются ссуды из общего имущественного «котла» для осуществления вложений (покупки машин и т.д.).
 
б) Текущие доходы нашей повседневной экономики состоят, в основном, из оплаты труда доходов, получаемых отдельными сферами работ, и заработков, получаемых членами, работающими за пределами коммуны. Сюда же относятся гонорары, пособие по безработице, пособие на детей, подарки и т.д.
 
Деньги расходуются на удовлетворение повседневных (и не столь уж повседневных) потребностей: от зубной пасты до автомашин.
 
Наши текущие доходы и расходы составляют в среднем 935 евро в месяц на одного взрослого, но это лишь в ограниченной мере говорит что-либо о наше уровне жизни, поскольку нам удается экономить деньги за счет организации большой группой (общие гардероб и библиотека, совместное использование автомашин, стиральных машин, оптовые закупки и т.д.) и низких расходов на жилье.
 
У нас не аскетический проект, и мы, как группа, не принимаем решения о том, какие потребности «подлинные», а какие «ложные» или компенсаторные. У нас нет регулирования карманных денег: каждый или каждая берет из общей кассы по своим потребностям. Обсуждение разнообразия в потребительском поведении – это желательная составная часть нашей общей экономики. 
 
Финансовые переводы из коммуны, в нее и внутри нее организуются и документально фиксируются одной из наших сфер работ – администрацией. За каждый месяц составляется детальный баланс доходов и расходов.
 
2.3. Консенсус
 
У нас это означает: все могут принимать участие в обсуждении и принятии решений; голосование не проводится; каждый коммунар имеет право «вето». В декларации принципов сказано: «Мы хотим, чтобы было возможно принимать решения, которые учитывают мнение каждого и тем самым могли бы осуществляться всеми». Все мы собираемся на общее собрание раз в неделю. Участие каждого ожидается. Дети могут участвовать в собрании и вносить свои предложения.
 
Форма нахождения решений развивалась с течением времени. Вместо того, чтобы дискутировать на общих собраниях, мы с некоторых пор проводим более интенсивное обсуждение отдельных тем в пленарных подгруппах. Это было необходимо для разгрузки общего пленарного собрания из-за большого числа обсуждаемых пунктов, роста группы до размеров, когда стало трудно проводить осмысленные дискуссии, часто неравного умения говорить и аргументировать у отдельных членов. При этом за последние годы доказало свою дееспособность правило, в соответствии с которым принятое решение действует предварительно в течение 2 недель, до следующего общего собрания, после чего, если нет возражений, оно окончательно вступает в силу. Это дает возможность успокоиться, прояснить недоразумения, еще раз проверить собственное мнение или объяснить их другим.
 
Хотя принцип консенсуса в нашем случае оправдал себя, остаются и нерешенные проблемы. Имеются трудности в связи с различным умением говорить, опасениями остаться со своим мнением в одиночестве или не иметь силы для последующего обсуждения. Это означает: при осуществлении принципа консенсуса, в будущем необходимо также проявлять большее внимание в том, что касается структур и групповой динамики.
 
2.4. Демонтаж структур малой семьи
 
У осуществления этого принципа есть две стороны: одна, структурная, легко поддается описанию, другая – касающаяся индивидуальных изменений – куда сложнее.
 
Экономически-освободительные аспекты
 
В структурном отношении нам есть что предложить:
– благодаря общей экономике и (официальной) равной оценке труда мы препятствуем складыванию все еще доминирующего в обществе разделения ролей между кормильцем и домохозяйкой, между более ценимым «производительным» и менее ценимым трудом в сфере «воспроизводства»;
– детская группа и кухня – отдельные и полноценные сферы труда; они создают для родителей / взрослых свободное пространство для их труда / свободного времени.
– уход за детьми в принципе признается рабочим временем.
 
Тем не менее, на индивидуальном уровне нас по-прежнему сопровождают патриархально-капиталистические механизмы в нас самих, характерные для структур малых семей. Поэтому время от времени (и нередко) происходят дискуссии на эту тему, и идут позитивные процессы.
 
Аспекты жилья и отношений
  
В настоящее время имеется 12 жилых групп, включая одну лесбийско-женскую группу и одно мужское сообщество. Группы имеют очень разные размеры – от 3 до 8 взрослых и до 4 детей. Разделение на жилые группы, как и предполагалось в декларации принципов, проявило себя как хороший структурный подход в отношении структур малой семьи. Однако же наши трудности в принципе не особенно отличаются от тех, какие существуют в остальном обществе. Нам тоже приходится бороться с ревностью, страхом, что любовь пройдет, страхом быть отвергнутым или отвергнутой, властническим мышлением и желанием обладать в отношениях внутри пар (и в группе в целом).
 
О том, как выглядят идеальные структуры отношений между взрослыми и между взрослыми и детьми, все коммунары дискутируют достаточно редко. Нужны и детям более тесные связи со своими  родителями или для них лучше равноправные контакты с как можно большим числом людей, являются ли парные отношения частью решения или частью проблемы, какие иные формы отношений желательны, – по всем этим вопросам у нас существуют различные мнения и различные реалии.
 
Соответственно, мы живем здесь или более или менее прочными парами, группами по нескольку человек или по одному. Есть и гетеросексуальные, и гомосексуальные отношения.
 
Помимо структур интимных отношений, все члены коммуны вовлечены в разнообразную сеть отношений друг с другом: сферы труда, жилые группы, малые пленарные группы, рабочие группы, соседи по обеденному столу и т.д. Мы постоянно встречаемся друг с другом, вступаем в отношения друг с другом или отгораживаемся друг от друга; другие видят наши горести и радости, наши недостатки, слабости и силу. На этой основе, конечно же, случаются различные конфликты, трения, столкновения: ведь каждый или каждая может наткнуться на других, которые своим поведением невольно могут наступить ему или ей, что называется, на мозоль.
 
(Как пояснил в разговоре со мной один из коммунаров, большие размеры коммуны выступают здесь как явное преимущество. Представь себе, что ты должен постоянно сидеть за столом и общаться с человеком, которого ты почему-либо избегаешь, – объяснил мне он. – А у нас ты можешь просто отсесть и общаться с другими: выбор велик, – прим. перевод.).
 
Именно эти личные конфликты, скажем, в сферах труда, жилой группе и т.д., чаще всего и являются самой трудной, нудной и болезненной проблемой коммуны – а вовсе не споры по вопросам общей экономики или нахождения консенсуса, как предполагают многие извне. Нередко в этих спорах отражаются и общественные конфликты: ведь все мы несем в себе из прошлого принятые в обществе оценки, например, в отношении возможностей, трудовой морали и т.д., и приносим с собой специфическое общественное разделение ролей и модели реакций.
 
К решению конфликтов иногда привлекаются другие, непосредственно не заинтересованные коммунары. С этой целью мы летом 2000 г. организовали арбитражную группу.
 
С конца 2002 г. у нас есть группа людей, которая регулярно собирается для осуществления ненасильственной коммуникации. Этот подход многие из нас считают весьма полезным для того, чтобы сохранять конструктивный контакт даже в ситуациях конфликтов между различными интересами и точками зрения. Он позволяет найти путь к тому, чтобы общаться друг с другом в ситуации помех, находя решения при взаимном уважении и учете потребностей всех.
 
После многолетнего перерыва у нас опять работает мужская терапевтическая группа самопомощи.
 
Дети и молодежь в коммуне
 
В июле 2008 г. в нашей коммуне жило 19 детей и молодых людей в возрасте от 8 месяцев до 20 лет. Четверо детей ходили в наш дневной детский садик, 6 ходили в обычные школы в деревне или в Касселе, четверо учились в Свободной школе в Касселе, семеро учились в вузах или проходили обучение после школы.
 
Сфера работы с детьми, которая прежде была внутрикоммунарской, в мае 1992 г. превратилась в официально признанный, интегрирующий, межвозрастной детский садик, в который ходят не только дети из коммуны, но и 11 детей из деревни Кауфунген.
 
Раз в год дети членов коммуны на две недели отправляются в отпуск вместе с не-родителями.
 
Послеобеденный уход за детьми осуществляется, в основном, родителями, которые для этого освобождаются от работы в какой-либо иной сфере труда, а частью это дело берут на себя и другие коммунары. Здесь ясно видно сложное соотношение между целями, которые все считают правильными (общая ответственность за детей), и индивидуальностью людей, живущих в коммуне. Спектр простирается от коммунаров, которые, не являясь родителями, регулярно берут на себя ответственность за послеобеденный уход и укладывание детей спать, до тех, кто не хочет возиться с детьми.
 
Все же следует заметить, что дети имеют важные контакты и с другими людьми, помимо их родителей, так что, например, родители могут отправиться в поездку без детей (и наоборот). Это знак того, что неминуемая в противном случае зависимость детей от родителей и привязка родителей к детям смягчены.
 
Дети развивают самые разнообразные отношения не только со взрослыми, но и друг с другом. Они контактируют со старшими и младшими детьми (коммуны), находят свои пути спорить и договариваться и все больше вырабатывают групповое существование, независимое от взрослых.
 
В начале 1991 г. возникла оживленная дискуссия по вопросу: сколько детей мы хотим здесь иметь? Ее вызвал неожиданно усилившийся интерес к вступлению со стороны людей с детьми. Спор привел к принятию решения о том, что при дальнейшем росте коммуны следует соблюдать пропорцию в 3 взрослых на 1 ребенка. Такое решение не принесло большой радости, но было воспринято многими скорее как вынужденное.
 
Наша молодежь не становится автоматически членами коммуны, начиная с установленного возраста. Как будет выглядеть вступление в члены молодежи коммуны, будет решаться, безусловно, тогда, когда этот вопрос встанет конкретно.
 
2.5. Демонтаж структур власти на основе половой принадлежности
 
Поведение людей, связанное с их половой спецификой, пронизывает все стороны нашей жизни, и мы – различным образом и в различных масштабах – сталкиваемся с этим и в коммуне: в работе, в жилой группе, в наших отношениях, в ходе дискуссий и т.д.
 
В коммуне имеется несколько механизмов, которые способствуют демонтажу власти на основе половой специфики:
 
– мужчины и женщины в равной мере принимают участие в воспитании детей и уходу за ними;
– в результате повышения авторитета таких сфер воспроизводства, как уход за детьми и кухня, они уже не являются исключительно достоянием женщин. Существует план уборки общественных мест, так что все коммунары в равной мере заняты этим;
– все коммунары имеют профессию; и женщины, и мужчины создают сферы труда и работают в них;
– любой и любая имеют одинаковые возможности доступа к нашему общему имуществу и деньгам;
– имеются осознанные женско-лесбийская и мужская жилые группы.
 
Кроме того, мы изменяем языковое поведение в коммуне, разговаривая менее антиженским языком. Дискриминация, сексуальные оскорбления и физическое насилие в коммуне не допустимы.
 
Несмотря на все это, мы не можем отгородиться от общественных реалий. Мы ежедневно сталкиваемся с ними и в разной степени затронуты ими. И, разумеется, мы приносим с собой в коммуну нашу социализацию в сфере половой специфик, и нам нелегко освободиться от заученных и усвоенных ролей.
 
3. Повседневная жизнь.
 
3.1. Труд
 
Наши сферы труда
 
Все мы работаем в производственных или воспроизводственных сферах труда коммуны или на работах вне ее, в других организациях, объединениях, на предприятиях. Это не только обеспечивает наше экономическое существование и воспроизводство. Значение сфер труда для нас выходит далеко за эти рамки.
 
Альтернативный способ производства означает для нас связь с продуктами, которые мы изготавливаем или потребляем, демонтаж отчужденного труда, возможность отчасти самостоятельно удовлетворять свои основные потребности, повышение значимости труда в области воспроизводства (женского труда) путем признания его отдельной сферой труда, демонтаж трудовых структур на основе половой принадлежности. Эти цели мы осуществили лишь частично, причем не стремясь к полному самообеспечению или же автаркии.
 
С помощью наших сфер коллективного труда мы стремимся в экологическом и экономическом отношении включиться в региональное хозяйство.
 
В настоящее время уже имеются следующие сферы труда:
 
– В нашем интегрирующем детском садике «Подкапывающие мыши» работают 3 женщин и 2 мужчин. В 1992 г. учреждение было признано государством. В настоящее время здесь осуществляется уход за 15 детьми с первых месяцев жизни и до школьного возраста.
 
– В нашем предприятии биологического сельского хозяйства «Красная свекла» работают 4 женщин и 1 мужчина. С 1988 г. мы выращиваем овощи и травы для собственных нужд и на продажу через наш сельский магазин. На 1500 кв.м. мы выращиваем семена с тем, чтобы биологически развивать и умножать приспособленные к климатуи устойчивые растения. Семена можно заказать по всей Германии через семенную инициативу «Цеп». Сфера «Фруктовая мануфактура» выращивает разнообразные сорта яблок и груш в саду, оказывает услуги по подрезке фруктовых деревьев и проводит помологические консультации, изготовляет фруктовые соки.
 
– В сфере труда «Скотоводство» на дворе Биркенгрунд работают один мужчина и одна женщина. Они ведут биологическое хозяйство на 20 га и снабжают мясом, колбасами, молоком, сыром и другими молочными продуктами коммуну и покупателей вне ее.
 
– В Конференц-доме работают 4 женщины и 1 мужчина. Дом имеет 27 мест в дву- и трехспальных комнатах и много места для проведения встреч. Он сдается группам извне, которые проводят там семинары, и используется для образовательной деятельности коммуны. Предлагаемые образовательные программы включают семинары и отпускные лекции по таким темам как «Иначе жить – иначе работать», «Продолжительность использования – перспектива выживания», «Обеспечение по старости», «Разрешение конфликтов», «Ненасильственная коммуникация» и «Мастерские будущего». Эти и другие семинары могут проводиться также по специальным запросам групп или школьных классов.
 
– Наша сфера труда «Питание / Кухня» готовит полноценную, качественную пищу для участников конференций, службы дневного ухода и детского садика. Но, в первую очередь, она готовит для членов коммуны. Служба организация биопарти «КоммМеню» принимает заказы извне. В сфере работают в настоящее время 4 мужчин и 1 женщина.
 
ООО «Комм-Бау» занимается работами по строительству, металлоконструкциям, парковке велосипедов, теплоизоляции, внутренней отделке, строительно-столярному делу и изготовлению мебели. Пятеро мужчин выполняют заказы внешних клиентов из окрестностей Касселя и совместно с другими коммунарами заботятся о проведении наших собственных работ по перестройке и санации.
 
– В сфере «Администрация» 2 мужчин и 1 женщина заботятся о капитале коммуны, текущих финансах, бюджете и административно-технических услугах для коммуны, ее объединений и предприятий. В Декларация принципов записано, что работники в этой сфере подлежат ротации, но это положение мы не осуществили. С одной стороны, потому что потребовались преемственность и профессионализм, с другой – риску концентрации власти, которой мы опасались, препятствует прозрачность. К тому же, интерес, проявленный к работе в этой сфере, до сих пор оказался не настолько большим, чтобы позволить часто менять участников.
 
– Консультационная группа «Комм-Рат» (4 женщин и 2 мужчин из Конференц-дома и Администрации) предлагает консультации различным проектам жилых сообществ, самоуправляющимся предприятиям и проектам, жилищным проектам, политическим инициативам и неправительственным организациям.
 
– В настоящее время имеются 3 коммунаров, работающих по найму за пределами коммуны. 9 других коммунаров сейчас не включены в сферы труда либо включены в них частично или разрабатывают планы новых сфер труда.
 
– В октябре 2003 г. была открыта частная практика физиотерапии, в рамках которой одна из членов коммуны предлагает услуги по иглоукалыванию и лечебной гимнастике.
 
– В апреле 2006 г. была открыта дневная служба по уходу Лоссеталь. В ее рамках осуществляется дневной уход за больными церебральным параличом. В настоящее время в коллективе работают 9 коммунаров.
 
Мы хотели бы организовать новые сферы труда и дополнить уже имеющиеся. Не все из предусмотренных в Декларации принципов сферы оказались возможными здесь, поскольку частично они уже имеются вне коммуны (Свободная школа), а частью пока не нашли единогласной поддержки членов. Мы рады людям, которые смогут создать здесь новые сферы труда, проявив фантазию и активность, но также и экономический реализм.   
 
Опыт коллективного труда
 
Наши ощущения от коллективного действия различны, в зависимости от сферы труда и личного состава участников. Преобладает позитивный опыт. Случаются конфликты по причине различий в квалификации (отчасти на основе половой специфики) и подхода к работе, возникновения неформальных иерархий, стремления действовать в одиночку, содержательных разногласий и личной антипатии. Мы стараемся перевести их в конструктивное русло.
 
Сферы труда автономно принимают решения относительно использования инвестиционных кредитов, получаемых от коммуны, а также относительно собственной организации. Информирование, прозрачность и дискуссия осуществляются в т.ч. с помощью отчетов сфер труда, которые предоставляются каждой сферой, отдельно работающими членами и теми, кто работает вне коммуны, примерно раз в год на пленуме.
 
В общем и целом, наши оценки относительно обоснования сфер производства, структуры и осмысленного содержания труда, которые были зафиксированы в Декларации принципов, доказали свою практическую применимость в коллективном труде.
 
Одновременная ответственная работа в нескольких сферах труда оказалась, однако же, нереалистичной, ибо неосуществимой и нецелесообразной, равно как и структурно предписанная ротация.
 
Трудовые потребности
 
Наша Декларация принципов сформулирована так, чтобы в ней нашли свое место люди с весьма различными мыслями и представлениями о жизни и труде. Этот факт заметнее всего в нашем отношении к труду и самому понятию о том, что значит «трудиться»:
 
– Мы трудимся в разных объемах, с разной скоростью, с разной ответственностью, и по-разному определяем, что должно рассматриваться как труд и следует ли делать различие между трудом и свободным временем.
 
– Факт, что, несмотря на эти различия, хаоса не наблюдается, но существует сеть правил, соотношения и взаимопроникновения различных видов деятельности. Благодаря этому сложилась приемлемая структура повседневного труда.
 
– Фактом является и то, что, благодаря структуре коммуны, многие виды деятельности, которые занимают много времени и не всем нравятся (например, приготовление пищи и администрация), как индивидуальные занятия, исчезли, но возникли новые (например, ведение протокола пленарных собраний, разговоры с теми, кто заинтересован во вступлении, продумывание вопроса об обеспечении коммунаров по старости и т.д.).
 
Мы вполне можем позволить себе сохранить различное отношение к труду (в соответствии с нашим, заимствованным у Маркса, представлением: «Каждый по своим способностям, каждому по его потребностям»).
 
С другой стороны, на практике это нередко создает проблемы. Так, в Декларации принципов, участие в пленарных заседаниях, культурная деятельность и политическая работа также определяются как труд. Несомненно, что это так и есть. Но мы все еще не пришли к консенсусу, насколько и в какой мере, скажем, участие в пленумах должно включаться в установленное правилами рабочее время. В Декларации принципов имеется противоречие между 8-часовым рабочим днем, с одной стороны, и ликвидацией разделения на труд и свободное время, с другой. Такое разделение по преимуществу сохраняется, в том числе и потому, что наличествует стремление к равному распределению труда, что, в противном случае, было бы неосуществимо.
 
3.2. Организация повседневной жизни
 
Коммунары обычно едят вместе. Для этого установлено четкое время: с 7 до 9 утра, а также в 13.00 и 18.00, по часу. Работы, которые не осуществляются кухней как сферой труда, выполняются коммунарами по очереди: за готовку и мытье посуды в конце недели, послеобеденное мытье посуды и организацию ужина в течение недели поочередно отвечают жилые группы. Для мытья посуды после ужина и приготовление завтрака имеются группы с установленным членством.
 
Чистка общих помещений, лестниц, мастерской и т.д. производится всеми вместе по субботам, утром. Уход за садом оставляется на индивидуальное усмотрение отдельных коммунаров.
 
Несомненно центральной частью повседневной организации является «автоплан»: люди определяют, когда и на какой машине они собираются ехать. Благодаря этому, мы в настоящее время можем обходиться 8-ю легковыми машинами. У каждой машины есть «шеф», ответственный за ее функционирование. К этому добавляются 2 транспортные машины, которые закреплены за мастерскими.
 
Наряду с машинами, у нас есть 10 месячных проездных на трамвай, которые мы передаем друг другу, и, конечно же, целый сарай с велосипедами. В целом, мы проделываем на общественном транспорте примерно столько же километров, что и на машине.
 
Наши общие учреждения – это библиотека (примерно 30 кв.м., заполненных книгами), одежный шкаф для взрослых и для детей (где коммунар может присмотреть себе что-то, прежде чем отправиться в универмаг) и помещение для стирки с 3 стиральными машинами для всей коммуны.
 
В распоряжении всех, кто стремится к самореализации помимо своей работы, находятся домашняя мастерская, музыкальный зал, ателье и большое многоцелевое помещение.
 
За последние годы в коммуне начали складываться свои традиции:
 
– празднование рождества и рождественский ужин;
– ежегодный праздник двора (см.3.3);
– дважды в год коммуна в течение нескольких дней проводит закрытые собрания малыми группами, чтобы более интенсивно обсудить комплекс предстоящих тем;
– начиная с «дней видения» в январе 2002 г., мы раз в месяц дополнительно проводим вместе послеобеденное время, которое организуется по-разному (праздник, труд, дискуссии и т.д.);
– участие в региональном фестивале со своим стендом «кофе + пирог»;
– в зависимости от времени года организуются общие работы: по сбору урожая фруктов и овощей, консервированию, заготовке дров и организации дровяного отопления, которое снабжает все здания теплом с зимы 2001–2002 гг.;
– в небольших рамках отмечается праздник солнцеворота.
 
Помимо пленарного собрания раз в неделю, в некоторых жилых группах есть фиксированный еженедельный групповой вечер. Имеются также фиксированные группы по различным коммунальным вопросам (планирование достройки, обеспечение по старости и т.д.): они собираются регулярно и отчасти существуют достаточно длительное время. Другие небольшие группы (например, женская, политическая, йоги и т.д.) возникают и исчезают, в зависимости от желания и потребностей коммунаров.
 
3.3. Работа с общественностью – Контакты с внешним миром
 
Наши контакты «вовне» трудно представить в виде краткого обзора: в отдельных случаях, они служат выражением склонностей отдельных коммунаров, чаще это объединение многих из нас, движимых общим интересом, и куда реже – дело всей коммуны в целом. Иногда на первый план здесь выходят личные моменты, иногда – экономические, иногда – политические, а иногда соединяются все три.
 
Общее состоит в нашем желании и стремлении не быть и не хотеть быть неким непорочным островом посреди гиблого, капиталистически-патриархального болота ФРГ. Мы стремимся к оживленному – взаимно плодотворному – обмену с ближайшим и отдаленным окружением.
 
а) Коммунальная работа с общественностью      
 
Мы претендуем на то, чтобы наступательно представлять свое содержание внешнему миру.
 
Мы воспринимаем наш Конференц-дом как «гончарный круг наших идей». Мы проводим собственные семинары и предоставляем наш дом в распоряжение другим группам и организациям. Заинтересованным группам мы сообщаем о наших идеях и нашей повседневной жизни. Часто мы проводим по запросам экскурсии по нашей территории и рассказываем о жизни в коммуне. Мы делаем доклады, пишем статьи для печати, проводим информационные мероприятия по коммуне в других городах и т.д.
 
Каждый год мы проводим наш дворовый праздник, на который приглашаем население из ближайших окрестностей, друзей, знакомых и близкие нам инициативы и проекты.
 
Для людей, которые находятся в поисках своего проекта, мы, вместе с другими коммунами из сети «Коммуя», организовывали до сих пор уже 6 раз встречи по созданию групп с участием 250 – 300 человек (встречи «Поехали»). 7-я состоится в 2009 г.
 
б) Внешние контакты
 
Община Кауфунген с населением в 13500 человек давно уже не являет собой сельскую идиллию; скорее, она носит характер маленького городка или пригорода.
 
Наши соседские отношения неплохи, учитывая различие в образе жизни. Наши контакты и степень знакомств растут (участие в деревенском празднике, дворовый магазин, собственный дворовый праздник), причем важную роль в этом играют наши связи на основе труда.
 
Важной точкой притяжения служит Кассель, крупнейший город региона. У некоторых из нас там друзья, хобби или политические инициативы, в которых они участвуют.
 
В окрестностях есть несколько проектов, с которыми мы поддерживаем дружеские и экономические контакты.
 
Как отдельные личности, мы активно действуем, сообразно с собственными интересами и позицией.
 
Раз в год проводится общефедеральная встреча по коммунам. У нас есть связи с коммунами в Дании, Израиле, Португалии, США и Новой Зеландии.
 
4. Территория и сооружения
 
Комплекс наших зданий в сердце Нидеркауфунгена был первоначально большой усадьбой (двором) имения. В начале 1960-х гг. здания были перестроены тогдашним владельцем в общежитие для иностранных рабочих; сложившаяся в результате структура зданий все еще заметна, несмотря на некоторые перестройки.
 
Территория в цифрах:
 
– Коммуна занимает в местечке площадь размером в 10 тыс.кв.м.
– Из общей площади зданий в 5800 кв.м. в качестве жилых используются ок.2100.
– Хозяйственные помещения, подвалы и складские помещения охватывают площадь ок.2900 кв.м.
– Оставшиеся 800 кв.м. – пространство, которое может быть еще использовано для жилья или переоборудовано для каких-либо целей.
– Ко времени покупки здания находились в основном в плохом состоянии, преимущественно без теплоизоляции и т.д. Со временем почти все здания были подновлены или изолированы с помощью целлюлозы (Isofloc), большинство крыш изолированы. В конце 1996 г. мы приобрели двор на выселках в 10 минутах езды на велосипеде от коммуны. Там размещается наш скот.
– В 2007 г. был приобретен жилой дом по соседству в местечке.
– В главном комплексе зданий вместо прежнего мазутного отопления была встроена экологичная местная электростанция на газе, которая дает не только тепло, но и электричество; дальнейшее мазутное отопление было заменено на газовое. Хозяйственные помещения были теплоизолированы, а мазутное отопление там было заменено на современное дровяное, которое с зимы 2001–2002 гг. снабжает теплом все здания.
– 2 резервуара по сборке дождевой воды (вместимость 41 тыс.л.) обеспечивает дождевой водой центральные стиральные машины, все туалеты и часть водопроводных кранов.
– Внешние площадки были в основном асфальтированы или засыпаны щебнем. Со временем большая часть из них была «распечатана» и превращена в сады, так что их прежний облик теперь уже неразличим. Кроме того, одна из семей соседей предоставила в наше пользование фруктовый сад, примыкающий к нашей территории.
 
5. Вступление в коммуну и выход из нее.
 
За прошедшие годы мы все время – хотя и с разной интенсивностью – искали новых людей, давали объявления в газетах, проводили информационные мероприятия, устраивали маленькие и большие встречи знакомств. На основании накопленного нами опыта попытаемся выстроить процесс знакомства между коммуной и человеком, заинтересованным во вступлении.
 
Вступление
 
Тот, кто слышал или читал о нас и подумывает о вступлении в коммуну Нидеркауфунген, знакомится с коммуной поближе на одном из мероприятий в уик-энд. Тот, кто обнаруживает, что наша коммуна ему или ей действительно могла бы подойти, имеет возможность пожить и поработать с нами в рамках т.н. «ознакомительной недели» (или нескольких недель). Людей, имеющих скорее общий, теоретический или неконкретный интерес к (нашей) коммуне, мы отсылаем к устраиваемым нами по нескольку раз в год в нашем Конференц-доме семинарам и отпускным курсам «Жить в Коммуне» и «Иначе жить – иначе трудиться».
 
Процесс взаимного знакомства между коммуной и интересующимся чаще всего оказывается длительным. Желающий вступить просит об испытательном сроке. Каждая из наших жилых групп затем, как правило, собирается в один из вечеров вместе с новичком; при этом все участники имеют возможность задать соответствующие вопросы и высказать возможные сомнения. В распоряжение каждого нового человека предоставляются люди, которые заботятся о нем: они должны во время испытательного срока консультировать его и помогать разрешать его вопросы и проблемы в связи с его вступлением.
 
Перед испытательным сроком и после него каждый коммунар письменно высказывает свое мнение. Решение о начале испытательного срока и о вступлении в коммуну принимаются на основе консенсуса, причем коммуна, как правило, принимает решение через 3 месяца, а новичку для его решения предоставляется время до 6 месяцев.
 
Мы ожидаем, что новый человек во время испытательного срока будет трудиться в одной из существующих в коммуне сфер труда (или же, с согласия коммуны, организует новую сферу) и / или присоединится к одной из существующих жилых групп.
 
Во время испытательного срока человек, проявивший интерес к вступлению, обладает всеми правами и обязанностями «полноправного коммунара», за исключением того, что он (она), во-первых, не имеет права вето на решения коммуны, и, во-вторых, его имущество еще не включается в общую экономику. По окончании испытательного срока вступающие люди должны внести имеющиеся у них деньги в общее хозяйство.
 
Выход
 
Выйти из коммуны можно очень быстро, но, как показывает опыт, для его осуществления требуется более длительное время. Дело в том, что коммуна заявляет о своем намерении поддержать выходящих в начале их новой жизни в соответствии с их потребностями (и в рамках возможностей коммуны).
 
В том, что касается финансовой стороны, у нас действует правило, согласно которому каждый коммунар заключает с коммуной «договор о выходе» – индивидуальный, юридически обязывающий и подлежащий единогласному утверждению со стороны коммуны. В нем зафиксировано, что можно взять с собой при выходе из коммуны.
 
Эти договоры должны ориентироваться на индивидуальные потребности (и то, что возможно для коммуны), а не на количество денег, внесенных при вступлении.
 
6. Размеры проекта и перспективы.
 
Упоминаемая и обоснованная в декларации принципов цель организации проекта с участием примерно 100 человек по-прежнему служит ориентиром для коммуны Нидеркауфунген. Если мы когда-нибудь вырастем до таких размеров, выяснится, каким образом и какие именно организационные, строительные и личные предпосылки должны наличествовать, чтобы сделать такой рост возможным.
 
Перспективы:
 
Экономически группа стабильна.
Политически мы, как функционирующая модель, все более известная и за пределами региона, доказали осуществимость нашего общинного стиля жизни и возможности его общественного влияния.
В социальном отношении, мы развиваем альтернативы по отношению к структурам отношений и воспитания на основе малой семьи и к структурам труда, превращающим женщину в домохозяйку, а также практикуем взаимное уважение.
Психологически мы также испытываем стрессы в связи с подстегиванием, нуждами коммуникации и любви и т.д. Но здесь у нас больше возможностей для структурных и личных изменений, чем при иных условиях жизни и труда.
В том, что касается размеров, мы хотим и можем открыть эти перспективы еще многим людям, проявляющим интерес к коммуне и жаждущим ответственности, радости и жизненной перспективы.
В том, что касается труда, мы создаем новое представление о труде и учимся действовать без иерархии.
В общественном отношении, мы демонстрируем, что отделение удовлетворения потребностей от результатов труда возможно и на основе солидарности, а не только, как обычно в обществе, на основе отношений господства и эксплуатации».
 
На этом кончается брошюра, в которой жители Нидеркауфунгена рассказывают сами о себе.
 
ГОРОДСКАЯ КОММУНА
 
В Бремене я смог не только поговорить с представителями местной коммуны, но и увидеть ее своими глазами. В отличие от Нидеркауфунгена, она расположена не в сельской местности, а посреди города. Соответственно, бременские коммунары не могут заниматься сельским хозяйством и вынуждены зарабатывать на жизнь за пределами коммуны. В некотором отношении, им труднее, чем обитателям «немецкого кибуца». В то же время, они убеждены, что им удается воплотить в жизнь принципы либертарного коммунизма в еще большей степени.
 
Проект этой коммуны, получившей название «Алла Хоп», родился в 1992 г. на противоположном конце страны – в Южной Германии. Первые два года люди приходили в инициативную группу и снова уходили из нее, но постепенно положение стабилизировалось. Участники проекта ежемесячно собирались для обсуждения своих планов и возможностей их осуществить. Лишь в 1998 г. им удалось, сбросившись и заняв деньги, приобрести за 1,7 млн. марок здание бывшей конфетной фабрики в бременском районе Нойштадт. Конечно же, для проживания в таком виде оно было неприемлемо. Понадобились 4 года строительных работ, чтобы перестроить ее. Наконец, коммунары справились с этим, и бременская коммуна «Алла Хоп» начала жить. В ее распоряжении – многоэтажный дом, с 22 комнатами, несколькими кухнями (по одной на каждом этаже) и ванными и общим помещением площадью в 80 кв.м. (в нем же расположена большая общая кухня). При доме разбит сад, в котором коммунары установили 3 строительных вагончика-«бытовки». Дом официально принадлежит кооперативу «Жизнь при самоуправлении»: его членами состоят сами коммунары. По германским законам, жители должны платить кооперативу (то есть, самим себе) «квартплату». Участники проекта установили ее на низком уровне и решили, что эти средства пойдут в фонд пенсионного обеспечения коммунаров.
 
Принципы устройства бременской коммуны во многом те же, что и в Нидеркауфунгене. Все решения принимаются единогласно, консенсусом. Общие (пленарные) собрания собираются раз в 2 недели, и на них люди обсуждают вопросы столько, сколько это потребуется: пока решение не будет приемлемо для всех (пусть и без восторга!).
 
Хозяйственная жизнь основана на общей кассе. Каждый член коммуны вносит в нее то, что он зарабатывает, и берет из нее столько денег, сколько ему нужно. По словам товарища, который показывал нам свою коммуну и рассказывал о ее жизни, в среднем коммунар приносит в кассу ежемесячно около 800 евро. Но… Самое интересное, что он НЕ ОБЯЗАН это делать! Если кто-то в тот или иной месяц не может или не хочет зарабатывать (такие) деньги, другие члены коммуны не требуют с него некоего обязательного «взноса». Единственное, чем руководствуется при этом коммунар – это собственная сознательность и совесть. От каждого по его способностям.      
 
И каждому по потребностям! Здесь не принято спорить о потребностях или обсуждать их. Нам показали металлический ящичек, в котором хранится текущая наличность коммуны, и конторскую книгу: в ней каждый, берущий деньги из ящика, оставляет соответствующую запись. Я обратил внимание на то, что напротив взятых сумм не стоит имя взявшего. Да, пояснил мне коммунар, все правильно, мы не фиксируем, кто именно сколько денег берет из кассы.
 
Как и в Нидеркауфунгене, члены коммуны совместно пользуются многими вещами: компьютерами, книгами, палатками, инструментами, мебелью, иногда одеждой. И, тем не менее, жизнь здесь организована, как мне показалось, более гибко, с большей ориентацией на индивидуально различные потребности людей. Вот, например, один из коммунаров имеет привычку подчеркивать в книгах: так ему лучше запоминается прочитанное. Поскольку он не хочет черкать книги из библиотеки коммуны, он берет из кассы деньги, чтобы купить нужную литературу себе, и другие члены коммуны не возражают. Другой пример: наряду с общей едой, есть возможности готовить в кухнях на этажах и есть в небольших группах. А вообще, продукты закупаются оптом в биоторговле, у крестьян и в биопекарнях. Правда, еда не столь разнообразна, как в Нидеркауфунгене: она веганская и вегетарианская, готовят на всех раз в день, кроме пятницы, когда коммунары принимают участие в проекте «народной кухни»…
 
В бременской коммуне на сегодня живут 11 женщин, 8 мужчин и 5 детей. Существуют различные жилые сообщества: женско-лесбийские, мужские и смешанные. Сообщества, расположенные на отдельных этажах бывшей фабрики, могут теснее общаться друг с другом – или не делать этого, если предпочитают общение в большой группе.
 
А вот отношение к труду в «Алла Хоп» несколько иное, чем в Нидеркауфунгене. Один из товарищей признался, что у него там много друзей, но жить в коммуне под Касселем он бы не смог: тамошняя трудовая этика с характерным для нее гордым восприятием труда как миссии для него неприемлема. Он предпочитает меньшую обязательность и большую свободу, с перспективой стирания разницы между трудом и свободным временем. С этой точки зрения, полагает товарищ, то, что бременцам так и не удалось создать сферы труда внутри коммуны – это даже к лучшему.
 
Действительно, участники проекта намеревались после покупки дома организовать работы, которые могли бы приносить коммуне деньги (мастерские, альтернативное светское похоронное бюро и т.д.). Но эти планы пока так и остались нереализованными, и большинство коммунаров работают вне коммуны. Заработанные ими средства делятся на две части: одна переводится на общий счет, а другая обращается в наличные и попадает в тот самый металлический ящичек.
 
Большинство бременских коммунаров все же хотело бы изменить создавшуюся ситуацию. «Ясно лишь следующее, – пишут они в подготовленном коммуной буклетике. – 1. Кто не может или не хочет зарабатывать деньги, не обязан это делать. Если в нашей кассе образуется дефицит (что иногда может случиться), нужно вместе подумать, каким образом мы можем или заработать больше, или тратить меньше денег; 2. Работа ради заработка должна ограничиваться максимально 20–25 часами в неделю – это принцип, который, в конечном счете, лежит в основе нашего решения предпочитать в материальном отношении скорее скромный образ жизни; 3. Примерно 2/3 членов «Алла Хоп» хотели бы (в долгосрочной перспективе) устроиться в сферах труда, организованных самой коммуной; 4. Начало этому уже положено: с 1998 г. наш официально зарегистрированный союз «Конфетная фабрика» проводит образовательные мероприятия по вопросам перспектив жизни и труда, социальной критики, политической практики, а также – по проблемам умирания, смерти, похорон и скорби.
 
«Алла Хоп» также объединяет людей левых и анархистских взглядов (они публично отвергают капитализм, антисемитизм, расизм, сексизм, гомофобию и «нормализм»), но воспринимает себя как более политизированное сообщество, чем Нидеркауфунген. Политика для бременских коммунаров – «один из самых основных видов деятельности». Жизнь коммуной облегчает ее членам ведение политической работы, материально и духовно. Они активны в рядах движения против ограничения прав иммигрантов и высылки беженцев, ходят на демонстрации, много ездят по стране и миру, участвуя в выступлениях и кампаниях протеста. Еженедельно в общественном зале коммуны организуется «Конфетное кафе» с различными политическими мероприятиями, концертами, литературными вечерами, киновечерами, играми и т.д. С лета 2003 г. кафе располагается на специальном клубном этаже в подвале здания коммуны.          
 
Как и обитатели Нидеркауфунгена, бременцы признают, что принесли из окружающего капиталистического и властнического мира немало психологических и социальных проблем, что побуждает их к активному самоанализу и дискуссиям. Но как бы то ни было, проект живет, действует и развивается, причем без каких-либо острых споров и жалоб на чью-то «лень» или «расточительность»!
 
СЕТЬ «КОММУЯ»
 
В начале 2000-х гг. коммунитарные проекты и инициативы Германии договорились о создании «сети политических коммун», которая получила название «Коммуя» (сокращеннее от «Коммуне – да!»). В настоящее время в нее входят примерно 35 коммун, в которых состоят 500–600 членов.
 
Декларация принципов сети утверждена в 2009 г. В них сказано:
 
«Живя в коммуне, мы пытаемся приблизиться к нашим (политическим) утопиям, но не считаем сообщество самоцелью. Группы вдохновляются либертарными, освободительными, солидарными и экологическими идеями и мыслями. Коммуны, входящие в сеть, разделяют следующие основные идеи:
 
Мы хотим равноправного взаимодействия и отвергаем структуры власти
 
Поэтому в наших коммунах существует структурное равноправие; дискриминирующие структуры должны быть вскрыты и изменены. Мы стремимся к обозримости, прозрачности и понятности всех совместных действий. Мы принимаем решения на основе принципа консенсуса, чтобы находить решения, которые могут осуществляться всеми. Для нас важно, чтобы люди в коммуне могли развиваться и были в принципе готовы к дискуссии, передаче информации и участию в том, что происходит в группе. Основная идея нашей совместной жизни включает прямую коммуникацию между людьми; мы не желаем разрешать конфликты и расхождения через посредство структур и хотим обращаться друг с другом с уважением. Мы пытаемся открыть детям пространство, в котором они развиваются и реализуют себя в соответствии со своими склонностями и темпами и могут самостоятельно избрать, с кем они хотят общаться. В коммунах живут люди различной сексуальной ориентации, поддерживая между собой различные формы связи и противостоя общественным нормам, которые навязывают модели малой семьи, одиночества и гетеросексуальных пар.   
 
Мы хотим порвать с господствующим мышлением расчета и обладания
 
Поэтому мы ведем солидарное хозяйство, создавая для всех общую кассу, из которой мы берем средства, в соответствии с индивидуальными потребностями. При этом мы задумываемся о наших потребительских привычках и создаем время и пространство для человеческих контактов. Поскольку частная собственность на капитал, недвижимость и средства производства ведет к власти и зависимости, наши коммуны основаны на общей собственности. Мы не хотим определять людей по их результативности. Поэтому мы пытаемся оторваться от отчужденного труда. Во многих коммунах члены работают коллективно и на основах самоуправления. Коммуны, входящие в сеть, взаимно поддерживают друг друга через личный обмен знанием, товарами и трудом.   
 
Политические коммуны хотят изменить общественные отношения
 
В известной мере, мы уже вносим вклад в это своим альтернативным образом жизни. Наша долгосрочная цель – эгалитарные (вольные и равноправные) структуры, которые дают возможность вести освободительную, солидарную и экологичную жизнь. Тем самым мы выступаем против растущей изоляции в обществе, которое сильно ориентировано на потребление, торговлю и эксплуатацию природы, – за то, чтобы люди сотрудничали и делились друг с другом. Отдельные люди в коммунах участвуют в различных политических сферах деятельности, к примеру, в антифашистской работе, антиатомной политике, Федеральной конференции интернационалистских инициатив, свободных средствах информации, работе в области международной солидарности, действиях за сохранение разнообразия растительных культур и против генных технологий и т.д.»
 
Сеть «Коммуя» создала сайт в Интернете и издает регулярный информационный бюллетень под тем же названием; его издание переходит от одной коммуны к другой. Через него осуществляется обмен информацией и координация работы. Бюллетень выходит один раз в 1,5–2 месяца и содержит материалы, подготовленные редакцией и присланные коммунарами. С целью взаимопомощи, входящие в сеть коммуны учредили совместный фонд, в который вносят соответствующие взносы, пропорционально количеству членов. Средства из фонда идут в помощь новым или уже существующим проектам, которым экстренно нужны деньги на развитие. 
 
Ежегодно проводится встреча «Коммуя». В ней может принять участие каждый коммунар. Встречи проходят в различных коммунах, но обыкновенно – в наиболее крупных, имеющих возможности принять и разместить гостей. Такие конференции используются для обмена опытом, информацией и контактами, а также для обсуждения совместных проектов.
 
Большое внимание коммуны уделяют распространению своего образа жизни и своих идей. Ежегодно организуется «информационное турне», в котором принимают участие по 6–8 членов сети. В течение 10 дней они объезжают до 10 городов и населенных пунктов того или иного региона страны и проводят лекции, обсуждения и встречи со всеми интересующимися. К тому же, почти каждый год проводятся специальные встречи «Ну, поехали!» для людей, которые хотели бы создать общину или присоединиться к уже имеющейся. Иногда после таких поездок и встреч в коммуны приходят новые члены. А иногда возникают и новые коммуны…
 
Составил В. Г.