В российских регионах

Информация от членов и сторонников КРАС из Ростова, Тулы, Брянска, Нижегородской области...

Брянск. Ситуация в Брянской области, как и других регионах России, тяжелая, как в общесоциальном плане (что усугубляется продолжающимся финансово-экономическим кризисом), так и в плане развития и распространения анархистских идей. Среднемесячная заработная плата в Брянской области (по данным на март 2010 года) составила 12,5 тыс. рублей. Ниже среднего областного показателя была заработная плата в сферах образования (7,9 тыс. рублей), культуры (8 тыс. рублей), здравоохранения (8,4 тыс. рублей), ЖКХ (8,8 тыс. рублей), в сельском хозяйстве (9 тыс. рублей). Понятно, что при таких «доходах» молодым людям трудно жить и создать семью, не говоря уже о приобретении жилья…

С одной стороны молодежь (да и более широкие слои населения) устала от той жизни, на которую ее обрекает государственная власть, с другой – многие ее представители откровенно тупеют, становясь обыкновенными уличными гопниками без твердых жизненных ориентиров. Часть молодежи (18-25) работает на местных заводах... если вообще работает. Производственных конфликтов при всем этом за последние месяцы не было. Анархистское движение в регионе развито крайне слабо. (Сообщение сторонников КРАС в Брянске)

Ростов-на-Дону. За прошедший год общая ситуация в регионе изменилась к худшему. На некогда крупнейшем заводе «Ростсельмаш» действуют трехдневная рабочая неделя и сокращенный рабочий день; значительная часть работников была принуждена уйти «по собственному желанию». Замороженной остается большая часть строек. Безработица растет. Работу найти крайне трудно: если и есть еще рабочие места, то это труд в нечеловеческих условиях да работа на стройках по 10–12 часов. Большая часть тех, кто еще имеет работу, получает зарплату «в конвертах», подвергается ничем не ограниченной эксплуатации, полностью бесправны и не рискуют протестовать. Нередко заработанного приходится ждать по полгода. На официальных сайтах информация о социально-экономическом положении не вывешивается уже полгода, даже оппозиция не публикует никаких цифр. Социальными вопросами партии интересуются мало. Та же КПРФ больше занята своими ритуалами и выборами.

В попытке найти хоть какой-то заработок, многие люди уезжают из города. При этом социально-протестная активность почти «на нуле». Редкие социальные конфликты проходят в полной изоляции. Так было, например, с сидячей забастовкой диспетчеров аэропорта: полный информационный вакуум, никаких заявлений, никакой информации, так что выйти на контакт с бастующими так и не удалось.

Некоторая вспышка негодования среди населения наблюдалась, когда областная Дума приняла закон о пожизненном обеспечении уходившего с поста губернатора Чуба: он должен был получать около 9,5 млн. рублей в месяц, при том, что половина бизнеса в области так или иначе под контролем его семьи. Люди собирали подписи, ходили на митинги; естественно, на этой волне пытались «пропиариться» все партии. Однако когда Чуб публично заявил, что отказывается от предложенных привилегий, все сразу успокоилось. Позднее говорили, что деньги он все-таки получит…

На этом фоне наблюдается непрерывный рост националистических настроений. Периодически бьют стекла в мечетях и синагогах; нацистские SxE нападают на молодежь, которая ведет себя не так, как им нравится. Антифашистское движение малоактивно, ограничивается в основном пропагандой через Интернет.

Анархисты города и области занимаются, в основном, агитационной работой. Распространялась газета КРАС «Прямое действие», проводились еженедельные граффити-акции. 1 мая был организован ряд одиночных пикетов под лозунгом «Нет заемному труду!». Готовятся пикеты по профсоюзной тематике. Наблюдается активизация анархистской работы в Каменске-Шахтинском, где активисты провели энергичную листовочно-газетную кампанию (подробнее – http://www.aitrus.info/node/1095). (Информация КРАС-Ростов)

Тула. В отличие от ситуации во многих других регионах, в Тульской области работу найти относительно легко. К примеру, в Новомосковске работники получают сравнительно неплохую зарплату. Местный химкомбинат – по сути, градооборазующее предприятие: он существует как отдельный городок, с собственной полицией, транспортом и т.д. Проникнуть туда извне трудно. В Туле на Оружейном заводе некоторое время существовала угроза сокращений, но всерьез этого так и не произошло. Сейчас туда опять берут на работу. Серьезных социальных конфликтов в области не происходило.

Наиболее активной протестной кампанией в городе Тула за минувший год стало движение за спасение заповедника «Утриш», участие в котором приняла и местная КРАС. Движение было организовано студенческой инициативой и проходило под экологическими лозунгами, «без знамен». Первая акция кампании была удачной: в целом, по области было собрано второе по количеству число подписей за сохранение заповедника (после Краснодарского края, где расположен Утриш). Был проведен пикет, в котором приняли участие 20 человек; он привлек достаточно большое внимание. Однако второй пикет в центре не был разрешен властями, и его пришлось перенести на окраину, в неудобное место.

В мае наметился конфликт вокруг планов вырубки березовой рощи и строительства на ее месте коттеджей. КРАС также вела агитацию против этого проекта. Планы вызвали широкое недовольство населения; проблема широко освещалась в СМИ и готовились пикеты. В последний момент власти испугались, и вырубка была отменена (см. также: http://aitrus.info/node/904)

В городе Новомосковске действует профсоюз «Защита», который подвергается давлению со стороны властей и хозяев. Но попытки наладить с ним сотрудничество успехом не увенчались: актив состоит преимущественно из сталинистов или националистов.

В Новомосковске начало развиваться анархо-субкультурное и антифашистское движение. Был образован «Революционный фронт». Имели место столкновения с нацистами. Но активность очень неровная; люди так и не сумели договориться о проведении первомайской демонстрации. Анархо-синдикалистские темы субкультурщики воспринимают слабо, поскольку большинство из них не работают. (Информация КРАС-Тула)

Нижегородская область. Продолжает поступать информация о «социальной стороне» трагедии с пожарами летом этого года. Как рассказывают очевидцы из города Выкса, который был фактически окружен огнем и смогом, власти отказывались принять действенные меры для борьбы с пожарами. Местные чиновники и политики заявили, что помощь со стороны и из центра им не нужна, район справится собственными силами. Соседние с городом населенные пункты полностью выгорали. При этом, когда горели бедные деревни, тушили огонь весьма вяло; на деревню было всего по 1–­3 пожарных. Всех пожарных бросили на предотвращение сгорания богатых коттеджей: при первом намеке на опасность для богачей, их дома принимались обильно поливать водой. Когда другие люди просили сделать то же самое с их домами, пожарные отвечали им: «Вот когда загоритесь – тогда и будем тушить…».

Число погибших точно неизвестно, но оно велико: почти каждая семья потеряла кого-то из родных, знакомых или друзей. В СМИ и официальных источниках данные о жертвах замалчиваются. После пожаров начался бизнес на крови – передел собственности.

Единственное, что радует: люди оказались способны на самостоятельную инициативу и взаимопомощь. На тушение собирались сами местные жители, добившиеся того, что им выделялись машины. Предприятия охраняли рабочие, которые живут рядом с ними.